Связана с комнатой по английскому

 

  • Предисловие КАПЛЯ ОТРАЖАЕТ МОРЕ
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ СТРОИТЕЛИ ИМПЕРИИ
  • Глава первая Первые самостоятельные шаги государя
  • Потехи как средство познания
  • В Немецкой слободе
  • Глава вторая В чужих краях
  • Великое посольство
  • Заграничные ученики
  • «Предивный путь» дедушки Толстого
  • Боярин становится рыцарем
  • Европейские странствия
  • Глава третья Люди новой эпохи
  • Характер и привычки Петра Великого
  • Друзья и соратники
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЖИВЕМ КАК МОЖЕМ
  • Глава четвертая На манер политичных народов
  • «Платье носить европейское»
  • Парики вместо бород
  • Новое время
  • Новые привычки
  • Глава пятая Из жизни двух столиц
  • Обитатели «Парадиза»
  • Москвичи на время и навсегда
  • Глава шестая В военных походах
  • Хлебосольный фельдмаршал
  • Ученый на войне
  • Глава седьмая В местах государственных
  • Приказный быт
  • «Первейшее место державы»
  • Коллежские президенты
  • Глава восьмая «Без денег жить зело тяжко»
  • Государево жалованье
  • «Доходы преумножить надобно»
  • «Мы все воруем»
  • Глава девятая «Без чего жить неможно»
  • Пиршества и трапезы
  • Дороги, экипажи, кони
  • Глава десятая «Смехом искореняя пороки»
  • Юмор Петра I
  • Придворные шуты
  • Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор
  • Придворные великаны, карлики и арапы
  • Глава одиннадцатая «Праздник есть дело заботное»
  • Новый год,Святки, Масленица
  • Викториальные торжества
  • Рождение кораблей
  • Семейные праздники
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ
  • Глава двенадцатая Обряды русские и не только
  • Родины и крестины
  • Свадьбы
  • Похороны
  • Глава тринадцатая «Во многождых недугах»
  • Хвори телесные
  • Болезни нервные и душевные
  • Глава четырнадцатая «От трудов отдохнуть едва нам мочно»
  • Баталии с русским Бахусом
  • «Ассамблея — слово французское»
  • Гулянья в Летнем саду
  • «Огненные потехи»
  • Водные прогулки
  • Настольные игры
  • Глава пятнадцатая Женское окружение
  • Нелюбимая супруга
  • Метрессы и подруги на час
  • «Друг сердешнинькой»
  • Сенаторши и маршальши
  • Глава шестнадцатая «Дети суть надежда наша»
  • «При живом отце сирота»
  • Аннушка, Лизонька и большая политика
  • Маленький принц
  • Птенцы «птенцов гнезда Петрова»
  • Глава семнадцатая «Звери вельми утешны»
  • Обитатели царских зверинцев
  • Домашние любимцы
  • Послесловие
  • ПРИМЕЧАНИЯ
  • БИБЛИОГРАФИЯ
  • Иллюстрации
  • Гравюра «Победа христианства над исламом»
  • Петр I.
  • Франц Лефорт и Федор Головин
  • Русские послы в Гааге, 1697 году
  • Домик в Саардаме, в котором останавливался Петр I
  • Интерьер саардамского домика Петра.
  • Праздник в Амстердаме в честь прибытия Великого посольства
  • Петр I в Голландии
  • Петр I в Лейпциге 31 мая 1698 года.
  • Проводы Бориса Петровича Шереметева на Мальте 9 мая 1698 г.
  • Петр I и Людовик XV в Версале.
  • Внешний вид домика Петра I в Петербурге
  • Интерьер домика Петра I в Петербурге
  • Летний дворец Петра I
  • Зеленый кабинет в Летнем дворце
  • Летний дворец и Летний сад в Петербурге.
  • Скульптуры Летнего сада
  • Д.М.Меньшикова и А.Д.Меньшиков
  • Дворец Меншикова в Петербурге.
  • Александра и Мария Меншиковы.
  • Большой зал дворца Меньшикова
  • Комната свояченицы Меншикова
  • Кухонная утварь и зеркало из дворца Меншикова
  • Зимний дворец Петра I
  • Токарная мастерская в Зимнем дворце
  • Петр I в костюме корабела
  • Одежда Петра I
  • Костюм Преображенского полка
  • Матросский костюм Петра I
  • Коронационные платья
  • Немецкая слобода в Москве.
  • Дом Лефорта в Немецкой слободе
  • Петр I с арапчонком.
  • Дорожная аптечка и зубоврачебные инструменты Петра I
  • Набор хирургических инструментов Петра I
  • Глобус и измерительные приборы Петра I
  • Компас, принадлежавший Петру I
  • Чернильница Петра I
  • Курительная трубка из самшитового дерева с агатовыми вставками
  • Стеклянные штофик и стаканчик украшены вензелями Петра I.
  • Празднование свадьбы князь-папы Н. Зотова.
  • Свадьба Петра I и Екатерины Алексеевны 19 февраля 1712 года.
  • Шествие в Успенский собор Московского Кремля во время коронационных торжеств 1724 года
  • Фейерверк 1 января 1704 года.
  • Новогодние торжества 1 января 1712 года.
  • Наводнение в Петербурге 5 ноября 1721 года.
  • Петр I и Екатерина Алексеевна на Неве.
  • Коляска Петра I
  • Шкаф с китайским фарфоровым умывальным прибором
  • На этом кресле царь сидел во время посещения Адмиралтейств-коллегии
  • Бильярдный стол
  • Янтарные шахматы
  • Шут Балакирев и Шут Лакоста
  • Свадьба карликов в доме князя Меншикова.
  • Князь-кесарь Ф. Ю. Ромодановский и граф П. А. Толстой
  • Граф Г. И. Головкин и граф Ф. М. Апраксин
  • Евдокия Федоровна Лопухина, первая жена Петра I и Петр I.
  • Царевич Алексей Петрович и его жена.
  • Царская семья
  • Царевны Анна и Елизавета Петровны.
  • Царевич Петр Петрович и цесаревна Наталья Петровна
  • Чучела любимых животных Петра I.
  • Медведь Ф.Ю. Ромодановского

От автора

Петр I — величайшая фигура в российской истории. Невозможно найти другого исторического деятеля, столь существенно повлиявшего на развитие нашей страны. Споры о нем начались при его жизни и продолжаются до сих пор. Одни видят в нем разрушителя русской самобытности, исковеркавшего органичный путь России и предопределившего тем самым государственно-политические катаклизмы XX века. Другие, к числу которых относится автор этих строк, склонны считать его воссоздателем подлинной России, уничтожившим основные черты старомосковского «дремотно-азиатского» уклада, который был привнесен татаро-монголами в изначально европейскую Русь. По существу, это старый спор западников и славянофилов, в котором истина не будет найдена по причине заведомо противоположных идеологических установок Возможно, она обнаружится в синтезе мнений, что в данный момент нового осмысления истории представляется непосильной философской задачей.

Но в любом случае величие Петра I как государственного деятеля не станет отрицать ни один мыслящий человек. Поэтому вполне понятен интерес к его неоднозначной личности. Попытки оценить его интимное пространство уже предпринимались в работах различного научного уровня вплоть до трудов Казимира Валишевского, который на основании сомнительных источников вывел колоритный образ сексуального маньяка, бисексуала и законченного психопата. Подобный путь исторического творчества весьма привлекателен для значительной части читающей публики, жаждущей сенсации. Однако на основе скрупулезно собранного и тщательно выверенного фактического материала можно создать не менее интересную и в то же время достаточно достоверную картину.

О Петре Великом написаны сотни книг в России и за рубежом, но специальные исследования о повседневной жизни царя-преобразователя и его соратников отсутствуют, за исключением нескольких небольших работ, посвященных частным сюжетам. Для создания этой книги приходилось буквально по крупицам выискивать материал, рассеянный в разнообразных источниках. Ни о каком самостоятельном исследовании речь идти не могла — на это потребовались бы многие годы. Оставим подобную крупномасштабную задачу будущим поколениям историков. Пока же достаточно лишь обозначить некоторые наиболее значимые аспекты темы и пробудить тем самым интерес читающей публики к живому прошлому, столь непохожему на выхолощенные схемы учебников и занудство научных монографий.

Выражаю горячую благодарность заведующей Отделом отечественной истории Государственной публичной исторической библиотеки России Оксане Владимировне Динеевой, профессору Российского государственного гуманитарного университета Игорю Владимировичу Курукину, главному специалисту Российского государственного архива древних актов Алексею Борисовичу Плотникову и моей матушке Людмиле Ивановне Наумовой за неоценимую помощь в работе над книгой.

Предисловие

КАПЛЯ ОТРАЖАЕТ МОРЕ

История быта и нравов эпохи Петра Великого удивительна и полна парадоксов. В те времена черты старомосковского уклада жизни причудливо переплетались с европейскими нормами, насаждаемыми неистовым реформатором, а требования европейского этикета с трудом усваивались людьми, привыкшими к простоте обыденных отношений с заметной долей азиатского угодничества.

Над персонажами бурных переломных лет рубежа XVII — XVIII веков возвышается исполинская фигура великого преобразователя. Что мы знаем о нем? Петр I любил рвать зубы своим придворным, охотно посещал пыточные застенки, орудовал топором на верфях, поучал подчиненных с помощью дубины, страдал от припадков эпилепсии, курил и управлял страной в полупьяном состоянии — вот, кажется, и весь арсенал стереотипных представлений об образе жизни великого государя-реформатора. А его соратники во главе с талантливым Александром Меншиковым стремились угадать желания монарха, подсиживали друг друга и целыми днями беззастенчиво крали — нетрудно распознать набор опостылевших аллюзий современности. Эти штампы заслоняют собой главное содержание обыденной жизни петровского времени — титанический созидательный труд, познание и усвоение нового, нелегкий отказ от привычного старого уклада со всем его полуазиатским своеобразием.

Повседневная жизнь Петровской эпохи — тема поистине необъятная, заслуживающая многотомного исследования или серии монографий. В рамках одной научно-популярной работы возможно сделать лишь некоторые наблюдения, обратив внимание на отдельные наиболее существенные стороны повседневности этого переломного периода русской истории. Между тем даже такие предварительные замечания могут значить достаточно много в условиях почти полного отсутствия специальных работ по данной проблеме. Как справедливо заметил Фернан Бродель, «иной раз бывает достаточно нескольких забавных историй, для того чтобы разом высветить и показать образ жизни»(1). Подобно тому, как капля отражает море, эти сюжеты зачастую способны дать представление об эпохе.

Количество документов по данной теме настолько колоссально, что для его освоения не хватит и десяти лет. В распоряжении исследователя имеются делопроизводственные бумаги петровских учреждений, сотни законодательных актов, регламентирующих мельчайшие детали государственной, общественной и частной жизни, огромное количество писем Петра I и его ближайших соратников А. Д. Меншикова, Ф. М. Апраксина, Ф. И. Головина, Г. И. Головкина, Б. П. Шереметева, Ф. Ю. Ромодановского, Я. В. Брюса, К. И. Крюйса и многих других, мемуары и публицистические произведения близких к трону людей, журналы повседневных занятий Петра I, многочисленные дипломатические донесения, записки и дневники иностранных послов, путешественников и предпринимателей. В рамках изучаемой темы бессмысленна попытка вычленить из этого огромного массива источников какие-то наиболее существенные сведения, ибо важно буквально всё; каждая, порой на первый взгляд незначительная деталь может вдруг высветить картины минувшей, но такой зримой и реальной жизни. С другой стороны, панорама повседневности петровского времени никогда не будет полной даже при практически неосуществимом условии детальной проработки всех известных документов — всё равно многие стороны ушедшей эпохи останутся неизвестными, поскольку далеко не все реалии обыденности нашли отражение в источниках.

При работе над книгой автор пошел по единственно возможному пути вычленения нескольких наиболее важных тем, которые постарался осветить с помощью произвольно выбранных источников. Хочется верить, что собранный материал, а также методика его систематизации и интерпретации послужат некоторой базой для последующих фундаментальных исследований профессиональных историков (на решение этой задачи автор ни в коей мере не претендует в рамках данной научно-популярной работы). Что же касается остальных читателей, то они, надеюсь, откроют для себя много нового и интересного.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СТРОИТЕЛИ ИМПЕРИИ

Глава первая

Первые самостоятельные шаги государя

Потехи как средство познания

Исследуя феномен любой выдающейся личности, нужно возвращаться к истокам ее становления, к детству, отрочеству и юности. Воспитание, первичное образование, детские вкусы и привычки, игра как средство познания мира и приобретения житейских навыков — всё это накладывает неизгладимый отпечаток на последующую жизнь человека. Современные психологи установили, что личность складывается примерно к десятилетнему возрасту, после чего возможны лишь отдельные корректировки, почти не меняющие основы характера, привычек, мировосприятия и психологию человека в целом. Обратившись к рассмотрению первых шагов Петра Великого, можно понять многое из того, что поражало современников и продолжает удивлять потомков.

Кипучая энергия будущего царя проявлялась уже в самом раннем возрасте: когда другие дети начинают ходить, он сразу стал бегать. Ребенок проявлял необыкновенную восприимчивость и впечатлительность, казался старше своих лет, отличался крепким здоровьем, ранним физическим и умственным развитием. Проницательные люди могли заметить в маленьком царевиче задатки необыкновенного человека.

Преобразовательная деятельность Петра Великого выросла из игры, неукротимой тяги к познанию и разнообразным практическим занятиям.

Четырнадцатый по счету ребенок царя Алексея Михайловича и первое дитя от его второго брака с Натальей Кирилловной Нарышкиной, царевич Петр Алексеевич родился 30 мая 1672 года «в отдачу часов ночных», то есть на рассвете. Государь указал немедленно послать гонцов с вестью об этом радостном событии к придворным чинам. В пять часов утра звон большого соборного колокола призвал москвичей к благодарственному молебну в Успенском соборе. Тогда же состоялся и торжественный царский выход: Алексей Михайлович направился благодарить Господа в сопровождении бояр, окольничих, стольников, стряпчих, полковников солдатских выборных полков и голов стрелецких приказов. После молебна митрополит и высшее духовенство поздравили государя с новорожденным. По возвращении во дворец Алексей угощал в Передней палате всех участников торжественного выхода водкой, винами и разными сластями.

Наступивший через два дня Петров пост заставил отложить до разговения крестины и торжественный пир по этому случаю. 29 июня, в День Петра и Павла, царевич был крещен в Чудовом монастыре и наречен Петром. На другой день после обедни в царском дворце собрались гости: духовенство с иконами и дарами, думные и дворцовые чины, представители верхушки купечества, выборные от слобод и городов — все они явились с подношениями. Собравшихся пригласили в Грановитую палату к столу, ломившемуся от изделий кондитерского искусства. Большая коврижка изображала герб Московского государства, два сахарных орла весили по полтора пуда, лебедь — два пуда, утя и попугай — по полпуда. Были изготовлены даже «город сахарный, кремль с людьми, с конными и пешими» и «другой город четыреугольный с пушками». Каждому гостю поднесли по большому блюду с зеренчатыми сахарами, леденцами, сушеными ягодами и фруктами, корицей, арбузными и дынными цукатами. Через четыре дня был дан крестный пир, завершивший придворные торжества по случаю рождения Петра(1).

Мать новорожденного, Наталья Кирилловна, испытывала тягу к европейской культуре. Да и ее царственный супруг любил заморские новизны. Поэтому в воспитании маленького царевича заметно прослеживались новые веяния в сочетании со старомосковскими традициями. В детской комнате двухлетний Петр был окружен иноземными вещами: «музыкальными ящиками», «цимбальцами» немецкой работы; у него был даже «клевикорд» с медными зелеными струнами. Чуть позже мальчика стали забавлять предметами военного дела, у него появился целый арсенал игрушечного оружия, в том числе деревянные пищали и «пушки с лошадками»(2). Конские фигурки тоже были деревянные, обтянутые кожей; они ездили на колесиках, а их седла и уздечки были украшены драгоценными камнями. В арсенале маленького царевича имелись также изготовленные по специальному заказу крошечные луки и стрелы, а его любимым музыкальным инструментом стал барабан, в который можно было бить сигнал к атаке. Как видим, обычный интерес мальчишек к воинскому искусству начал проявляться у Петра очень рано, что, возможно, впоследствии определило жизненный путь царя-воителя, готового вести несколько войн одновременно. Для игр к царевичу приставляли сверстников из детей бояр, но в детской непременно присутствовали и карлики, забавлявшие царевича несуразными выходками и кривлянием(3). Обычная для средневековых монархов тяга к карликам и шутам сохранилась у Петра I на всю последующую жизнь.

Царь Алексей Михайлович любил навещать монастыри, в том числе и далеко отстоявшие от Москвы Саввино-Сторожевский в Звенигороде и Троице-Сергиев. Он также с большим удовольствием тешился соколиной охотой в подмосковных селах Измайловском и Преображенском. По обычаям того времени в таких поездках участвовала вся царская семья, которую сопровождали многочисленная свита и охрана из сотен стрельцов в яркой одежде, что придавало процессии восточную пышность и торжественность. С трехлетнего возраста в этих семейных вояжах участвовал и царевич Петр Алексеевич. У него была маленькая позолоченная карета, в которую впрягались крошечные лошадки «пигмейной породы», а сопровождали ее конные и пешие карлики(4).

Детство Петра проходило в неблагоприятной обстановке. Трудно сказать, каким бы он вырос, если бы всё сложилось иначе. От рождения обожаемый младший сын царя Алексея Михайловича ощущал на себе всеобщее внимание, ежедневно получал подарки, радовался ласковой улыбке отца на забавном для ребенка бородатом лице. А потом вдруг всего этого не стало: 29 января 1676 года в возрасте неполных четырех лет маленький Петр потерял доброго родителя, скончавшегося от внезапной болезни.

Мир вокруг резко переменился. Новый царь Федор Алексеевич[1] хорошо относился к единокровному братишке и никогда его не обижал, зато его мать, вдовствующую царицу Наталью Кирилловну, терпеть не мог. Она от греха подальше покинула кремлевский дворец и поселилась с сыном, родней и маленьким двором в селе Преображенском — любимой подмосковной резиденции ее покойного мужа. Этому тихому уединенному местечку впоследствии суждено было войти в русскую историю как первому пункту преобразовательной деятельности царя-реформатора…

Великий русский историк С. М. Соловьев тонко почувствовал влияние семейных неурядиц на формирование характера маленького Петра: «Спокойная, правильная обстановка во время младенчества способствует правильности развития, не ускоряет его в ребенке; напротив, печальная доля в младенчестве, гонения, бури способствуют раннему развитию в детях способных»(5).

С пятилетнего возраста началось обучение Петра. Необходимо было подыскать подходящего учителя. Наталья Кирилловна просила царя Федора найти для этой цели человека «кроткого, смиренного, божественное писание ведущего». Присутствовавший при этом разговоре боярин Соковнин сказал: «Есть на примете муж кроткий и смиренный и всяких добродетелей исполнен, в грамоте и писании искусен, из приказных — Никита Моисеев сын Зотов».

Федор Алексеевич тут же отдал приказ представить ему Зотова. Когда тот явился, государь принял его милостиво, пожаловал к руке и «велел читать перед собой и писать». Присутствовавший при этом экзамене знаменитый ученый архиерей Симеон Полоцкий одобрил кандидатуру Зотова на роль учителя. Тогда Никиту отвели к Наталье Кирилловне, которая встретила пришедших, держа за руку маленького Петра.

— Известна я о тебе, — сказала она Зотову, — что ты жития благого и Божественное Писание знаешь; вручаю тебе единородного сына моего. Прими его и прилежи к научению божественной мудрости и страху Божию и благочинному житию и писанию.

Тот упал к ногам царицы и вне себя от страха проговорил:

— Несмь достоин прияти в хранилище мое толикое сокровище…

Наталья Кирилловна велела ему встать.

— Прими от рук моих, — настоятельно проговорила она, — не отрицайся принять; о добродетели и смирении твоем я известна.

Зотов остался лежать, «помышляя свое убожество». Тогда царица решительно повелела ему встать, пожаловала к руке и приказала явиться утром, чтобы начать обучение царевича.

На следующий день в присутствии царя Федора патриарх отпел молебен, окропил нового ученика святой водой, благословил его и вручил Зотову. Тот посадил царевича на стульчик, раскрыл букварь, дал ученику указку и, «сотворив ему земное поклонение», начал учение(6).

Никита Моисеевич оказался хорошим педагогом, учитывавшим особенности темперамента маленького Петра, которому трудно было усидеть на месте. Зная общую для всех детей любовь к книгам с картинками, он попросил Наталью Кирилловну дать указание о подборе соответствующей литературы. Царица повелела дьякам найти в домашней государевой библиотеке «книги с кунштами[2], и всея Росии книги с рисунками градов, и книги многая знатных во вселенной городов». Были там и миниатюры, изображающие «грады, палаты, здания, дела военные, великие корабли и вообще истории лицевые с прописьми», то есть иллюстрированные с текстами. Эти «куншты» Зотов развесил по стенам комнаты царевича, создав наглядную картину всемирной истории и современного состояния европейских стран. Когда мальчик «в учении книжном слишком утруждался», Никита «в увеселение» рассказывал ему «о блаженных делах родителя его, царя Алексея Михайловича, и царя Ивана Васильевича, храбрые их и военные дела, и дальние нужные походы, бои, взятие городов и колико претерпевали нужду и тяготу больше простого народу, и тем коликие благополучия государству приобрели, и государство Российское распространили». При этом учитель водил Петра из одной комнаты в другую, снимал с полок нужные книги, а попутно знакомил его не только с «историями», но и с азами других наук.

Разумеется, Зотов мог вести преподавание лишь в рамках собственных, не очень обширных, знаний, но для начального образования этого было вполне достаточно. Царевич быстро и легко научился читать «остро и памятью», то есть наизусть, Евангелие и Апостол, знал порядок церковной службы, умел петь на клиросе «по крюкам» (нотам)(7). Правда, писал он неразборчиво; его почерк до сих пор служит предметом мучений специалистов по Петровской эпохе. Кроме того, Петр навсегда остался не в ладах с орфографией и допускал на письме ошибки, от которых был свободен любой грамотный канцелярист того времени. В целом же, по оценке историка Н. И. Павленко, Петр получил образование «весьма скромное, если не скудное», не пройдя в годы обучения даже курса, который обычно преподавали царевнам. «Между тем, — отмечает историк, — в зрелые годы Петр обнаруживал глубокие познания и в истории, и в географии, артиллерии, фортификации. Этим он обязан собственной одаренности, неутомимой тяге к знаниям и готовности всегда учиться»(8).

Болезненный царь Федор умер 27 апреля 1682 года, за месяц с небольшим до того как Петру исполнилось десять лет. Мальчик был провозглашен царем в обход другого старшего брата, Ивана[3], что привело к стрелецкому бунту — страшному событию в жизни ребенка. На глазах маленького государя родственников и друзей его матери поднимали на пики, рубили на куски, били кнутом, жгли раскаленным железом. Впоследствии приближенные к Петру люди рассказывали иностранцам, что во время ужасов мятежа юный царь сохранял удивительное спокойствие и даже нисколько не изменился в лице, наблюдая дикие кровавые сцены. Современники были склонны видеть в подобном самообладании «признак будущего величия»(9). Но если взглянуть на ситуацию с высоты современных представлений о детской психологии, то можно констатировать, что, по всей видимости, ребенок находился в шоковом состоянии и включилась защитная реакция организма, не позволяющая впасть в истерику или потерять сознание при виде зверских убийств. Ужас был загнан вглубь, что сказывалось впоследствии: проявлявшиеся на протяжении всей жизни Петра Великого нервные тики, частые пароксизмы эпилепсии, внезапные приступы животной ярости — всё это оттуда, с кремлевской площади. Можно не сомневаться, что нервный впечатлительный ребенок в кошмарах вновь и вновь переживал страшные сцены майского дня 1682 года: видел перекошенные от ненависти лица озверевших стрельцов, отрубленные части человеческих тел и лужи крови на мраморных плитах, слышал яростный вой толпы, предсмертные хрипы и вопли истязаемых. И он вырос таким, каким мы его знаем, — личностью с удивительным смешением пороков и добродетелей…

Итогом стрелецкого бунта стало провозглашение диумвирата царей Ивана и Петра при регентстве их сестры Софьи. Наталья Кирилловна была низведена до положения опальной царицы и сочла за благо держаться подальше от кремлевских палат. В 1683 году она вместе с сыном и маленьким двором переехала в Воробьево, а затем — в Преображенское; в этих подмосковных селах они жили преимущественно в теплое время года. А с 1685 года основными местами их обитания становятся Коломенское и Преображенское. Здесь вдовствующая царица с сыном, по выражению современника, князя Бориса Ивановича Куракина, жила «тем, что давано было от рук царевны Софьи», постоянно нуждалась в средствах и вынуждена была тайком принимать денежную помощь от иерархов Русской церкви(10).

Тем не менее им приходилось бывать и в Кремле: юный Петр по положению царя был обязан принимать участие в придворных церемониях, которых насчитывалось великое множество. По установленной Алексеем Михайловичем традиции царская семья периодически отправлялась в Троице-Сергиев, Чудов и другие монастыри. Оба царя и правительница участвовали в крестных ходах в Кремле. Неукоснительно отмечались многочисленные семейные праздники и памятные даты: именины всех членов царствующего дома, годовщины смерти царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Тяжелым испытанием для непоседливого Петра являлись пышные и величественные церемонии приема иностранных послов, где молодым царям отводилась декоративная роль. Для Ивана и Петра был изготовлен двойной трон из серебра с высокой и широкой спинкой; за ней скрывались русские дипломаты в роли своеобразных суфлеров, подсказывавших мальчикам, как надо себя вести и что говорить чужеземным гостям.

Одну из таких церемоний описал в 1683 году секретарь шведского посольства Кемпфер: «В приемной палате, обитой турецкими коврами, на двух серебряных креслах под святыми иконами сидели оба царя в полном царском одеянии, сиявшем драгоценными каменьями. Старший брат, надвинув шапку на глаза, опустив глаза в землю, никого не видя, сидел почти неподвижно; младший смотрел на всех; лицо у него открытое, красивое; молодая кровь играла в нем, как только обращались к нему с речью. Удивительная красота его поражала всех предстоявших, а живость его приводила в замешательство степенных сановников московских. Когда посланник подал верящую грамоту и оба царя должны были встать в одно время, чтобы спросить о королевском здоровье, младший, Петр, не дал времени дядькам приподнять себя и брата, как требовалось этикетом, стремительно вскочил с своего места, сам приподнял царскую шапку и заговорил скороговоркой обычный привет: "Его королевское величество, брат наш Карлус Свейский, по здорову ль?"»(11).

Одиннадцатилетний Петр, по отзывам очевидцев, в то время более походил на шестнадцатилетнего юношу. Он был высок ростом, силен, отличался пытливостью ума, быстротой реакции и умением мгновенно оценить происходящее. В то же время в его характере сохранялись детские черты: непоседливость, непосредственность, нетерпеливость. Впрочем, они были свойственны Петру и в зрелые годы. Надоевшие в детстве пышные кремлевские ритуалы на всю жизнь определили ненависть царя к всякого рода церемониям, чопорности и представительности.

Мальчику было скучно и тяжко во дворце, он рвался на улицу — на простор, на воздух. Там он играл со сверстниками, не делая между ними никаких различий; его приятелями становились и княжата, и дети стольников и окольничих, и сыновья конюхов и поваров. Во всей этой пестрой компании юный Петр верховодил не по положению царя, а на правах прирожденного лидера — самого сильного, активного и заводного из мальчишек. Его удивительная харизма проявлялась уже в раннем возрасте, это был вождь от Бога.

Преобразовательная деятельность великого монарха выросла из игры, неукротимой тяги к познанию и разнообразным практическим занятиям. Постепенно забавы на просторах Преображенского и Воробьева приобрели настоящий воинский характер. Из Оружейной палаты и Воинского приказа по требованию царского величества стали привозить уже вовсе не игрушечные пищали, карабины и мушкеты. Вскоре для игры потребовались порох и свинец. В 1683 году, одиннадцати лет, Петр во главе целого отряда сверстников занимался стрельбой из мушкетов в цель.

Вскоре юный царь начал «верстать в свою службу» молодежь из числа спальников и дворовых конюхов, а потом из сокольников и кречетников. Так было образовано две роты «потешных» солдат, которые «прибором охотников» из молодых дворян и других «чинов», в том числе даже из боярских холопов, разрослись в два батальона, около трехсот человек в каждом. Это уже не были «игрушечные» солдатики: за свою «потешную» службу они получали жалованье.

В 1685 году «потешные» под барабанный бой промаршировали полковым строем через Москву из Преображенского в Воробьево. А в следующем году четырнадцатилетний царь завел при своем войске настоящую артиллерию под руководством «огнестрельного мастера» капитана Федора Зоммера. Разумеется, управляться с тяжелыми пушками Петр и его сверстники были еще не в состоянии, поэтому молодой царь взял из Конюшенного приказа «охочих к военному делу» стряпчих-конюхов Сергея и Василия Бухвостовых, Якима Воронина, Данилу Кортина, Ивана Нагибина, Ивана Иевлева и Сергея Черткова и назначил их «потешными» пушкарями. Когда окружавшая Петра молодежь подросла настолько, чтобы вместе с взрослыми образовать «регулярный» полк, все они оделись в мундиры европейского образца. Первым иноземный мундир надел Сергей Леонтьевич Бухвостов — самый ревностный среди «потешных» солдат. Впоследствии Петр заказал бронзовый бюст этого «первого русского солдата», как он называл Бухвостова. Ныне памятник ему поставлен возле станции метро «Преображенская площадь».

В числе «потешных» солдат рано появился Александр Меншиков, в 1687 году в офицеры одного из батальонов был зачислен 26-летний Иван Бутурлин. Чуть позже «потешный» полк стал называться Преображенским по месту расквартирования. Бутурлин получил в нем чин премьер-майора, а сам Петр в 1691 году был произведен в сержанты. Мать подарила ему сержантский кафтан[4] из красного сукна (правда, он не соответствовал форме: Преображенские мундиры должны были быть темно-зеленого цвета, однобортные, с золотыми шнурами и серебряными пуговицами)(12).

В селе Преображенском, на берегу Яузы, была построена маленькая крепость со стенами, башнями, рвами и бастионами. Это наполовину деревянное, наполовину земляное сооружение было воздвигнуто по всем правилам фортификационной науки под руководством капитана Зоммера. При постройке крепости Петр работал в поте лица: рубил бревна, возил в тачке землю, помогал устанавливать пушки. «Потешный городок» получил название Прешпурх по имени знаменитой в то время австрийской крепости Пресбург, изображение которой юный царь, вероятно, видел на одной из учебных картинок Никиты Зотова.

Крепость начали осаждать, разделив «потешные» войска на защитников и атакующих, а затем взяли ее приступом. Осады и штурмы повторялись не раз.

В 1686 году под Прешпурхом на Яузе появились первые «потешные» суда — большая шняка и струг[5] с лодками. Для подъема воды Яуза при впадении в Москву-реку в том же году была запружена плотиной.

Преобразовательная деятельность Петра I с ориентацией на европейские культурные и технические достижения началась с одного случая. Отъезжавший во Францию в качестве посланника князь Яков Лукич Долгорукий явился в Преображенское откланяться молодому царю. Вероятно, Петр поделился с дипломатом проблемами, возникшими при устройстве своих военных лагерей, и посетовал на трудности определения расстояний при артиллерийской стрельбе. Долгорукий сказал, что у него был немецкий инструмент, с помощью которого можно узнавать расстояния до цели, не сходя с места, да только его украли. Царь очень заинтересовался диковинкой и приказал князю Якову купить ее за границей.

Долгорукий вернулся в Россию через два года и привез этот инструмент — астролябию. Впоследствии Петр I вспоминал: «Я, получа оный, не умел его употреблять. А инструменты были астролябия да кокор или готовальня с циркулями и прочим. Но потом объявил я его дохтуру Захару фон-дер-Гульсту, что не знает де ли он? который сказал, что он не знает, но сыщет такого, кто знает; о чем я с великою охотою велел его сыскать, и оной дохтур в скором времени сыскал голландца, именем Франца, прозванием Тиммермана, которому я вышеписанные инструменты показал, который, увидев их, сказал те же слова, что князь Яков говорил о них, и что он употреблять их умеет; к чему я гораздо с охотою пристал учиться геометрии и фортификации»(13).

Обучение пришлось начать с азов математики: Никита Зотов этому Петра не учил. Тиммерман объяснял молодому царю правила аддиции (сложения), субстракции (вычитания), мултипликации (умножения), дивизии (деления). После постижения основ математической науки Петр смог заняться геометрией и фортификацией, к чему так стремился.

Тиммерман вошел в ближайшее окружение царя. «Сей Франц, — вспоминал Петр, — чрез сей случай стал при дворе быть безпрестанно и в компаниях с нами». Однажды летом они гуляли по селу Измайлово. Петр заглянул в старый амбар и увидел там большую опрокинутую лодку необычной формы.

— Что это такое? — спросил царь.

— Это английский бот, — ответил Тиммерман. — Он ходит на парусах не только по ветру, но и против.

Петр захотел немедленно увидеть это чудо в действии, благо Измайловский пруд находился тут же. Но у бота не оказалось необходимой оснастки. Тиммерман пообещал найти человека, который смог бы починить и отладить маленькое судно. Через несколько дней он представил Петру пожилого голландца Карштена Брандта, который в скором времени исправил бот, оснастил его и спустил на Яузу, а затем начал плавать на нем вниз и вверх по реке, маневрируя парусами, поворачивая судно вправо и влево. Царь наблюдал за этой картиной с берега. «И зело любо мне стало», — вспоминал он.

Петр закричал, приказывая Брандту причалить к берегу, вскочил на бот и принялся сейчас же учиться управлять парусами. В этот момент впереди обозначилось создание российского флота и превращение России в морскую державу.

Яуза оказалась слишком тесной для судовых маневров. Бот перетащили на Просяной пруд, но и там воды не было достаточно. Кто-то указал Петру ближайшую к Москве большую водную гладь — Плещеево озеро под Переславлем, простиравшееся на десять верст в длину и пять в ширину. Царь решил как можно скорее поехать туда.

Чтобы отпроситься у матери, юноше необходим был благовидный предлог. Петр сослался на необходимость похода на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда поехал со своими голландскими приятелями на Плещеево озеро, очень ему понравившееся. Последовало распоряжение расчистить здесь место для верфи и пристани и начать строительство кораблей.

Петру тогда исполнилось шестнадцать. В канун своих именин он вернулся в Москву и принялся упрашивать мать, чтобы она отпустила его пожить в Переславле. Наталья Кирилловна долго не решалась: где это видано, чтобы царь проводил время в уездном городишке? Но сын не отставал, и в конце концов царица согласилась отпустить его при условии, что свои именины он отметит в Москве. Нетерпеливый молодой человек едва мог дождаться окончания праздника и на другой день, 30 июня 1688 года, уже скакал в Переелавль с Карштеном Брандтом и другими своими друзьями.

На озере начались заготовка леса, гвоздей, скоб, парусины, канатов, смолы и пеньки, а затем строительство кораблей. Петр наладил процесс и вернулся в Москву, куда его настойчиво призывала матушка. Теперь можно было заняться сухопутными военными делами.

К Преображенскому полку прибавился Семеновский, размещенный в соседнем селе Семеновском, в двух верстах от Преображенского. Теперь начались уже настоящие многодневные военные маневры, в которых полки будущей гвардии вели сражения со специально отобранными для этой цели стрелецкими полками. Это были уже не шуточные дела: порой случалось немало убитых и раненых. Но Петра подобные вещи, похоже, мало заботили — им двигала потребность созидания нового.

В Немецкой слободе

«Закатная заря осветила дрожащим розовым светом берега малой речки, тесно уставленной мельничками, и вдруг поодаль, над крутым обрывом, обрисовался милый немецкий городок: с белыми опрятными домиками, шпилем кирхи, зелеными садами, и даже блеснула гладь аккуратного пруда с фонтаном. Городок был как две капли воды похож на милый сердцу Фюрстенхоф, что стоял всего в полумиле к юго-востоку от отчего замка» — такой представилась Немецкая слобода герою романа Бориса Акунина «Алтын-толобас» Корнелиусу фон Дорну. Такой она и была — маленьким благоустроенным европейским местечком в центре огромной полуазиатской России.

Трудно сказать, когда и при каких обстоятельствах юный Петр впервые попал в Немецкую слободу. Вероятно, он был приглашен в гости к своему новому другу, полковнику Францу Лефорту, уроженцу Женевы, перешедшему на русскую службу. Они познакомились в критические дни решительного противостояния Петра и Софьи в августе 1689 года, когда Лефорт привел свой полк в Троице-Сергиев монастырь и заявил о своей поддержке молодого царя. Первым свидетельством расположения Петра к Лефорту стало присвоение тому чина генерал-майора 18 февраля 1690 года по случаю рождения у царя первенца, сына Алексея.

Впервые Петр посетил Лефорта и отобедал у него 3 сентября 1690 года. Небольшой дом на берегу Яузы, отделанный на французский манер с изяществом и даже некоторой роскошью, понравился царю. 16 октября он вновь приехал к обеду и пробыл в гостях до вечера, через девять дней еще раз, а затем посещения участились: Петр приезжал к новому другу 7 и 27 ноября, 7 и 8 декабря 1690 года, 7 января 1691-го(14), а в течение следующих полутора лет — почти еженедельно.

По отзыву князя Б. И. Куракина, «Лефорт был человек забавной и роскошной или назвать дебошан французской. И непрестанно давал у себя в доме обеды, супе (ужины. — В.Н.) и балы». «Фавор к Лефорту продолжался, — пишет далее известный русский дипломат, — токмо был для одних вечеринок и пиров, а в делах оный Лефорт силы не имел и не мешался, и правления никакого не имел, токмо имел чин адмирала и генерала от инфантерии. И понеже был человек слабого ума, то все управляли другие вместо его. Помянутой Лефорт и денно и нощно был в забавах, супе, балы, банкеты, картежная игра, дебош с дамами и питье непрестанное, оттого и умер во время своих лет под пятьдесят»(15) (на самом деле Лефорт умер в марте 1699 года в возрасте сорока трех лет). Эта характеристика довольно пристрастна. Во-первых, Лефорт сыграл важнейшую роль в истории России, став инициатором Великого посольства и выполняя функции первого посла, то есть руководителя этой миссии; во-вторых, как неоднократно подчеркивали историки, он умер не от последствий разгульного образа жизни, а в результате повреждений, полученных при падении с лошади во время Азовского похода 1695 года(16).

Дом Франца Лефорта в Немецкой слободе стал центром разгульной жизни Петра. По воспоминаниям очевидцев, «тут началось дебошство, пьянство так великое, что невозможно описать, что по три дни, запершись в том доме, бывали пьяны и что многим случалось оттого и умирать». Именно у Лефорта Петр познакомился с Анной Монс, которая стала его любовницей на многие годы.

Знакомство с иностранцами не ограничивалось только бурными развлечениями, оно способствовало расширению кругозора молодого царя, стимулировало его интеллектуальное развитие. Швейцарец Франц Лефорт, шотландцы Патрик Гордон и Яков Брюс и другие обитатели Немецкой слободы были его наставниками в различных областях. С их помощью Петр хорошо изучил немецкий язык и в разной степени освоил голландский, английский и французский. В слободе царь научился танцам, фехтованию, изящной верховой езде(17). Можно сказать, что дом Лефорта стал для Петра первым островком будущей европейской России.

Глава вторая

В чужих краях

Великое посольство

До Петра I огромная Россия оставалась «вещью в себе». Пышные русские посольства иногда посещали чужие страны, поражая королевские дворы своим азиатским великолепием, но ни о каком проникновении русских в «еретическую» Западную Европу речь идти не могла. Великий реформатор разрушил этот «железный занавес», провозгласив принцип «Учиться у Европы!». За границу хлынул поток русских путешественников, волонтеров, студентов и гардемаринов. Одни ехали добровольно и с большой охотой, проявляя смекалку и любознательность; других государь силой сдергивал с насиженных мест и посылал в неведомые страны, столь непохожие на родную дремотную Россию. Так или иначе, всем им приходилось жить, работать и учиться в чужих краях, проникаясь европейской культурой, усваивая нормы западного «политеса» и расширяя свои представления об окружающем мире.

Мощным прорывом Петра I и его окружения в Европу стало знаменитое Великое посольство 1697 — 1698 годов, посетившее прусский Кенигсберг, Курляндию, Голландию, Англию и австрийскую Вену. 5 декабря 1696 года в Посольском приказе было объявлено, что «государь указал для своих великих государственных дел послать в окрестные государства, к цесарю, к королям Английскому и Датскому, к папе Римскому, к Голландским штатам, к курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию великих и полномочных послов: генерала и адмирала, наместника Новгородского Франца Яковлевича Лефорта, генерала и воинского комиссария, наместника Сибирского Федора Алексеевича Головина и думного дьяка, наместника Волховского Прокопия Богдановича Возницына, с верющими полномочными грамотами для подтверждения… дружбы и любви для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста Господня, салтана Турского, хана Крымского и вящему приращению государей христианских»(18). Однако посольство решало не только дипломатические задачи: Петр составил для него собственноручную инструкцию, в которой говорилось о «приискании» за границей для русской службы искусных морских офицеров, боцманов, штурманов и матросов, о найме корабельных мастеров, о покупке оружия для русской армии и различных материалов и инструментов для флота. Петр I решил принять личное участие в путешествии; ему хотелось побывать везде, кроме Франции, потому что Людовик XIV поддерживал турок и стремился посадить на польский престол своего ставленника.

Громкие титулы наместников (по европейским понятиям — вице-королей) на самом деле ничего не значили, они нужны были только для придания большей весомости этой важной российской миссии. Реальное значение трех великих послов различалось: первым из них был Лефорт, что видно из размеров его жалованья — 3920 рублей; Головину положили три тысячи рублей, Возницыну — 1650 рублей. Разнились и количество выданных послам припасов, и число дворян и слуг, составлявших их личные свиты: к Лефорту были приписаны 70 человек, к Головину — 20, к Возницыну — десять. Персонал посольства состоял из трех переводчиков, учителя верховой езды, четырех камергеров, докторов, хирургов, поваров, священников, ювелиров, шести трубачей, множества слуг; семидесяти солдат Преображенского полка, отобранных за высокий рост; четырех карликов и торговца — ему поручено было охранять очень дорогую партию собольего меха, продажа которого должна была покрыть расходы на пребывание посольства за границей в случае, если не хватит взятых с собой бриллиантов и золота. Путешественники запаслись переводными векселями, а также продовольствием, в том числе мукой, семгой, икрой, медом и водкой в больших бочонках(19). Реальным руководителем Великого посольства являлся Петр I, путешествовавший инкогнито под именем дворянина Петра Михайлова.

Паспорт, оформленный в 1697 году на имя Петра Михайлова на выезд в составе Великого посольства.

К посольской свите были прикомандированы 35 волонтеров, отправленных в заграничное путешествие с целью изучать кораблестроение и мореходство. Они составили особый отряд, разделенный на три десятка, под общим начальством командора князя Черкасского. Десятником первого десятка был Гавриил Кобылин, второго — Петр Михайлов (то есть царь), третьего — Федор Плещеев. Основную часть волонтеров составили бомбардиры Преображенского полка, которые прежде участвовали во всех воинских потехах и походах Петра. Они вместе с ним строили суда на Плещееве озере, работали в Архангельске и Воронеже, воевали под Азовом, где отличились героизмом во время приступа. В числе волонтеров-преображенцев особенно выделялись двое наиболее близких к Петру людей — А. Д. Меншиков и А. В. Кикин. Вместе с этими испытанными соратниками молодого царя ехали маленький сын князя Голицына, два сына Головина, Нарышкин и имеретинский царевич Александр Арчилович.

Второго марта 1697 года в путь отправился передовой отряд посольства с «соболиной казной» и другими припасами. Через неделю, после прощального пира с основательной попойкой и дебошем в доме Лефорта, посольство в полном составе выехало из Москвы. Первая ночь на пути в Европу была проведена в селе Никольском. Утром путешественники простились с провожатыми и почти на тысяче саней отправились по заснеженным дорогам в Тверь, а оттуда через Новгород и Псков к границе шведской Лифляндии (на территории современной Латвии), куда прибыли 25 марта. Как отметил Анри Труайя, «зловещий пейзаж, разбитый порывами ветра и дождем, постоялые дворы и каморки с клопами не могли испортить веселое настроение Петра»(20). Оно омрачилось только после приезда в Ригу — столицу шведской Ливонии.

Посольство вступило в город, где его ждала торжественная встреча с музыкой, пушечной пальбой, приветственными речами и почетным караулом, 31 марта.

Петр I наблюдал эту церемонию как рядовой волонтер, по возможности сохраняя инкогнито. Он остался вполне доволен первыми днями, проведенными на берегах Балтийского моря. «Приняты господа послы с великою честию», — сообщил он в письме своему другу Андрею Виниусу (младшему). В конце марта на Двине начался ледоход, и река широко разлилась, что задержало русское посольство более чем на неделю, вопреки первоначальному намерению Петра тронуться в путь как можно раньше. В течение девяти дней вынужденного бездействия государь и его спутники имели много случаев убедиться, что шведы и лифляндцы вовсе не так гостеприимны, как им показалось вначале. Миссию, которую подобало разместить во дворце, расселили по простым домам. «Здесь мы рабским обычаем жили и сыты были только зрением», — с негодованием писал царь Виниусу. Посольство не получало от местных властей ни еды, ни фуража, ни денег для покупки самого необходимого. Напротив, пришлось дорого платить за постой, продовольствие и переправу через Двину. Для покрытия неожиданно больших расходов путешественники вынуждены были за бесценок продать сани, на которых выехали из Москвы. Вместо них были приобретены кареты, повозки и телеги для багажа. Впрочем, нарекания царя и его спутников в адрес лифляндского губернатора Эриха Дальберга не вполне справедливы: в Лифляндии тогда свирепствовал голод, и местным властям было трудно поставлять необходимое число лошадей и экипажей для 250 человек. Кроме того, со стороны русского правительства не было сделано своевременного извещения о точном времени путешествия и числе едущих(21).

Наконец, 8 апреля негодующий Петр в сопровождении самых близких лиц покинул негостеприимную Ригу. Через два дня тронулись в путь великие послы со своей свитой. Путь их лежал в Митаву ко двору курляндского герцога Фридриха Казимира, где их ожидали роскошные приемы, изобильные пиры, торжественная аудиенция. Посольство находилось на полном обеспечении и ни в чем не испытывало недостатка: митавские власти охотно выдавали деньги на наем жилых домов и других необходимых помещений, а также на приобретение съестных припасов и напитков. Особенно много средств тратилось на вино и водку.

Курляндский герцог и Франц Лефорт оказались давними приятелями: в молодости они вместе состояли на голландской службе и бок о бок сражались против французов. Бравый Франц Яковлевич очень приглянулся местной знати. Курляндский барон Бломберг, справедливо называя его фаворитом Петра I, писал в мемуарах: «Я нашел, что фаворит — человек очень разумный, приветливый и привлекательный… это настоящий швейцарец по чести и храбрости и особенно по умению выпить. Однако он никогда не дает вину одолеть себя и всегда сохраняет обладание рассудком… Он старается сообщить своему господину благородные чувства и внушить ему смелые, обширные и великие планы». Бломберг донес до нас яркие детали пребывания русского посольства в Митаве: «Везде для них держали открытый стол и развлекали их музыкой и игрой на трубах. Повсюду это были пиры, на которых чрезмерно пили, как будто его царское величество был вторым Бахусом. Я никогда не видел таких питухов… Несомненно, эти излишества воспрепятствуют успехам замыслов, ради которых предпринято путешествие»(22).

Вследствие непогоды царь был вынужден задержаться в Митаве на несколько дней. Скрывая нетерпение, он ходил по кабакам и пил вместе с портовыми моряками, принявшими его за русского капитана, которому царем было поручено вооружить корсарский корабль(23).

Первую большую остановку Великое посольство сделало в курфюршестве Бранденбург (в 1701 году стало Прусским королевством). 20 апреля Петр I покинул Митаву, чтобы морем отправиться во владения курфюрста, в Кенигсберг. Посольство двинулось туда же сухим путем. Маршрут русского государя лежал через курляндский порт Либаву, где он был вынужден задержаться из-за непогоды на неделю. За это время он осмотрел все достопримечательности города и окрестностей. В одной частной аптеке его внимание привлекла заспиртованная саламандра. О знакомстве с этим невиданным экспонатом царь с восторгом рассказывал в письме Виниусу: «…сулемандра в стеклянице, в спирту, которую я вынимал и на руках держал»(24).

Второго мая купеческое судно «Святой Георгий» с русскими путешественниками на борту (Петра сопровождали волонтеры, а также солдаты охраны) отплыло из Либавы в Кенигсберг. Приятная морская прогулка заняла три дня, и 5 мая корабль бросил якорь на рейде Пилау — порта и крепости бранденбургского курфюрста Фридриха III. Через два дня царь и сопровождавшие его лица прибыли в Кенигсберг. Курфюрст немедленно послал своего церемониймейстера приветствовать «высокую персону». Первая тайная встреча царя и курфюрста состоялась 9 мая около десяти часов вечера. Они провели в дружеской беседе довольно много времени. Поскольку Петр хорошо говорил по-немецки, переводчик не понадобился, и два государя могли общаться с глазу на глаз. Царь от души поблагодарил Фридриха за присланных им в Россию офицеров-артиллеристов, которые оказались весьма полезны под стенами Азова.

В ожидании прибытия посольства Петр I совершенствовался в «бомбардирном искусстве». Его учителем был главный артиллерист и инженер Пруссии подполковник Штейтнер фон Штернфельд, который выдал своему державному ученику аттестат на имя «московского кавалера» Петра Михайлова, отметив, что тот выказал «высокопохвальное рвение… не только в теории науки, но и в практике; в том и другом случае в непродолжительное время к общему изумлению он такие оказал успехи и такие приобрел сведения, что везде за исправного, осторожного, благоискусного, мужественного и бесстрашного огнестрельного мастера и художника признаваем и почитаем быть может»(25).

Между тем к Кенигсбергу приближались великие послы со свитой. 18 мая они торжественно въехали в город. Великолепная церемония приема русского посольства, устроенная курфюрстом в стиле версальского двора, состояла из семнадцати отделений и поражала пышностью и блеском. По улицам маршировали полки прусской гвардии в красных и зеленых мундирах, ехали десятки карет, запряженных цугом по четыре и шесть лошадей, за ними шли трубачи и литаврщики, игравшие марши; за музыкантами следовали придворные чины и кавалеры в роскошных камзолах[6], блиставших серебряным шитьем, галунами[7], лентами и перьями. Город встречал русских послов орудийным салютом. Царь и курфюрст с большим удовольствием наблюдали за действом через высокие окна кёнигсбергского замка.

Официальный прием посольства Фридрихом III состоялся 21 мая. Курфюрст с трудом удержался от смеха, когда послы известили его, что русский царь в момент их отъезда из Москвы «в полном здравии пребывал», поскольку уже в течение двенадцати дней встречался с Петром I. После торжественных речей с обеих сторон члены посольской свиты преподнесли курфюрсту дорогие подарки, в основном собольи и горностаевые меха. Церемониймейстер прусского двора Бессер сообщает любопытные детали этой аудиенции. Великие послы были в русской одежде, и даже швейцарец Лефорт облачился в длиннополое боярское платье. Многочисленная посольская свита с трудом уместилась в аудиенц-зале, и из-за тесноты «послы едва могли сделать два первых поклона»(26).

Затем начались сложные переговоры о заключении российско-бранденбургского договора о дружбе. Профессор Потсдамского университета Сергей Хенке тонко передал ситуацию обсуждения условий этого документа: «…переговоры не были лишены известной театральности: <в ответ> на домогания хозяев посланники Москвы ссылались на недостаточные полномочия и не скупились на обещания по возвращении домой незамедлительно информировать обо всем государя. Скрываясь под именем унтер-офицера Михайлова, Петр наблюдал за ходом переговоров, стараясь по мере сил не выдать себя предательской ухмылкой»(27).

В дальнейшем Петра I и великих послов ожидали ежедневные увеселения. 24 мая для них был устроен великолепный фейерверк из множества горящих фигур, в числе которых был двуглавый орел с надписью по-латыни: «Виват царь и великий князь Петр Алексеевич». На дворцовый пруд были спущены огромные плоты, на которых сооружена триумфальная арка с московским гербом — святым Георгием Победоносцем. Еще одна композиция на воде изображала русский флот под Азовом. Красочное зрелище сопровождалось пушечными выстрелами, звуками труб и литавр. На другой день царь и послы участвовали в «звериной травле» в лесу под Кенигсбергом, а 27 мая они были приглашены в загородную резиденцию курфюрста Фридрихсгоф.

Второго июня состоялась прощальная аудиенция у Фридриха III, закончившаяся торжественным ужином под камерный оркестр. Через шесть дней Петр, послы и сопровождающие лица на предоставленных им судах отплыли по реке Прегель из Кенигсберга в Пилау. На прощание руководители русской миссии получили ценные подарки, в том числе «курфюрстовы персоны», то есть усыпанные алмазами миниатюрные портреты Фридриха III. Во время плавания по реке яхта царя и послов сделала остановку в Фридрихсгофе, где в течение получасовой встречи царя и курфюрста удалось решить важный дипломатический вопрос. Поскольку Фридрих боялся заключать с русским государем письменный договор о союзе против своего соседа — шведского короля, Петр I предложил ему произнести словесную клятву с взаимным обещанием помогать друг другу против всех неприятелей, особенно против Швеции. В знак особого расположения царь тут же подарил курфюрсту очень дорогой рубин.

Петр I и посольство прибыли в Пилау — морские ворота Пруссии — 10 июня. Здесь русским путешественникам пришлось задержаться почти на три недели, во-первых, из-за незавершенности переговоров о союзе с Фридрихом III; во-вторых, из-за событий в Польше — там решался вопрос о выборе нового короля. Россия поддерживала одного из претендентов на польский престол, саксонского курфюрста Фридриха Августа, поскольку его сильный конкурент, французский принц де Конти, являлся активным сторонником союза Франции и Турции. Царь заявил во всеуслышание: «Я скорее увижу дьявола на троне, нежели Конте!»(28) Во время пребывания в Пилау Петр I предпринимал серьезные усилия в пользу Фридриха Августа, отправив 12 июня польскому сейму ультимативное послание, в котором решительно заявлялось: «…мы такого короля французской и турецкой стороны видеть в Польше не желаем»(29). Для подкрепления ультиматума к польской границе двинулась сорокатысячная армия под командованием киевского воеводы М. Г. Ромодановского. Принявший католичество Фридрих Август вступил в Польшу с двенадцатитысячным войском и был провозглашен польским королем под именем Августа I.

После благополучного решения этой сложнейшей политической задачи Петр I с сопровождавшими его волонтерами и телохранителями 30 июня отплыл на голландском, галиоте из Пилау в Голландию. Вслед за ним на бранденбургском судне отправились великие послы со свитой, которая значительно уменьшилась: 49 дворян, солдат и служителей были отправлены через Нарву на родину. Царь намеревался достичь Западной Европы морским путем, однако из опасения встретить близ польских берегов французскую эскадру решено было высадиться в Кольберге. Путешественники двинулись дальше по владениям бранденбургского курфюрста. Петр ехал впереди посольства и нигде не задерживался ни на один день, даже Берлин с его достопримечательностями не был удостоен внимания русского монарха. Однако, несмотря на спешку, Петру и его спутникам необходимо было где-то ночевать в пути. Государь не планировал свой маршрут и останавливался где придется, не брезгуя самыми захудалыми гостиницами и постоялыми дворами. Но в маленьком ганноверском городке Коппенбрюгге его неожиданно встретили с герцогской роскошью. Дело в том, что с русским монархом захотели познакомиться две высокие особы: ганноверская курфюрстина София и приехавшая к ней дочь — бранденбургская курфюрстина София Шарлотта. Последняя была очень расстроена тем, что не смогла отправиться со своим мужем Фридрихом III из Берлина в Кенигсберг, поскольку мечтала увидеть необычного русского царя. В Берлине их встреча опять не состоялась из-за спешки Петра, но София Шарлотта не желала сдаваться.

Она вместе с матерью отправилась по плохой дороге наперерез царю, в бедное ганноверское местечко Коппенбрюгге. Принцессы со своими свитами расположились в большом неудобном особняке и с нетерпением ожидали прибытия русского государя.

Он приехал около восьми часов вечера и остановился в крестьянском доме. К нему тотчас же явился камергер Софии Шарлотты и просил «пожаловать на ужин к их высочествам». Петр наотрез отказался — ему было неприятно служить предметом любопытства. Но настойчивые дамы посылали своих слуг одного за другим с новыми приглашениями, и через час старательных уговоров царь вынужден был уступить.

Петр с Лефортом, Головиным, Возницыным и несколькими приближенными вошел в дом с черного хода, не желая встречаться с любопытными ганноверскими придворными. Принцессы радостно встретили его в комнате перед столовым залом, но он сконфузился, закрыл лицо рукой и начал твердить: Ich kann nicht sprechen («Я не могу говорить»). Хозяйки постарались помочь царю преодолеть смущение: за ужином они усадили его между собой и беспрестанно с ним разговаривали, так что он постепенно включился в беседу. Как уже отмечалось, немецкий язык Петр знал хорошо, поэтому никаких препятствий в общении с курфюрстинами не было. Ему особенно понравилась живая и остроумная София Шарлотта, с которой в конце ужина он обменялся табакерками. Симпатия была взаимной; молодая хозяйка вечера на следующий день сообщила в письме подруге: «Я представляла себе его гримасы хуже, чем они на самом деле, и удержаться от некоторых из них не в его власти. Видно также, что его не выучили есть опрятно, но мне понравились его естественность и непринужденность»(30).

Когда русский государь вполне освоился, хорошенько выпил и развеселился, принцессы уговорили его позволить придворным войти в зал. Дамы и кавалеры заполнили помещение. После этого Петр начал вести себя как хозяин: приказал одному из своих приближенных встать у дверей и никого не выпускать, а сам велел принести большие стаканы, наполнил их вином и стал угощать каждого придворного поочередно; мужчины вынуждены были выпивать по три—четыре стакана, а дамы по одному. Для принцесс было сделано исключение: они по просьбе Петра выпили с ним по московскому обычаю, стоя, по три стакана: за здоровье царя, бранденбургского курфюрста и свое собственное.

Затем принцессы приказали позвать итальянских певцов и певиц, которых специально привезли с собой для такого случая. Те начали исполнять арии и серенады. Петр слушал очень внимательно и собственноручно поднес стакан вина лучшему из певцов, но тут же заявил, что особой любви к музыке не испытывает.

— Может быть, вы больше любите охоту? — спросила София Шарлотта.

— Нет, отец мой был страстный охотник, но я к этой забаве не чувствую никакой склонности; но зато очень люблю плавать по морю, строить корабли и пускать фейерверки.

В подтверждение этих слов царь показал принцессам свои мозолистые и огрубевшие от работы ладони.

В половине одиннадцатого вечера принцессы захотели посмотреть русские пляски и попросили позвать пришедших с царем музыкантов, но Петр потребовал, чтобы София Шарлотта с матерью прежде показали ему, как танцуют они сами. Курфюрстины охотно согласились и открыли бал со своими придворными. После нескольких танцев настала очередь Петра и его друзей. Великолепный танцор Лефорт терпеливо объяснил немкам, какие нужно принимать позы и делать движения при русской пляске. Всё это очень понравилось принцессам, и бал с чередованием немецких танцев и русских плясок продолжался до четырех часов утра. Царь и его спутники ощущали под руками жесткие корсеты партнерш. Позже Петр в одном из писем удивлялся: «У этих немок необыкновенно жесткие спины». Чтобы развлечь принцесс, русский государь позвал из коридора своего шута-карлика, однако увлеченная танцами публика не обращала внимания на кривляния маленького человечка. Тогда царь взял метлу и выгнал его из зала(31). Петр был очень весел и любезен. Он проявил внимание к детям Софии Шарлотты: потаскал за уши и поцеловал десятилетнюю принцессу Софию Доротею, которой суждено было стать матерью прусского короля Фридриха Великого, и ее маленького брата Георга, впоследствии английского короля.

Петр I выехал из Коппенбрюгге вместе с великими послами, но у реки Липпе отделился от основной группы русских путешественников и с восемнадцатью волонтерами поплыл на лодке к Рейну, а по нему добрался до Голландии. Там он по каналам и по рукаву Рейна отправился к Саардаму — маленькому городу на побережье, к северо-западу от Амстердама. Саардам в то время являлся центром (конечно, не самым крупным) кораблестроения. На его верфях ежемесячно спускалось на воду несколько судов различного водоизмещения. Этот городок был известен Петру по рассказам саар-дамских голландцев, живших в московской Немецкой слободе.

Царь отправил большую часть своих спутников-волонтеров в Амстердам, взяв с собой только шестерых, в том числе царевича Александра Имеретинского, Александра и Гавриила Меншиковых, вместе с которыми поплыл к Саардаму на лодке. На рассвете 8 августа он достиг одного из предместий городка, где вдруг заметил на встречной лодке своего старого знакомого, саардамского кузнеца Геррита Киста, несколькими годами ранее работавшего по контракту с русским правительством в Москве и Воронеже, а в этот воскресный день ловившего рыбу на реке. Петр окликнул его. Кист остолбенел от удивления, увидев перед собой московского царя в одежде голландского плотника: красной фризовой куртке, белых холщовых шароварах и с круглой клеенчатой шляпой на голове.

— Ну, товарищ Кист, — сказал Петр, — прошу тебя дать мне у себя в доме квартиру!

— Царь, я беден, жить тебе в моей лачуге не пристало, да и свободной комнаты у меня нет.

— Всё равно, отдай мне чулан какой-нибудь. Неужели ты один занимаешь весь дом?

— Что у меня за дом? Просто хижина: в одной половине я сам живу с женой, а в задней половине живет у меня вдова поденщика.

Однако царь не отставал; он настаивал на том, чтобы Кист выселил жиличку и отдал занимаемое ею помещение ему со спутниками, причем немедленно заплатил довольно большой задаток. Кузнец бросился домой и за семь гульденов уговорил вдову очистить квартиру.

У Киста был простой деревянный дом в два окна, разделенный перегородкой на две половины при входе в сени, где хранились рабочие инструменты. В каморке Петра I находились печь, двустворчатый шкаф и матрас, лежащий в стенном алькове. Слуг не было, царь должен был самостоятельно застилать постель и готовить себе еду. Дом Киста находился в самой уединенной части Саардама, что очень нравилось Петру, озабоченному сохранением своего инкогнито.

В понедельник государь с первыми лучами солнца отправился в лавку, где купил себе одежду местного лодочника: красную рубашку, камзол без воротника с большими пуговицами, широкие штаны и фетровую шляпу конической формы. Затем он приобрел плотницкие инструменты и в то же утро записался под именем Петра Михайлова плотником на корабельную верфь Линста Рогге. Ежедневно на рассвете он отправлялся на работу и трудился без отдыха до полудня, затем обедал в какой-нибудь гостинице или харчевне, а иногда ходил в гости к семье какого-нибудь саардамского корабельного плотника, работавшего в то время в России. Легенды о визитах русского государя в эти бедные дома до сих пор сохраняются в Саардаме. У одной старухи он выпил стакан вина, у другой пообедал. Еще одна женщина сама пришла к нему, чтобы расспросить о своем муже.

— Он хороший и прилежный мастер, — рассказывал Петр, — я хорошо его знаю, потому что рядом с ним строил корабль.

— Разве ты тоже плотник? — недоверчиво спросила голландка.

— Да, я плотник, — ответил царь.

Петр часто заходил к вдове умершего в Москве искусного корабельного мастера Клааса Муша. Незадолго до приезда в Саардам удивительного русского плотника она получила от московского царя подарок в 500 гульденов, поэтому попросила гостя при случае поблагодарить его за оказанную помощь. Петр пообещал слово в слово передать государю благодарность вдовы и охотно остался у нее обедать(32).

В свободное от работы время державный плотник осматривал саардамские мануфактуры и мастерские. Он старался вникать в мельчайшие детали производства и приставал к мастерам с вопросами, на которые они не всегда могли ответить. Тогда они грубо выгоняли навязчивого и любопытного русского. Нередко Петр просил разрешения выполнить какую-нибудь операцию и с ходу улавливал все тонкости производственного процесса. Однажды на бумажном предприятии Коха он долго приглядывался к приемам мастера-черпальщика и наконец захотел проделать то же самое. Он взял форму, зачерпнул из чана необходимое количество бумажной массы, вытряхнул ее с черпака и выдал превосходный лист без малейшего изъяна. Мастер похвалил его за ловкость, а Петр в ответ подарил ему талер[8] на водку. Столь же внимательно царь осматривал лесопильни, маслобойни, сукновальни и другие маленькие предприятия, разбросанные повсюду в деревнях. А по вечерам у него оставалось время для самого любимого занятия — катания по морю на буере, который он купил за 40 гульденов на другой день по приезде в Саардам. Иногда эти плавания были особенно приятны. Современник сообщает в письме: «Царь встретил в Заандаме поселянку, пришедшуюся ему по вкусу, и к ней он отправился один на своем судне, чтобы предаться любви в дни отдыха, по примеру Геркулеса»(33).

Голландский купец Ноомен рассказал в своих записках о происшествии, случившемся 9 или 10 августа 1697 года. По дороге домой с верфи Петр I купил себе сливы, положил их в шляпу и ел на ходу. На плотине к нему пристала толпа мальчишек, которых он угостил сливами. Всем, конечно, не хватило, и обделенные принялись бросаться гнилыми яблоками, грушами и камнями; булыжник угодил царю в спину, а комок земли с пучком травы — в голову. Петр, оторвавшись от преследования, спрятался в гостинице «Три Лебедя»; он был очень рассержен и приказал тотчас позвать бургомистра, которому пожаловался на нападение. На другой день члены саардамской управы обнародовали распоряжение: «Бургомистры, к своему сожалению, узнали, что дерзкие мальчишки осмелились бросать грязью и каменьями в знатных чужестранцев, которые у нас гостят и хотят быть неизвестными; мы строжайше запрещаем такого рода своевольство под опасением жестокого наказания». Тогда же на мосту по пути следования Петра от верфи до дома поставили караул с приказанием не позволять народу толпиться и надоедать русскому путешественнику(34). Так инкогнито русского царя было, по сути, раскрыто.

Несмотря на одежду и жилище мастерового, Петру не удалось затеряться среди городского люда. Верный данному слову Кист хранил тайну и на расспросы соседей твердо отвечал, что в его доме живет простой плотник. Однако его жена с досадой воскликнула: «Терпеть не могу, когда ты говоришь неправду!» Пребывание в Саардаме становилось для Петра невыносимым; из-за небывалого скопления людей он даже вынужден был отказаться от приглашения присутствовать при спуске на воду построенного корабля.

Пятнадцатого августа Петр I собрался в Амстердам, куда на другой день должно было вступить Великое посольство. Государь хотел отправиться в путь на буере, но добраться до него оказалось нелегко: на улицах города, по свидетельству очевидца, «было многолюднее, чем на ярмарке»(35). Судно удалось немного приблизить к дому Киста, после чего царь рискнул покинуть свое жилище и с большим трудом, расталкивая толпу, пробрался к буеру. Несмотря на сильный ветер, он поднял паруса и через три часа был в Амстердаме, где остановился в гостинице «Геррен-Ложенмен», отведенной властями города посольству в качестве резиденции.

На следующий день великие послы с многочисленной свитой въехали в главный город провинции Северная Голландия, приветствуемые огромной толпой. Петр участвовал в торжественном шествии в группе волонтеров. Яркую картину посольского въезда нарисовал на основании голландских источников Анри Труайя: «Шумная толпа теснилась по ходу кортежа, восхищаясь послами, одетыми в шикарные одежды, расшитые золотом, жемчугами и бриллиантами, проезжающими в пышных каретах. Двадцать четыре гайдука несли серебряные топорики и кривые турецкие сабли, придворные лакеи в ярко-красных ливреях, и в последней карете ехал нелюдимый гигант, одетый в военное платье, о котором все говорили, что это царь. Городские власти отдавали ему почести»(36). Правительство Соединенных провинций не поскупилось на расходы по приему и содержанию огромного русского посольства, выделив сверх обычной суммы 100 тысяч гульденов. В тот же день царь познакомился с бургомистром Амстердама Николаем Витсеном — большим знатоком российской географии и истории (при царе Алексее Михайловиче он около года пробыл в России в составе голландского посольства), а также специалистом в области судостроения. Петр I прежде был заочно знаком с Витсеном, поскольку у них имелись общие друзья — Виниус и Лефорт. Бургомистр, прекрасно владевший русским языком, получил от своего правительства задание опекать российское посольство.

Весь день 17 августа царь и послы были заняты осмотром многочисленных достопримечательностей Амстердама. Они посетили ратушу, благотворительные и исправительные учреждения, а вечером в роскошных каретах отправились в театр в сопровождении высших чиновников, конной гвардии и пажей. В отчете посольства отмечено, что на театральной сцене русским путешественникам были «показаны многие бои, и устрашения адския, и дивные танцы, и иные утешные вещи и перспективы». Во время представления и в антракте гостей «потчевали прилежно» фруктами и сладостями(37). На следующий день Петр и послы осматривали склады и верфи Ост-Индской компании. А 19 августа городские власти давали в честь посольства торжественный обед с последующим фейерверком, начавшимся около девяти часов вечера и продолжавшимся 40 минут. Зрелище привлекло огромное количество местной публики; в некоторых местах ограждения каналов и мостов не выдержали напора толпы, из-за чего многие попадали в воду.

Как только погасли последние огни, Петр заявил о своем намерении немедленно вернуться в Саардам, чтобы забрать свои вещи и инструменты. Дело в том, что наутро царь твердо решил продолжить свои плотницкие занятия на верфи Ост-Индской компании в Амстердаме. Ни Витсен, ни послы не смогли отговорить его от ночной поездки. Пришлось посылать в ратушу за ключами, чтобы открыть запираемые на ночь шлюзы.

В 11 часов Петр вышел на своем буере в залив, а в час пополуночи был уже в Саардаме. Подняв с постели своего хозяина, царь довольно скупо с ним расплатился, а затем уложил вещи, отдохнул несколько минут и отправился в обратный путь. Рано утром Петр был уже на верфи, где ему предстояло и работать более четырех месяцев. На другой день его посетили великие послы, по случаю новоселья была устроена дружеская пирушка. А затем начался ежедневный упорный труд царя и его друзей на ниве судостроения.

Между тем русского государя ждала большая радость: в воскресенье 22 августа власти Амстердама организовали в заливе «примерное сражение» двух эскадр, состоявших из сорока легких судов. Петр вступил в командование одним из буеров и оказался на высоте в этом «потешном» морском бою.

Почти через три недели после начала работы Петра I на верфи в Амстердаме, 9 сентября, произошла закладка фрегата «Петр и Павел». Под руководством корабельного мастера Клааса Поля вместе с царем трудились десять русских волонтеров, в том числе Александр Меншиков и Александр Кикин. Остальные волонтеры занимались мачтовым, блочным и другими делами. В процессе возведения фрегата Петр с топором в руках усвоил все необходимые навыки корабельного плотника, а также изучил «корабельную архитектуру и черчение планов».

В свободное от плотницкой работы время он успевал осматривать коллекции минералов, монет, оружия, археологических находок, встречался с выдающимися голландскими учеными, инженерами, коллекционерами. А по вечерам он отправлялся в какой-нибудь герберг[9], где заказывал себе кружку пива или стакан джина, закуривал глиняную трубку и на хорошо знакомом ему голландском языке заводил беседы с корабельными плотниками, кузнецами и матросами. Иногда он заходил в гости к кому-либо из товарищей по работе и просиживал за пивом по два-три часа(38).

В числе местных достопримечательностей, осмотренных царем и волонтерами во время пребывания в Амстердаме, были и живые люди. Неизвестный участник Великого посольства отметил в своем дневнике поразившее его зрелище: «Видел мужика безрукого, который в карты играл, из пищали стрелял и набивал, сам у себя бороду брил; поставит на столе на самой край стул и под стул поставит рюмку; станет на стул ногами и нагняся достанет зубами рюмку, со шпагами танцовал, в стену бросал шпагою зело прытко, ногою писал»(39). Тот же русский путешественник описал свое посещение ратуши, синагоги, квакерской церкви, сумасшедшего дома и зверинца, где «видел ворона, тремя языками говорит». Особое впечатление на него произвели визиты в бордели: «В Амстердаме устроены дома, где собираются всякой вечер девицы изрядные, по 20 и по 15 в числе, есть красавицы. И музыка непрестанно играет. Кто охотник, танцует, а кто девицу любит, взяв за руку, идет в особую камеру или к ней в дом и ночует с нею без всякого опасения, потому что нарочно устроено, и пошлину платят в ратушу»(40).

Вскоре посольству пришлось на время оставить Амстердам, чтобы отправиться в Гаагу, где оно должно было получить аудиенцию. По дороге царь раз двадцать приказывал остановить повозку, чтобы измерить мост, посетить ветряную мельницу, поговорить с рабочими на лесопильном заводе. Тот же участник посольства отметил детали поездки: «Из Амстердама приехали в Гагу сентября 15-го числа. Встреча была за две версты до города, два человека, под нас 50 карет о 6 конях, а сидели по два человека. Я сидел с кн. Алексеем Голицыным. А как приехали в город, на посольской двор, 2 человека… поздравляли посольское величество с приездом»(41).

В Гааге Петр I отказался жить в приготовленной для него роскошной комнате, а вместо этого отправился в бедную гостиницу «Старый Делен», где один из его слуг уже спал в углу на медвежьей шкуре. Государь разбудил его пинком ноги: «Пусти меня на свое место!» Присутствовавшие при этом уполномоченные Генеральных штатов обменялись удрученными взглядами(42).

Переговоры Великого посольства с голландским правительством об оказании помощи России в войне с Турцией завершились безрезультатно: Нидерланды боялись испортить отношения с Францией, с которой только недавно заключили мир. 8 октября после трех конференций Лефорт известил Петра о тщетности всех дипломатических усилий российской стороны. Исковерканные русские слова написаны в письме латинскими буквами: «Конференци, можно быть, еще одна на тум недели будет, и отпуск нашу. Будет ли добра, Бог знат: ани не хотят ничаво дать»(43).

Тем временем Петр Алексеевич бродил по Гааге, пытаясь узнать как можно больше, но без какого-либо плана. Он посещал стройки, смотрел на вернувшихся из Гренландии китобоев, немного поучился книгопечатанию, посетил курсы анатомии профессора Рюйша. Именно в Гааге царь заразился своей знаменитой страстью к удалению зубов. Он очень быстро получил от местных дантистов элементарные познания в этой области и купил себе все необходимые инструменты, а затем тщательно осмотрел рты всех 250 членов посольской свиты, немилосердно вырывая зубы, которые в меру своих поверхностных знаний считал нездоровыми. Рев несчастных его не останавливал, зато прошедшим эту экзекуцию можно было надеяться на повышение по службе и даже на дружбу с царем(44).

После завершения своей официальной миссии, 21 октября 1697 года, посольство вернулось в Амстердам. С этого времени оно утратило статус дипломатического представительства, и Генеральные штаты перестали ассигновывать деньги на его содержание. Теперь расходы на стол, жилье, отопление и освещение, содержание конюшни и экипажей русские должны были оплачивать из собственных средств. Впрочем, про Петра I местные власти всё же не забывали: под конец пребывания в Голландии он был приглашен на еще одну церемонию — казнь преступников. В те времена это считалось увлекательным зрелищем, и для представителей высшего круга сооружались специальные трибуны(45).

Великие послы после завершения переговоров с голландским правительством получили возможность сменить московское платье на иноземные костюмы. Второй посол Ф. А. Головин обрядился в камзол и кафтан из парчи, отделанные кружевами, надел тонкое белье, шею украсил кружевным галстуком, на плечи накинул плащ из красного дорогого сукна. На голове — длинный «кавалерский» парик и широкополая фетровая шляпа с перьями, на ногах — изящные туфли с пряжками, отделанными изумрудами. К позолоченному поясу была привешена шпага — необходимая принадлежность дворянского костюма того времени. В Голландии Головин успел пристраститься к европейской кухне, поэтому отправил из Амстердама в Архангельск «запасов и питий» на 391 ефимок (иоахимсталеры тогда шли по курсу 50 копеек). Известно, что им было припасено восемь бочек питья. Кроме того, он отослал на родину восемь сундуков и 25 ящиков с одеждой и различными предметами, в числе которых были карманные и «столовые» (очевидно, напольные) часы, фарфоровый сервиз, два серебряных ковчежца для образов(46). Петр I тоже приобрел новые для России товары: расписную посуду из Делфта, французские шпалеры, китайские фарфоровые сосуды и экзотические фрукты; купленную мартышку он повсюду носил на плече(47).

Пребывание посольства в Голландии заканчивалось, пора было ехать в Англию. Петр I заранее послал туда своего друга Адама Вейде, который должен был подготовить всё необходимое. 26 декабря 1697 года тот вернулся в Амстердам с кораблями «под волонтеров». Для отбывавших в английскую землю шестнадцати добровольцев и одиннадцати человек слуг и охраны срочно шилась новая одежда и закупались шляпы, шпаги, парики, галстуки, трости, а также, ввиду наступивших холодов, шубы.

После прощального обеда у Лефорта царь со спутниками 7 января 1698 года отбыл к британским берегам. В числе прочих с ним были Александр Меншиков и Яков Брюс, только что прибывший из Москвы в Амстердам с изуродованным лицом — за время отсутствия государя в России он успел побывать в застенках князя Ф. Ю. Ромодановского. «Зверь, — негодовал Петр в письме князю-кесарю, — долго ль тебе людей жечь? И сюды раненные от вас приехали». В ответном послании Ромодановский неуклюже пытался оправдаться: «А что Яков Брюс донес, будто от меня руку обжег, и то зделалось пьянством его, а не от меня»(48). В личную свиту царя для путешествия в Англию вошли имеретинский царевич Александр, первый русский доктор медицины Петр Постников, будущий вице-канцлер Петр Шафиров, корабельный юнга, уроженец Португалии Антон Девиер — будущий генерал-полицеймейстер Санкт-Петербурга, пять корабелов, придворный шут Шанский, лекари и повара. Яхты русских путешественников плыли по каналам через Лейден и Делфт; обсаженные липами берега радовали глаз. В одном месте царь даже сошел с яхты и зашагал пешком по берегу — так были «дороги водяные и другие проспекты… красивы и веселы»(49). Во время плавания Петр, одетый на манер голландских матросов, с интересом обследовал корабль и даже лазил на мачту. Пояснения любознательному путешественнику давал английский вице-адмирал Митчел.

Яхты вошли в Темзу 11 января и встали на якорь ниже Тауэра. При пересадке на гребные суда царь отказался сесть в специально присланную королевскую лодку и воспользовался баркой, предназначенной для перевозки багажа. По прибытии на место он, никем не замеченный, быстро прошел в один из трех домиков, арендованных Вейде для русских постояльцев. Уступая чудачествам гостя, король Вильгельм III через три дня посетил его запросто, в сопровождении всего нескольких лиц. Он едва не задохнулся от спертого воздуха и, несмотря на холод, любезно попросил открыть окно. Несколько дней спустя Петр нанес ответный визит в Кенсингтонский дворец. Затем он осмотрел Академию наук, Оксфордский университет, Виндзорский замок, арсенал Вулвича, Монетный двор, которым в то время управлял Исаак Ньютон, обсерваторию, мануфактуру по производству гробов, оружейные мастерские, верфи и доки. Он также тайно присутствовал на заседании палаты лордов британского парламента, следя из соседней комнаты через слуховое окно за дебатами, смысл которых ему излагал переводчик(50).

Среди достопримечательностей, вызвавших немалое удивление царя и волонтеров, была женщина-великан, с которой они познакомились 9 марта. Запись в «Походном журнале 1698 года» гласит: «Была у нас великая женщина после обеда, которая протянула руку, и, не наклоняясь, десятник под руку прошел». Рост гостьи составлял четыре аршина, то есть 2,84 метра(51).

В Лондоне царю удалось заключить выгодный для России торговый договор на поставку табака. Эту казенную монополию он продал контр-адмиралу Перегрину Осборну маркизу Кармартену. Петр подсчитал, что договор обеспечит России 200 тысяч рублей чистого дохода в год. Извещая об этом великих послов, он приказал до распечатывания письма с проектом договора выпить каждому по три кубка вина. Повеление было в точности исполнено. Ф. А. Головин известил царя: «…выпили три кубка гораздо немалы, от которых были гораздо пьяны, однако ж, выразумев, истинно радовались и Бога благодарили»(52). Впрочем, Кармартен немного сомневался в успехе торговли табаком в России, говоря, что русские, особенно духовные лица, питают отвращение к этому зелью и считают его употребление грехом. «Я их переделаю на свой лад, когда вернусь домой», — заявил государь(53).

Чаще всего Петр проводил вечера в гостях у Кармартена; как отмечалось в «Походном журнале», «у него кушали, вернулись веселы». Лучшего собеседника царю трудно было пожелать: маркиз являлся опытным моряком, большим знатоком корабельного дела, храбрецом, авантюристом, занимательным рассказчиком и большим любителем выпить. В его компании русский государь пристрастился к любимому напитку английских моряков — бренди, настоянному на перце(54).

Познакомившись с английской столицей, Петр 9 февраля перебрался в небольшой городок Дептфорд, расположенный на Темзе ниже Лондона (теперь это один из его кварталов). Там находились королевские верфи, на которых царь мог заняться изучением основ конструирования судов. Главное внимание он уделил геометрическим пропорциям кораблей всех размеров. Для высокого гостя и его свиты был арендован дом одного из основателей Королевского научного общества Джона Эвелина, окруженный обширным садом, непосредственно примыкавшим к территории верфей. В ограде сада для царя проделали дверь, через которую он в любое время беспрепятственно попадал на верфи, избегая взглядов любопытствующих. В Дептфорде Петр уже не брался за топор, уделяя основное внимание изучению теоретических основ кораблестроения, однако его спутникам приходилось по воле царя заниматься тяжелым физическим трудом.

По вечерам Петр и его друзья-волонтеры отдыхали весьма своеобразным способом. Анри Труайя на основании английских источников живописал яркие детали их повседневной жизни: «Вечерами русские, которые весь день работали, пускались во все тяжкие, так что соседи слушали с ужасом вопли и хохот этой банды. Дом, где они жили, был разгромлен. Спали неизвестно где, ели непонятно что и в любое время, не пощадили ни мебель, ни картины. Когда Джон Эвелин приехал в свой дом после трехмесячного пребывания в нем царя и его свиты, он был сражен: окна и двери были выбиты и сожжены, обои ободраны или испачканы, дорогие паркетные доски выломаны, художественные полотна пробиты пулями: каждый нарисованный персонаж служил мишенью; грядки в саду были вытоптаны, будто здесь был расквартирован целый полк. Эвелин заставил полицейских составить протокол. Ущерб составил 350 фунтов стерлингов. Эта сумма была возвращена владельцу из царской казны без малейших замечаний знаменитому путешественнику»(55).

Любимым занятием Петра I в дневное время являлись прогулки на яхте вниз по Темзе. Чаще всего судно останавливалось в Вулвиче, где находились интересовавшие царя морской арсенал, литейный и артиллерийский заводы. 2 марта адмирал Митчел передал высокому гостю замечательный подарок Вильгельма III — яхту «Королевский транспорт». Петр не остался в долгу и попросил адмирала вручить королю ответный подарок — огромный необработанный алмаз, завернутый в обрывок грязной бумаги(56).

Тем временем в Англию из Амстердама прибыл великий посол Головин, который привез царю приятное известие: ему удалось пригласить на службу многих морских офицеров, в том числе одного из лучших капитанов Корнелиуса Крюйса, норвежца на голландской службе. Он сразу получил от Петра I чин вице-адмирала. В общей сложности из Голландии на русскую службу согласилось перейти более ста человек. А в Англии царь пригласил на работу в Россию кораблестроителя Джозефа Ная, мастера шлюзного дела Джона Перри и еще четыре десятка других специалистов.

Настало время покидать Великобританию, от которой у Петра I остались самые лучшие впечатления. В «Походном журнале» отмечено: «…часто его величество изволил говорить, что оной Английской остров лучший, красивейший и счастливейший есть из всего света».

Петр I нанес английскому королю 18 апреля 1698 года прощальный визит, поблагодарил его за радушный прием, еще раз осмотрел монетный двор и через шесть дней на своей яхте отплыл обратно в Голландию. Свита вместе с багажом следовала за ним на другой яхте. По пути царь в последний раз остановился в Вулвиче, пострелял там из пушек, осмотрел военные корабли в Чаттаме (Чатеме) и дал прощальный пир английским капитанам и адмиралам, после чего вышел в Ла-Манш. Бури затруднили морское путешествие, однако через два дня яхты русских вояжеров благополучно прибыли в Амстердам. Там они провели еще три недели до отъезда в Вену. В это время посольство было озабочено погрузкой на корабли закупленного оружия и снаряжения, размещением по каютам нанятых в Голландии и Англии специалистов. Четыре корабля направлялись в Архангельск, пять — в Нарву. Среди закупленных редкостей были попугаи, мартышки, заспиртованные крокодил и меч-рыба, гербарии(57).

Пятнадцатого мая посольство сухим путем выехало в Вену через Лейпциг, Дрезден и Прагу. По дороге Петр осмотрел полотняную мануфактуру в городке Билефельде и замок Шаумбург, воздвигнутый в XI веке. В Лейпциге задержались на один день, «веселились довольно, из пушек стреляли»(58). 1 июня около одиннадцати часов ночи путешественники прибыли в столицу Саксонии — Дрезден. Петр, одетый в модный испанский камзол и удобные голландские башмаки, соблюдая инкогнито, скрывался в карете, заранее отказавшись от каких-либо церемоний. После непродолжительного ужина в замке курфюрста царь изъявил желание немедленно осмотреть тамошнюю кунсткамеру, где оставался до рассвета, подолгу задерживаясь у математических и ремесленных инструментов и механизмов. В последующие дни он еще дважды посетил этот музей, а также побывал на литейном дворе, осмотрел арсенал. Саксонский курфюрст и польский король Август II находился в то время в Польше, но прислал оттуда письменное распоряжение доставить коронованному гостю всевозможные удовольствия. К их числу относились застолья с музыкой и дамами, среди которых блистала своей красотой фаворитка короля графиня Мария Аврора Кёнигсмарк. Петр I был вполне доволен приемом, выражая хорошее расположение духа со свойственным ему темпераментом: по свидетельству наместника курфюрста, князя Антона Эгона Фюрстенберга, его величество во время ужина 2 июня «взял барабан и в присутствии дам стал бить с таким совершенством, что далеко превзошел барабанщиков». За следующим ужином ему «опять доставило удовольствие бить в барабан»(59).

С рассветом 4 июня прямо после бала Петр улегся в карете, где ему была приготовлена постель, и отправился в Вену. На пути находилась крепость Кёнигштейн, расположенная в 35 километрах от Дрездена на скалистом берегу Эльбы. Петр подробно осмотрел крепость и наблюдал за полетом ракет, выпущенных по случаю его приезда из крепостных орудий. Особенно заинтересовал путешественника винный погреб, где имелась бочка колоссальных размеров, вмещавшая 3300 ведер(60).

Не останавливаясь в Праге, государь 11 июня прибыл в Штоккерау, местечко в 28 верстах от Вены, где вынужден был прождать несколько дней, пока в столице не закончились приготовления к торжественной встрече русского посольства. Российская сторона хотела, чтобы цесарь повелел «великих и полномочных послов со многою шляхтою и рейторы встретить, а не с одними драгуны». Кроме того, послы просили предоставить им резиденцию за пределами города, «потому что ныне настоит время летнее». Венский двор удовлетворил все эти просьбы и решил выделять на содержание посольства по три тысячи гульденов еженедельно. Въезд посольства состоялся вечером 10 июня. Относительно пышности приема нет единого мнения: одни наблюдатели утверждали, что императорские кони, экипажи и ливреи по красоте и богатству значительно превосходили бранденбургские; другие, наоборот, говорили об ослепительном блеске бранденбургского двора и неожиданной скромности венского(61). Петр, по обыкновению, опередил послов и приехал в Вену инкогнито, на почтовых лошадях(62).

Посольство было размещено в просторном богатом доме графа Кёнигсека, окруженном прекрасно распланированным садом с фонтанами и множеством статуй; здесь же поселился и «десятник Петр Михайлов». 19 июля по настоятельной просьбе царя состоялась его неофициальная встреча с императором в замке Фаворит. Петр отправился туда одетым в темный кафтан, повязав на шею плохой галстук, с позолоченной шпагой на боку и без темляка, в сопровождении Лефорта в качестве переводчика. Слуги провели их через потайную дверь в большую столовую галерею, где ждал император Леопольд I. Беседа между монархами продолжалась не более четверти часа и свелась к заверениям в дружбе. Затем Петр вышел в сад, увидел на пруду венецианскую гондолу, запрыгнул в нее в порыве радости и, энергично гребя веслами, проплыл несколько кругов перед изумленными австрийскими камергерами(63).

Переговоры великих послов с австрийским императором и Петра I с канцлером графом Кинским о совместных действиях против Турции закончились безрезультатно: цесарское правительство твердо решило заключить мир с османами. Трехнедельное пребывание в Вене позволило Петру осмотреть арсенал, библиотеку, кунсткамеру, посетить соседние города, в том числе древний курорт Баден с теплыми серными источниками и венгерский город Пресбург (сейчас — столица Словакии Братислава) со знаменитым старинным готическим собором. В Вене царь и его спутники приняли участие в двух праздниках, один из которых был устроен 29 июня специально по случаю именин высокого российского гостя. В честь Петра гремел салют из двенадцати пушек, горел двухчасовой фейерверк с буквами VZPA («Виват царю Петру Алексеевичу»), более пятисот гостей пили за здравие русского государя до рассвета(64).

Одиннадцатого июля император Леопольд устроил грандиозное празднество Wirtschaft («хозяйство») — традиционный для венского двора костюмированный бал для 120 избранных персон. Большой танцевальный зал являл собой вид волшебного сада, уставленного цветущими деревьями в кадках, украшенного серебряными люстрами, большими зеркалами, картинами и множеством светильников-стенников со свечами. Австрийская элита должна была явиться на праздник в костюмах разных времен и народов: древнеримских, голландских, польских, китайских, цыганских и т. д. Петр I нарядился кудрявым фрисландским[10] крестьянином, а Леопольд и его супруга Элеонора — трактирщиками. Веселье продолжалось до четырех часов утра, царь был оживлен и танцевал «без конца и меры», открыв бал с избранной по жребию дамой — фрейлиной Иоганной фон Турн. Наутро царский карлик отвез ей презенты: перстень с алмазом, четыре пары соболей и пять кусков цветастой шелковой ткани — камки. Но и сам Петр не остался без подарков от цесаря: в тот же день Леопольд прислал ему великолепный хрустальный кубок итальянской работы ценой в две тысячи гульденов, из которого они накануне пили за здоровье друг друга, а также трех лошадей из императорской конюшни(65).

Из Вены Петр намеревался отправиться в Венецию, где уже шла энергичная подготовка к его встрече: у границы стояли наготове кареты и лошади, предусматривалась обширная развлекательная программа, в которую были включены соревнования гондол, концерты, маскарады, фейерверки и т. д. Но из Москвы пришли тревожные вести о бунте стрельцов, и царь решил немедля возвратиться на родину. Между тем выехать сразу не было возможности: Петру пришлось присутствовать на прощальной аудиенции Великого посольства у цесаря 18 июля. Первый посол Лефорт вручил Леопольду отъездные грамоты, дипломаты обменялись речами и отправились на торжественный обед на посольском дворе, где распорядитель Кёнигсакер потчевал изысканными винами русских послов и других начальных людей, в том числе «десятника Петра Михайлова».

На другой день в четвертом часу пополудни государь отправился в путь. Его сопровождали Лефорт, Головин, несколько волонтеров, в том числе Александр Меншиков, и младшие посольские чины. Возницын остался в Вене для дальнейших переговоров и участия в предстоящем мирном конгрессе. В первые три дня путешественники, не останавливаясь даже на ночлег, преодолели около 300 верст. Только на четвертые сутки, 23 июля, была сделана первая остановка с ночевкой. За Краковом Петр получил известие, что бунт подавлен, после чего продолжил свой путь в Россию уже с обычной скоростью, и дорога растянулась более чем на месяц. В маленьком галицийском городке Раве Русской царь встретился с польским королем Августом II. Они провели три дня в застольях и политических беседах, очень понравились друг другу и в знак полного взаимопонимания обменялись одеждой и шпагами(66). 

В шесть часов вечера 25 августа 1698 года государь и послы прибыли в Москву. Одежда упитанного Августа II болталась на худощавом жилистом Петре, как на вешалке, сбоку висела плохая шпага саксонца. Не заезжая в Кремль и не удосужившись навестить супругу, царь направился прямо в Немецкую слободу к любовнице Анне Монс, провел с ней некоторое время, а затем поспешил в дом Лефорта, где со своими армейскими товарищами прокутил всю ночь. Наутро в жизни России началась новая эпоха, сразу ознаменовавшаяся насильственным обрезанием длиннополой боярской одежды до колен «на голландский манер».

Основная дипломатическая цель Великого посольства не была достигнута — ни одно западное правительство не согласилось поддержать Россию в борьбе с Турцией, так как Европа готовилась к войне за Испанское наследство. Тем не менее полуторагодичное заграничное путешествие Петра I, волонтеров и русской миссии явилось мощным стимулом преобразования России по западному образцу. Отныне повседневная жизнь верхушки русского общества уже не могла оставаться прежней.

Заграничные ученики

Стремление Петра I «учиться у Европы» наиболее ярко воплотилось в отправках за границу многочисленных русских волонтеров, из которых далеко не все являлись добровольцами. Многие вынуждены были ехать, чтобы не испортить себе карьеру и не потерять высокое социальное положение, ведь Петр не выносил упрямства и косности. Надо сказать, что ученичество за границей не было абсолютным новшеством для России. Еще Борис Годунов послал нескольких молодых дворян на учебу в Любек, Оксфорд и Вену, но из них на родину вернулся только один. При Алексее Михайловиче за границу для обучения медицине были отправлены несколько родившихся в Москве иностранцев. В 1692 году с той же целью в Италию был послан упоминавшийся выше сын подьячего Посольского приказа Петр Постников. После четырех лет обучения он получил в Падуе звание доктора медицины и диплом, в восторженных выражениях удостоверявший его познания в области медицины и философии. Впоследствии Постников благодаря блестящему знанию итальянского, латинского и французского языков использовался Петром I на дипломатической работе(67).

Мощным стимулом для отправки русских учеников за границу явилось горячее желание царя-реформатора создать российский флот, для чего необходимы были русские корабельные мастера и морские офицеры. Во введении к Морскому регламенту Петр отметил, что посылал многих благородных людей в Голландию и другие страны для обучения кораблестроению и судоходству. В первой партии учеников было около шестидесяти дворян, 28 из которых были направлены в Италию, преимущественно в Венецию, а также в Голландию и Англию. Все они принадлежали к наиболее знатным русским родам. Ни один из них не стал хорошим моряком, зато некоторые сделались впоследствии выдающимися дипломатами. На этом поприще особенно отличились Борис Куракин, Григорий Долгорукий, Петр Толстой, Андрей Хилков. Таким образом, обучение мореходству приобретало меньшее значение, чем освоение европейских языков, приобщение к культуре западных стран. Русские ученики по возвращении на родину оказывались более подготовленными к делам государственного управления, чем к морской службе или корабельному делу. В начале января 1697 года, за два с небольшим месяца до отъезда из Москвы Великого посольства, в Голландию и Италию для изучения навигацкой науки отправилась особенно большая партия учеников из 61 человека молодых стольников и спальников из лучших боярских фамилий и такого же количества солдат из дворян(68).

Большинству русских людей было нелегко покидать свое отечество. В России того времени существовало убеждение, что всякое общение с «еретиками», то есть «латынянами» (католиками) и протестантами, представляет опасность для души. Кроме того, многие будущие ученики были уже людьми семейными и им приходилось покидать жен и детей на довольно долгий срок. Изнеженные и чванливые отпрыски родовитых боярских семей ощущали себя разжалованными в матросы. Вдобавок ко всему Петр I заранее грозил суровыми взысканиями в случае их возвращения без надлежащих свидетельств о достигнутых за границей успехах(69).

Царь снабжал учеников подробными инструкциями и требовал их неукоснительного выполнения. Например, Петру Толстому предписывалось основательно ознакомиться с географическими картами, компасами и другими морскими приборами, освоить управление кораблем и изучить все его составные части, оснастку и паруса и по возможности принять участие в морских сражениях. Но основной задачей русских волонтеров являлось овладение навыками кораблестроения; тем, кто достигнет успехов в этой области, Петр I обещал «милость большую по возвращении своем»(70). Кроме всего прочего, на каждого отправляемого за границу была возложена обязанность пригласить на службу и привезти в Россию двух «мейстеров». Расходы по доставке иностранных специалистов к месту назначения впоследствии должны были быть возмещены российским правительством, а в остальном командированные за границу должны были содержать себя за собственный счет(71).

Во время пребывания в Голландии Петр I имел возможность наблюдать за занятиями своих подданных. Он писал Андрею Виниусу, что некоторые из них, изучив только обращение с компасом, выразили уже желание возвратиться на родину, ни разу не побывав на море. Царь иронизировал по этому поводу, что для прохождения полного курса навигацкой науки необходимо еще узнать морскую болезнь. Более подробно о заграничных штудиях русских посланцев Петр пишет князю-кесарю Федору Ромодановскому: десять волонтеров работают вместе с ним на верфи Ост-Индской компании, двое изучают процесс изготовления мачт, еще двое знакомятся с устройством водяных мельниц, остальные «приставлены к плотничьим работам при кораблестроении или при оснастке судов». Семеро несли матросскую службу на различных голландских кораблях, а Александр Имеретинский, проявлявший интерес к «бомбардирному искусству», изучал в Гааге баллистику(72).

В Голландии и Венеции русские ученики осваивали преимущественно мореходство, но перед некоторыми другими волонтерами ставились иные цели. Например, несколько знатных дворян были посланы в Берлин для изучения немецкого языка и артиллерийской науки.

Проездной паспорт этих молодых людей был подписан Петром I в Вене 23 июля 1698 года. Вскоре царь получил известие, что они в Берлине занимаются усердно и начали изучать геометрию. С одним из этих волонтеров, Василием Корчминым, Петр состоял в личной переписке. На вопрос государя об успехах в науках его корреспондент отвечал, что вместе с товарищем Бужениновым прошел курс пиротехники и артиллерии, а теперь приступил к тригонометрии, но пожаловался, что его учитель, бранденбургский артиллерийский лейтенант, известный своими познаниями и педагогическими способностями, требует непомерную сумму — 100 талеров за каждого ученика. Таких денег у волонтеров не было, и Корчмин просил царя их прислать(73).

В 1703 году 16 молодых людей из северных уездов России были посланы в Голландию, чтобы изучать мореходство, голландский и французский языки. Отправившись в путь из Архангельска, в Северном море они попались в руки французских каперов и были отпущены лишь после того, как разбойники обобрали их до нитки. По прибытии в Голландию эти ученики находились под наблюдением адмирала Корнелиуса Крюйса, который помог им решить финансовые проблемы за счет казны(74).

Представители высшего сословия постепенно свыклись с мыслью о необходимости посылать сыновей для обучения за границу. Об этом свидетельствует письмо отца одного из учеников, отправленных в Голландию по царскому приказу в 1708 году. Рачительный родитель дает сыну много полезных советов. Прежде всего, тот не должен считать свою поездку за границу несчастьем или бременем; путешествие имеет целью сделать из него способного и верного слугу государя. Отец подчеркивает, что «между знанием и невежеством имеется громадная пропасть», поэтому волонтер «должен с пользой употреблять каждый час и трудолюбиво заниматься науками». В письме содержится настоятельный совет «выучиться по-французски, по-немецки», изучить математику, архитектуру, фортификацию, картографию, астрономию и естествознание, а также получить навыки обращения с компасом. Примечательно, что отец русского ученика не считал, что его отпрыск должен обязательно сделаться специалистом в области инженерного дела или мореходства. Вышеперечисленные науки и умения могли пригодиться на тот случай, если государь «даст ему назначение, на котором эти познания будут пригодны». Кроме того, отец советует узнать все «кавалерские обучения», посещать светские собрания и театры, научиться фехтовать, ездить верхом и стрелять(75).

Многие ученики основанной Петром I в 1698 году Навигацкой школы должны были по окончании курса отправляться за границу для дальнейшего образования. Царь требовал отчетов об успехах каждого ученика в отдельности и старался контролировать учебный процесс. Известно, что он читал письма, которые присылал из-за границы Никите Моисеевичу Зотову его сын Конон. После прочтения одного из них Петр похвалил отца за успехи сына, выпил за его здоровье стакан венгерского вина, а потом собственноручно написал ответ заграничному ученику.

Впоследствии Конон Зотов был послан во Францию в качестве российского агента, в чьи обязанности входили надзор за находящимися там русскими, содействие их временному поступлению на французскую службу, снабжение их деньгами. Деятельность Зотова показывает, что в процессе заграничного обучения из него получился всесторонне образованный человек. По поручению царя он решал во Франции торговые и политические вопросы, вел частные дипломатические переговоры с версальскими сановниками. В одном из писем Петру Зотов обращает его внимание на необходимость обучения молодых русских юридическим наукам, без которых невозможно наладить работу Адмиралтейства(76).

За находившимися в Голландии русскими учениками наблюдал постоянный агент князь Иван Львов, живший в Амстердаме. Сохранились его необычайно интересные донесения царю. Он постоянно жаловался на дикие выходки своих подопечных: они затевали драки, входили в неоплатные долги и даже угрожали жизни самого Львова, пытавшегося их урезонить. «Дела мои, — пишет князь кабинет-секретарю А В. Макарову, — есть вельми тяжкие для того, что те люди, кем мне то делать, все молодые, надежные, всяк надеетца на своих сродников, на свои знати и богатства. А я человек бедной, безродной, к тому же больной и весьма полуумерший, не токмо бы такими людьми управлять здесь, в вольных странах, воистинно и во отечестве нашем трудно». Сложность своего положения Львов объяснял еще и отсутствием какого-либо юридического статуса: «…моя комиссия тайная». Поэтому агент настойчиво добивался царского указа, чтобы учеников «приводили к послушанию государевы послы», которые «у тех дворов обретаются публично»(77). Он также просил царя дать инструкции относительно учебного плана. Петр ответил, что зимой надо заниматься теорией, а летом изучать морское дело на практике(78).

Тайные агенты надзирали за поведением и занятиями русских учеников и в других странах. Во Франции эти обязанности исполнял Конон Зотов, в Англии — Федор Салтыков, в Италии — сначала Петр Беклемишев, а затем Савва Владиславич-Рагузинский. Зотов из Парижа сообщал Макарову, что его подопечные тоже ведут себя не лучшим образом: «Господин маршал Дестре призывал меня к себе и выговаривал мне о срамотных поступках наших гардемаринов в Тулоне: дерутся часто между собою и бранятся такою бранью, что последний человек здесь того не сделает. Того ради отобрали у них шпаги». Некоторое время спустя пришло новое неприятное сообщение: гардемарин Глебов «поколол шпагой» своего товарища, юного князя Барятинского, причем тот был без оружия; по этой причине нарушитель спокойствия «за арестом обретается». Происшествие поставило французские власти в тупик, ибо прежде здесь не происходило ничего подобного: «…хотя и колются, только честно, на поединках, лицом к лицу»(79).

Некоторые ученики чувствовали себя за границей очень несчастными, жаловались на тяжелую жизнь, материальные лишения, непосильную работу и опасности морских плаваний. Их тяготила необходимость изучать ненужный, по их мнению, латинский язык. В 1716 году было решено послать 30 или 40 русских молодых людей в Кенигсберг, где они должны были научиться немецкому языку, чтобы потом плодотворно работать во вновь создаваемых коллегиях. При них состоял особый инспектор, наблюдавший за тем, чтобы они усердно учились(80).

Во время войны за Испанское наследство русские молодые люди под руководством голландского инженера Коегораса изучали основы тактики и инженерии, одновременно сыновья князя Аникиты Ивановича Репнина осваивали военное дело под командованием прославленного полководца Евгения Савойского. Молодые Репнины причинили отцу немало хлопот своими долгами и буйным поведением. В 1717 году он писал Петру I «Дети мои, князь Василий и князь Юрий, отправлены в цесарскую армию для искусства к князю Евгению, и я, вступя в долг, послал к ним 800 червонных; они в Вене жили, а теперь в обозе живут непотребно со всяким непостоянством; и те все деньги и посланные мною еще 300 червонных прожили и много долгу еще нажили, которого и заплатить не могу, потому что до сих пор они уже стоят 15 000 рублей, из которых с семь тысяч взято мною в долг, кроме того, что они беспутным своим житьем наделали долгов. И для того со слезами рабски прошу ваше царское величество да повелит мне дать указ, чтоб детей моих взять, для чего послать мне кого-нибудь из офицеров; а они, дети мои, будучи там, в армии, от своего беспутного житья вашему величеству ныне и впредь никакого плода не покажут, только мне вечный стыд и разорение и несносная к старости печаль»(81). Слуга Василия и Юрия Репниных писал их отцу, что оба молодых князя, обремененные долгами, пребывают «в великой мизерии» по причине мотовства. Братья взяли на иждивение двух встречных французов, которые их обокрали. Оказавшись без средств, Репнины продали за бесценок лошадей и одежду, оставив для себя «по одному кавтану», однако вырученные деньги моментально потратили, так что «и хлеба купить не на что».

Не меньшие финансовые затруднения испытывал двоюродный брат кабинет-секретаря Алексея Макарова Василий Шапкин, обучавшийся кораблестроению в Англии. Он умолял Алексея Васильевича, чтобы тот «приказал прислать хотя малое число денег, чрез вексель перевести в Лондон на расплату долгов, також на покупку инструментов и книг». «А я, — жаловался Шапкин, — истинно в великой нужде обретаюсь здесь, почитай, наг и бос, а должники (кредиторы. — В.Н.) мои уже не дают мне свободности во времени, хотят посадить в тюрьму».

С 1720 по 1722 год во Франции инженерному делу обучался знаменитый «арап Петра Великого», прадед А. С. Пушкина Абрам Ганнибал. В своих письмах Алексею Макарову он тоже сетовал на нужду: «мы здесь в долгу не от мотовства, но от бумажных денег» (то есть от инфляции и связанного с ней роста цен). Ганнибалу повезло — о нем позаботился живший в то время в Париже П. И. Мусин-Пушкин. «Ежели бы здесь не был Платон Иванович, — писал заграничный ученик, — то б я умер с голоду. Он меня по своей милости не оставил, что обедал и ужинал при нем по все дни»(82).

В 1716 году пять молодых людей были посланы в Персию, чтобы научиться татарскому, арабскому и персидскому языкам, знание которых необходимо было для дипломатической работы на Востоке. Продолжалась и отправка волонтеров за границу для изучения мореходного дела. В начале 1717 года для службы во французском флоте было командировано 20 гардемаринов, а в Венецию их было послано 27 человек. В том же году в одном только Амстердаме числились 69 русских навигаторов(83). Ученики направлялись туда также для постижения способов устройства каналов, гаваней, доков и других портовых сооружений(84).

В 1719 году около тридцати молодых людей были командированы в Голландию и Англию, чтобы учиться медицине; Иван Никитин и Андрей Матвеев изучали живопись в Голландии, Михаил Земцов и Петр Еропкин осваивали основы архитектуры в Италии. Алексей Бестужев-Рюмин, ставший впоследствии российским канцлером, посещал в Берлине гимназию(85).

Командировки русских учеников за границу продолжались до последних лет жизни Петра. Французский консул Анри Лави 22 декабря 1720 года сообщил своему министру иностранных дел аббату Гийому Дюбуа: «Так как сто молодых людей, изучавших в иностранных землях навигацию и иные искусства и ремесла, вернулись из-за границы, то Его Царское Величество приказал академии выбрать сто пятьдесят других молодых дворян, которых пошлют на место вернувшихся для изучения тех же предметов»(86).

Историк М. М. Богословский справедливо отметил: «Не будет преувеличением сказать, что не было сколько-нибудь знатной и видной фамилии, хотя бы один из членов которой не побывал при Петре за границей»(87).

«Предивный путь» дедушки Толстого

Одним из самых необычных русских учеников за границей стал Петр Толстой, который в возрасте пятидесяти двух лет, будучи уже дедушкой, испросил у царя разрешение отправиться волонтером в Италию для изучения военно-морской науки. Несомненно, он руководствовался исключительно карьерными соображениями, рассчитывая завоевать расположение Петра I. И его расчет оправдался. До заграничного путешествия он, несмотря на солидный возраст, имел только скромный чин стольника, а по возвращении в Россию стремительно продвинулся по службе и вскоре стал одним из самых выдающихся русских дипломатов.

Толстой выехал из Москвы 26 февраля 1697 года вместе с тридцатью семью отпрысками знатнейших фамилий. Его сопровождали только солдат-охранник и слуга. Расставание с Россией далось волонтеру нелегко: целых три дня провел он в Дорогомиловской слободе, прощаясь с родственниками(88).

Толстой пересек границу России 23 марта, а неделю спустя переправился на пароме через Днепр и оказался «в городе короля польского Могилеве»(89), откуда добрался до Вены. В дороге Петр Андреевич собственноручно вел путевой дневник, содержащий замечательные подробности его повседневной жизни. «И ехал я, — пишет путешественник, — от Вены до итальянской границы 12 дней, где видел много смертных страхов от того пути и терпел нужду и труды от прискорбной дороги». Особенно труден был переход через Альпы: «…не столько я через те горы ехал, сколько шел пеш, и всегда имел страх смертный пред очима»(90).

В Италии Толстой, не ограничившись изучением военно-морского дела, проявлял невероятную любознательность. Он посещал правительственные учреждения, ватиканские дворцы, промышленные предприятия, госпитали, учебные заведения, зверинцы и другие места, которые счел достойными своего внимания. У него были все необходимые задатки для восприятия западной культуры. По справедливому замечанию Н. И. Павленко, Петр Андреевич обладал рядом способностей, крайне необходимых путешественнику: «…находясь в чужой стране, среди незнакомых людей, он не проявлял робости, вел себя с достоинством, как человек, которого ничем не удивишь, ибо он ко всему привык; другой дар — умение заводить знакомства, располагать к себе собеседника. Скованность была чужда складу его характера, и он быстро находил пути сближения со множеством людей, с которыми встречался»(91).

Толстой интересуется самыми разнообразными предметами. Он описывает церкви и монастыри в Польше, Италии и Вене, рассказывает о католическом богослужении, на котором ему довелось присутствовать, очень подробно характеризует польских магнатов, сообщает о деталях их жизни, перечисляет предметы роскошной обстановки, статуи, хрустальную посуду. Он повествует также о железоделательном производстве в Силезии, рассказывает о художественных воротах в Ольмюце (современный Оломоуц в Чехии), виноградниках и огородах на пути в Вену, великолепных парках и фонтанах в цесарской резиденции Шёнбрунн. Особое внимание Толстого привлекла венская больница, поразившая его своими размерами. В Италии путешественник удивляется великолепию ухоженных садов и роскоши дворцов.

В Вене Толстой пробыл лишь шесть дней, но успел увидеть и описать очень многое. Он обратил внимание на отсутствие деревянных строений в городе, на обилие церквей и монастырей, на проезжающие по улицам «изрядные» кареты. У здания ратуши его внимание привлекло изваяние Фемиды: «…подобие девицы вырезано из белого камени с покровенными очми во образе Правды, якобы судит, не зря на лицо человеческое, праведно»(92).

Наибольший интерес представляет та часть «Путевого дневника» Толстого, в которой запечатлено его пребывание в Италии. Петр Андреевич посетил Венецию, Бари, Неаполь, Рим, Флоренцию, Болонью, Милан и Сицилию. Ему не удалось побывать лишь на северо-западе Апеннинского полуострова — в Турине.

В Италию Толстой прибыл уже с достаточно обширным багажом впечатлений. Например, путешественника не могли теперь удивить каменные здания и вымощенные улицы итальянских городов. Но Венеция поразила Петра Андреевича: каналы вместо улиц и передвижения по городу на лодках пленили воображение человека, прожившего почти всю свою жизнь в сухопутной Москве. «В Венеции, — отмечал путешественник, — по всем улицам и по переулкам по всем везде вода морская и ездят во все домы в судах, а кто похочет идтить пеш, также по всем улицам и переулкам проходы пешим людям изрядные ко всему дому». Дома «изрядного каменного строения» и «добрые работы» Толстой видел в Местре, Виченце, Вероне, Болонье.

Наибольшее впечатление на путешественника произвела Мальта. «Город Мальт, — писал он, — сделан предивною фортификациею и с такими крепостьми от моря и от земли, что уму человеческому непостижимо».

Особый восторг у Толстого вызывали фонтаны, которые он видел во всех итальянских городах, а также в Варшаве и Вене. Но ни с чем не сравнимы были фонтаны Рима и окрестных парков. Петр Андреевич не мог скрыть своего восхищения: «…а какими узорочными фигурами те фонтаны поделаны, того за множеством их никто подлинно описать не может, а ежели бы кто хотел видеть те фонтаны в Риме, тому бы потребно жить два или три месяца и ничего иного не смотреть, только б одних фонтан, и насилу б мог все фонтаны осмотреть». Некоторые из них он описал на страницах своего дневника: «…первая фонтана — вырезан лев из камени, против него также из камени вырезан пес, и, когда отопрут воду, тогда лев со псом учнут биться водою, и та вода от них зело высоко брызжет, и около их потекут вверх многие источники вод зело высоко». Особый восторг вызвали у Толстого фонтаны с музыкальным устройством: каменная фигура «держит в руке один великий рог и тою же водою действует в тот рог, трубит подобно тому, как зовут в роги при псовой охоте». Рядом вода приводила в действие волынку и флейты в руках у десяти мраморных девиц. Путешественнику довелось наблюдать также фонтаны с сюрпризами, обливавшие водой всякого, кто наступал на секретный механизм(93).

Обустройство повседневного быта приезжего в каждом новом городе начиналось с поиска подходящей остерии, то есть гостиницы. Комфорт и роскошь этих заведений были в диковинку видавшему виды немолодому стольнику, привыкшему к грязным и тесным комнаткам российских постоялых дворов и харчевен. В Венеции каждому приезжему иностранцу «отведут комнату особую; в той же палате будет изрядная кровать с постелью, и стол, и кресла, и стулы, и ящик для платья, и зеркало великое, и иная нужная потреба». Слуги «постели перестилают по вся дни, а простыни белые стелят через неделю, также палаты метут всегда и нужные потребы чистят». Кормили гостей дважды в день — обедом и ужином. Толстой отмечал, что пища «в тех остериях бывает добрая, мясная и рыбная». На стол подавалось вдоволь виноградных вин и фруктов. Все эти услуги стоили очень дорого: 15 алтын в сутки, что можно приравнять примерно к восьми золотым рублям начала XX века(94).

Кажется, Петра Андреевича более всего удивляло наличие в гостиничных комнатах белоснежного постельного белья; видимо, в России он к этому не привык Где бы ни останавливался на ночлег Толстой, он обязательно отмечал, что ему предоставили «палату изрядную, где спать, и в ней кровать с завесом и постелию чистою». Почти в каждом рассказе о пребывании в европейских остериях фигурирует упоминание о «белых простынях»(95).

Особенным убранством отличались римские гостиницы для иностранцев. «Остерии в Риме, в которых ставятся форестеры (приезжие иноземцы. — В.Н.), зело богаты и уборны; палаты в них обиты кожами золочеными и убраны изрядными картинами; кровати изрядные золоченые, постели также хорошие, простыни всегда белые с кружевами изрядными. И когда хозяин остерии кормит форестеров, тогда на столах бывают скатерти изрядные белые и полотенца ручные белые ж по вся дни, блюда и тарелки оловянные изрядные, чистые, ножи с серебреными череньями, а вилки и ложки и солонки серебреные, все изрядно и чисто всегда бывает»(96).

В Венеции Толстому довелось побывать на маскараде, что произвело на него неизгладимое впечатление. «И так всегда в Венеции увеселяются, — отметил он, — и не хотят быть никогда без увеселения, в которых своих веселостях и грешат много, и, когда сойдутся на машкарах на площадях к собору Святого Марка, тогда многие девицы берут в машкарах за руки иноземцев приезжих и гуляют с ними и забавляются без стыда». Путешественник особо подчеркнул при этом, что венецианки «ко греху телесному зело слабы». Зато неаполитанские женщины, по его мнению, были целомудренны и скромны: в Неаполе «блудный грех под великим зазором и под страхом, и говорить о том неаполитанцы гнушаются, не только что делать». Столь же строгим поведением отличались римлянки и жительницы Болоньи: «Женский народ в Риме зазорен (стыдлив. — В.Н.) и не нагл и блудный грех держат под великим смертным грехом и под зазором, а наипаче под страхом», «Женский народ в Болоний изрядный, благообразный»(97).

Путешественник обратил внимание еще на одно обстоятельство, весьма странное с точки зрения русского человека того времени: повсюду в Италии продавалось огромное количество разнообразных вин, однако пьяных нигде не было видно. «Пьянство в Риме под великим зазором, — пояснил Толстой, — не токмо в честных людях, и между подлым народом пьянством гнушаются»(98).

Русский путешественник не довольствовался случайными впечатлениями от увиденного, а специально ездил осматривать разного рода достопримечательности. «Рано нанял я себе коляску, — рассказывает Петр Андреевич, — и поехал смотреть удивления достойных вещей, обретающихся в ближних местах от Неаполя».

Иногда он осматривал достопримечательности в сопровождении гида. Например, в Риме папа Иннокентий XII прикрепил к московскому гостю своего конюшего, который показывал ему город.

Толстой не забывал об обязанностях ученика, поэтому с особым вниманием осматривал учебные заведения. Так, его очень заинтересовало принадлежавшее иезуитам платное училище в Неаполе. Дворянских детей обучали там не только основам различных наук, но и фехтованию, танцам, верховой езде. «И те студенты зело меня удивили, — подчеркнул путешественник, — как бились на шпагах и знаменем играли, и танцовали зело малолетние ребятки лет по 10 или по 12; а в науках своих зело искусны»(99).

Иногда Толстой сравнивал итальянские города с Москвой: «Обыкность в Неаполе у праздников подобна московской. У той церкви, где праздник, торговые люди поделают лавки и продают сахары и всякие конфекты, и фрукты, и лимонады, и щербеты». Родную Москву ему напомнили и роскошные кареты со знатными седоками, за которыми следовало большое количество пеших слуг(100).

Толстой отправился в заграничное путешествие не ради отдыха и экскурсий, его основной задачей являлось обучение военно-морскому делу. Итальянская морская практика Петра Андреевича продолжалась в общей сложности два с половиной месяца. В первое, самое продолжительное плавание он отправился из Венеции 10 сентября 1697 года, а вернулся 31 октября. В путевых записках отмечено: «Нанял я себе место на корабле, на котором мне для учения надлежащего своего дела ехать из Венеции на море, и быть мне на том корабле полтора месяца или больше…» Это плавание являлось каботажным, поскольку корабль «Святая Елизавета» шел вдоль восточного побережья Апеннинского полуострова, заходя на Истрию — в Ровинь и Пулу.

В ночь на 21 октября корабль застигла буря. «Нам, — пишет Толстой, — был отовсюды превеликий смертный страх: вначале боялись, чтоб не сломало превеликим ветром арбур[11]… потом опасно было, чтоб в темноте ночной не ударить кораблем об землю или о камень; еще страх был великий не опрокинуть корабля». К счастью, всё обошлось благополучно: мачта не сломалась, корабль не сел на мель и не опрокинулся(101).

Второе морское путешествие было менее продолжительным. Толстой отбыл на корабле из Венеции в Дубровник 1 июня 1698 года, но обратно на этом судне не поплыл, а был высажен на юге Италии, в Бари, по суше добрался до Неаполя, а оттуда 8 июля отправился в третье плавание. Корабль с русским путешественником на борту держал путь на Мальту с заходом на Сицилию. Между двумя этими островами Толстого ждало опасное морское приключение. 16 июля фелюга[12], на которой он находился, встретилась в море с тремя турецкими кораблями, каждый из которых имел на вооружении 60 пушек. Вступать в сражение с превосходящими силами противника было бы безрассудно, поэтому итальянское судно поспешило ретироваться в Палермо, где на время укрылось в гавани вместе с тремя мальтийскими галерами. После ухода из сицилийской акватории турецких кораблей можно было продолжить путь.

Каждое плавание заканчивалось выдачей Толстому аттестата с оценкой его успехов в овладении военно-морским ремеслом. Капитан корабля «Святая Елизавета» отметил, что русский навигатор «в познании ветров так на буссоле (компасе. — В.Н.), яко и на карте, и в познании инструментов корабельных, дерев и парусов и веревок есть, по свидетельству моему, искусный и до того способный». Судя по содержанию второго аттестата, основная задача венецианского судна, на котором находился Толстой, состояла в преследовании заходивших в итальянские воды турецких кораблей. Однако морской бой с османами не состоялся, ибо, как указано в аттестате, противники, «видя свое безсилие, утекли к берегу». Это не помешало капитану засвидетельствовать, что «именованный дворянин московский купно с солдатом всегда были не боязливы, стоя и опирался злой фортуне».

Накануне отъезда из Венеции на родину, 30 октября 1698 года, венецианский дож выдал Толстому аттестат, подводивший итоги овладению им военно-морской наукой, из которого следует, что русский навигатор прошел курс теоретической подготовки и получил навыки кораблевождения, управляя судном во время осенних штормов, в осеннее время 1697 года «в дорогу морскую пустился, гольфу (залив. — В.Н.) нашу переезжал, на которой чрез два месяца целых был неустрашенной в бурливости морской и в фале фортун морских не устрашился, но во всем с теми непостоянными ветрами шибко боролся». Кроме того, в аттестате отмечено, что русский волонтер ознакомился в Италии с географией и математикой. Венецианский дож свидетельствовал, что Толстой — «муж смелый, рачительный и способный»(102). Если верить этим оценкам, получалось, что в лице вернувшегося на родину волонтера Россия могла бы приобрести превосходного моряка. Однако проверить это не удалось — Петр Андреевич более не служил на море ни одного дня. Петр I использовал его на дипломатической и административной работе.

Боярин становится рыцарем

Особое место в ряду поездок русских путешественников за границу занимают странствия Бориса Петровича Шереметева, отправившегося в путь через три месяца после отъезда из Москвы Великого посольства. В указе Шереметеву цель его поездки формулировалась следующим образом: «…ради видения окрестных стран и государств и в них мореходных противу неприятелей Креста Святого военных поведений, которые обретаются во Италии даже до Рима и до Мальтийского острова, где пребывают славные в воинстве кавалеры»(103). Позже, во время аудиенции при дворе германского императора Леопольда I, Борис Петрович заявил, что его путь лежит на Мальту, к тамошним кавалерам ордена Святого Иоанна Иерусалимского, «дабы, видев их храбрые и отважные усердия, большую себе восприяти к воинской способности охоту»(104). Инициатива путешествия будто бы исходила от самого Шереметева, которому поездка обошлась в 20 500 рублей.

Историк Н. И. Павленко не без основания предполагает, что в действительности Петр I возложил на путешественника тайную дипломатическую миссию. Тот посетил Речь Посполитую и Австрию, где встречался с польским королем Августом II и германским императором Леопольдом I. Дальнейший его путь лежал в Венецию. «Совершенно очевидно, — пишет Павленко, — что маршрут Шереметева предварял маршрут царя и являлся частью общего плана русской дипломатии по сколачиванию антиосманского союза европейских держав»(105). Шереметев, по всей видимости, добился в своей миссии большего успеха, чем Петр I и великие послы, которые, как известно, в Венецию не попали.

Борис Петрович покинул Москву 22 июня 1697 года. По России он ехал не спеша и без приключений; три дня провел в своей коломенской вотчине, куда на его проводы съехалась вся родня. Навестил он и кромскую вотчину, где пробыл больше недели. Но с момента пересечения русско-польской границы начались неприятности с долей опасности: в Речи Посполитой начался очередной «рокош» — гражданская война, сопровождаемая мятежами, грабежами и убийствами. Благожелательные к России представители католического духовенства посоветовали Шереметеву продолжать путь «с великим опасением». Он решил ехать далее под именем ротмистра Романа, а его свита из царедворцев и слуг была объявлена «равными товарищами». Однако полностью сохранить инкогнито не удалось: поляки заподозрили, что едет боярин со свитой, в связи с чем путешественнику пришлось провести сутки в тюрьме до выяснения его личности и цели поездки через польские земли.

Зато при дворе польского короля Шереметева ожидал почет. 5 ноября путешественник остановился в доме, приготовленном для него по приказанию короля. Не успел Борис Петрович выйти из дорожного экипажа, как к нему явились высшие сановники Речи Посполитой и королевский секретарь Клейст.

— Желаете вы представиться его величеству приватно или церемониально? —  спросил секретарь.

— Прошу принять меня без церемоний, — ответил боярин.

На другой день, в пятом часу пополудни, Август II «прислал за Борисом Петровичем вызолоченную карету, обитую внутри бархатом и заложенную в шесть лошадей». Впереди ехали верхом свитские дворяне и слуги Шереметева. Экипаж остановился у самого крыльца королевской резиденции. В приемной комнате гость в присутствии польских сенаторов произнес перед королем краткую речь на русском языке, в которой описал свою службу на дипломатическом и военном поприщах, а затем поздравил его величество с недавно совершившейся коронацией. После этого Шереметев и его свита, по обычаю того времени, были допущены к руке Августа II.

Впоследствии Борис Петрович нанес еще несколько приватных визитов королю, который беседовал с ним откровенно и выказывал ему знаки особого уважения(106). 19 ноября в честь русского гостя был дан великолепный обед в королевском дворце, после чего Шереметев послал Августу II щедрые дары: «два сорока[13] соболей, мех соболий, две черные лисицы и богатое турецкое ружье». Король отдарился двумя ружьями, двумя французскими пистолетами, серебряной шкатулкой, обложенной драгоценными камнями, и кубком, сделанным из большой морской раковины в серебряной позолоченной оправе. Польские вельможи получили от Бориса Петровича прекрасных лошадей, меха и великолепные турецкие сабли, а в ответ преподнесли ему золотые часы и большие серебряные шандалы — подсвечники на одну свечу.

«Записки путешествия Бориса Петровича Шереметева» тщательно регистрируют каждое перемещение и каждую встречу боярина. О нем говорится в тексте в третьем лице и с известной долей уважения; следовательно, записи вел не он сам, а кто-то из его свиты, вероятно, Алексей Курбатов, впоследствии известный «прибыльщик» — разработчик выгодных для казны экономических мероприятий. Однако этот документ, вне всякого сомнения, составлялся с ведома Шереметева и, вполне возможно, по его подсказке(107).

Перед въездом Шереметева в Вену 10 декабря император Леопольд I выслал ему свою карету и переводчика Адама Стиля, обратившегося к гостю с приветственной речью. Тот сообщил Шереметеву день и час аудиенции и от имени императора принес Борису Петровичу извинения, поскольку Леопольд не мог принять его сразу из-за траура (тремя днями ранее скончалась его сестра Элеонора, вдова польского короля Яна Собеского).

Аудиенция состоялась 17 декабря, во время ее проведения русский путешественник в немецком платье стоял «на особливом месте при столе». Император снял со своей руки бриллиантовый перстень и подарил гостю. Затем он снабдил его рекомендательными письмами к римскому папе и Великому магистру Мальтийского ордена. Позже гость был представлен сыну императора, королю Римскому и Венгерскому Иосифу, которому подарил черкесскую лошадь с великолепным седлом и колчан со стрелами в золотой оправе, а в ответ получил золотую цепь с королевским портретом(108).

Путешественник побывал в расположенном близ Вены Бадене, известном своими горячими источниками, а оттуда отправился в Венецию.

Шереметев приехал в город-республику во время Масленицы. По случаю болезни дожа официальная аудиенция не состоялась, зато был дан великолепный обед. Бориса Петровича угощали сахарами и конфетами «на ста осьмидесяти блюдах», а вином — из шестидесяти бутылок. Затем он поехал в Рим и прибыл туда 21 марта 1698 года. Папа Иннокентий XII принял гостя с радушием: не велел отбирать у него шпагу и шляпу при входе в аудиенц-залу, лично взял из его рук грамоты Петра I и Леопольда I, допустил к своей руке, а сам поцеловал его в голову. 30 марта Иннокентий благословил Шереметева образом Спасителя из золота на мраморной доске, подарил ему трость, оправленную золотом и драгоценными камнями, и прислал «рыб многих и сахаров и вин разных множество, блюдах на семидесяти». Наутро боярин отправил католическому перво-святителю соболье одеяло стоимостью в 900 рублей, а также два куска дорогой парчовой материи и две сотни горностаевых шкурок(109).

Из Рима Шереметев и его свита на семи колясках отправились на юг, к Неаполю. За ними следовали две фуры с мехами — предстояло сделать еще немало подарков.

Участникам вояжа пришлось преодолевать Альпы в неблагоприятное время, когда путь преграждали снежные заносы. Для расчистки дороги нужно было нанять до сотни людей; они же тащили кладь, поскольку лошади не могли идти по льду и глубокому снегу. Сам Борис Петрович «пошел пеш через те великие горы и через те великие опалые с гор сугробы, и шли они с великою трудностию и опасностию от снега с гор верст семь и ночевали в деревнишке Доня, в которой и есть добыть не могли»(110).

Морское плавание от берегов Италии до Мальты также казалось опасным, ведь в этих водах разбойничали турецкие каперы, захватывавшие в плен итальянские купеческие суда. Шереметев на всякий случай нанял в Неаполе два корабля — разведывательный и пассажирский. Но предосторожности оказались излишними: в море его фелюгу встретили семь хорошо вооруженных мальтийских галер. У Бориса Петровича появилась мимолетная надежда отличиться в морском сражении — вдали маячили четыре небольших турецких каперских судна. Галеры кинулись было в погоню, но не смогли настичь более быстроходные парусные корабли.

Второго мая Шереметев вступил на Мальту — конечный пункт путешествия. У пристани его ожидали три кареты великого магистра, а перед крыльцом отведенного гостю дома его встречали генерал-командор и два кавалера ордена. Они помогли Борису Петровичу выйти из экипажа и объявили, что им велено «находиться при нем безотлучно, довольствовать его со свитою столом и напитками во все время пребывания в Мальте». Великий магистр Раймонд Переллос де Рокафул прислал своего трубача, которому приказал трубить ежедневно перед обеденным и вечерним застольем гостя, отказавшись от этой почести, полагавшейся ему самому, на всё время пребывания русского вельможи на острове.

Через два дня Борис Петрович был принят Великим магистром на торжественной аудиенции. Гость стоя прочел речь, причем хозяин при произнесении царского титула Петра I снял шляпу. Потом они продолжили беседу, сидя в креслах под балдахином. Два последующих дня путешественник осматривал городские укрепления, 8 мая присутствовал на литургии в церкви Святого Иоанна Предтечи, занимая почетное место по правую руку от Великого магистра. В тот же день он отправил Рокафулу свои подарки, состоявшие из мехов и парчовых материй. Гость не забыл одарить и главных кавалеров Мальтийского ордена.

Девятого мая Шереметев был приглашен к обеденному столу Великого магистра. Перед началом обеда Рокафул возложил на Бориса Петровича алмазный мальтийский командорский крест и трижды обнял его. Теперь русский путешественник стал одним из командоров знаменитого Мальтийского ордена. Затем начался пир, во время которого, как отмечено в «Записках путешествия», «в кушанье и питье многое было удовольствие и великолепность, также и в конфектах»(111).

Пребывание на Мальте было недолгим. На обратном пути Шереметев снова увидел Неаполь, а оттуда съездил в Бари на поклонение мощам святителя Николая. Затем он в течение двух суток был свидетелем мощного извержения Везувия: раскаленные камни разлетались на три или четыре мили, огненная лава поглощала окрестные селения, погибло множество людей, а около тридцати тысяч человек бежали в Неаполь, спасаясь от стихии. По улицам города почти невозможно было ходить, поскольку они были покрыты пеплом более чем на четверть аршина, то есть почти на 20 сантиметров. Лишь на третьи сутки сильный ночной ливень затушил пламя вулкана и спокойствие в городе восстановилось(112).

Из Неаполя Шереметев поехал в Рим, где на этот раз смог остаться на более долгое время, чтобы осмотреть исторические достопримечательности и различные городские заведения. Он вновь увиделся с папой, вручившим ему ответные грамоты Петру I и императору Леопольду. Затем путешественник отправился во Флоренцию, где посетил великого герцога Козьму III. Тот подарил гостю резную шкатулку с лекарствами, оправленную в серебро и украшенную драгоценными камнями. Далее Шереметев совершил вояж через Венецию в Вену, где вновь был принят императором Леопольдом и его сыном-королем Иосифом.

— Желаю, — сказал цесарь русскому вельможе, — чтобы полученный вами орденский знак поощрил вас к новым подвигам, полезным для всего христианства.

Приставленный к гостю в качестве переводчика иезуит Вольф передал ему смысл пожелания императора. В тот же день король Иосиф прислал Шереметеву новый подарок — золотую шпагу, осыпанную бриллиантами. Сведения об ответном ходе Бориса Петровича в источниках отсутствуют: видимо, запасы собольих и горностаевых мехов иссякли.

Из Вены странник выехал 11 сентября 1698 года. Он вновь проследовал через Польшу, затем побывал в Киеве и вернулся в великорусские земли, не забыв отдохнуть после путешествия в своих имениях и найдя время для занятий усадебным хозяйством. 10 февраля 1699 года Борис Петрович возвратился в Москву. Секретарь австрийского посольства Иоганн Георг Корб отметил в своих записках: «Князь Шереметев, выставляющий себя мальтийским рыцарем, явился с изображением креста на груди; нося немецкую одежду, он очень удачно подражал и немецким обычаям, в силу чего был в особой милости и почете у царя»(113).

Европейские странствия

С годами энергия Петра Великого не ослабевала. Он месяцами колесил по России во всех направлениях, а также выезжал много раз в Польшу и Германию для переговоров с польским и прусским королями, руководства действиями русской армии против шведов и лечения на европейских курортах. 27 января 1716 года началось второе длительное заграничное путешествие Петра I, растянувшееся почти на два года.

Прежде всего необходимо было подумать о здоровье. Тяжелая болезнь царя, приковывавшая его к постели в течение всего декабря 1715 года, вынудила его отправиться на лечение в нижнесаксонский курортный городок Бад-Пирмонт. Однако помимо принятия лечебных процедур Петру необходимо было решить за границей ряд дел государственной важности: заключить дружественный и династический союз с Мекленбургом, попытаться организовать совместный русско-датский морской десант к берегам Швеции, а главное — побывать с политическими и познавательными целями во Франции.

Вместе с Петром в путешествие отправилась Екатерина. Еще государь взял с собой племянницу Екатерину Иоанновну, которую намеревался выдать замуж за герцога Мекленбургского. Августейшие путники ехали на запад медленно, с продолжительными остановками, вызванными недомоганиями обоих супругов. В Риге они провели неделю, с 2 по 7 февраля 1716 года, в Данциге оставались с 18 февраля по 1 мая(114).

Восьмого марта в Данциг приехал мекленбургский герцог Карл Леопольд. Будущий родственник, человек грубый, угрюмый, малообразованный и своевольный, не понравился российскому государю. Но личные симпатии не могли играть заметной роли в проекте брачного и династического союза: Петр I был заинтересован в установлении дружественных отношений с Мекленбургом, чтобы закрепить влияние России в Германии.

В последующий месяц Петр с супругой, племянницей и ее женихом проводил дни, осматривая средневековые замки и церкви, посещая многочисленные музеи; вечера были посвящены театрам, а также балам и ассамблеям в домах вельмож. На свадьбу съехались представители государей Дании, Пруссии и Ганновера; польский король Август II явился лично. С этим старым знакомым Петр многократно встречался наедине и обсуждал вопросы европейской политики.

Бракосочетание Екатерины Иоанновны и Карла Леопольда состоялось 8 апреля 1716 года. В 2 часа дня российский генерал Адам Адамович Вейде в своей карете повез жениха в дом, где остановился Петр I. Царь в присутствии находившихся в его свите андреевских кавалеров торжественно надел на герцога орден Святого Андрея Первозванного, а потом проводил его в покои невесты, которая ждала нареченного с велико-княжеской короной на голове. Затем Петр с супругой, Август II, прочие иностранные гости, российские, мекленбургские и польско-саксонские придворные сопроводили жениха и невесту в часовню, расположенную через улицу от дома российского монарха. Обряд венчания был совершен русским архиереем. Во время церемонии, продолжавшейся два часа, Петр, по своему обыкновению, часто переходил с места на место и сам указывал певчим те места в псалтыре, которые им надлежало исполнять(115). Из часовни свадебная процессия отправилась в дом герцога, где в узкой комнате был накрыт праздничный стол. На площади перед домом был устроен фейерверк, во время которого Петр с удовольствием зажигал и запускал ракеты(116).

Первого мая Петр с супругой и свитой покинул Данциг и продолжил свой путь на запад. По дороге он непременно хотел встретиться с датским королем Фредериком IV для выработки плана совместных военных действий против Швеции. Посол в Копенгагене князь Василий Лукич Долгорукий получил приказ передать от имени царя: «Желаю сего свидания, дабы все определить и потом ехать лечиться». Встреча Петра и Фредерика состоялась в середине мая близ Гамбурга. Во время четырехдневных переговоров удалось достичь соглашения о высадке совместного десанта в Сконе — прибрежной провинции на юге Швеции, отделенной от Дании лишь узкой полосой моря.

Затем Петр с чувством исполненного долга отправился в курортный Бад-Пирмонт, где пробыл почти три недели, с 26 мая по 14 июня. Уже в день приезда «его величество изволил идти к колодезю и кушать воду». 30 мая, в день рождения царя, пришлось даже отказаться от «публичного банкета» «за тем, что дохтуры при употреблении тех вод вина пить всем заказали»(117).

Из саксонского Бад-Пирмонта государь отправился в Росток, столицу Мекленбургского герцогства. Затем он вместе с новым родственником Карлом Леопольдом провел несколько дней в герцогской резиденции в Шверине, где любил обедать в саду, из которого открывался прекрасный вид на Шверинское озеро. Во время обеда Карл Леопольд всегда приказывал стоять у стола четверым своим гвардейцам исполинского роста, с огромными усами. Петр, не выносивший условностей и церемоний, неоднократно просил обойтись без этих излишних почестей, но герцог его не слушал. Однажды, ближе к вечеру, пировавших высоких особ стали беспокоить комары. Тогда царь сказал герцогу, указывая на гвардейцев: «Вот эти мужичины с обнаженными шпагами ни к чему иному не годны; велите им подойти и отгонять комаров огромными своими усами»(118).

Вернувшись в Росток, Петр произвел смотр находившейся там русской галерной эскадры, приготовленной для переправки морских пехотинцев в Копенгаген, а оттуда в Швецию. Между тем Фредерик IV уже начал колебаться в отношении планов совместного русско-датского десанта — его пугало возможное вмешательство России в дела Мекленбурга, расположенного неподалеку от датских владений в Германии. Те же чувства испытывал английский король Георг I, являвшийся одновременно ганноверским курфюрстом. Между тем позиция Англии была крайне важна, поскольку Петр и Фредерик рассчитывали на поддержку английского флота.

Петр, прибыв со своим галерным флотом в Копенгаген, провел июль и половину августа в бесплодном ожидании. Затем он сумел уговорить датского короля послать соединенный флот в Зундский пролив, где около ста купеческих кораблей под разными флагами стояли, опасаясь встречи со шведскими каперами на Балтике. Фредерик IV поручил русскому монарху командование флотом, к которому присоединились английские и голландские военные суда. На грот-стеньге флагманского[14] корабля «Ингерманландия» взвился царский штандарт[15], и соединенный флот приветствовал своего предводителя пушечными залпами. Купеческие корабли под надежным конвоем отплыли в восточном направлении.

Во время плавания английские моряки удивлялись стройности и точности маневров русских, которые совсем недавно познакомились с мореплаванием. Но особенно их поражали безукоризненные действия Петра I, командовавшего кораблями с мастерством опытного флотоводца. В то же время датчане подчинялись ему с явной неохотой и, по словам царя, «делали всё, как будто ленивые наемники, которые исполняют чужое, а не свое дело». Проводив купеческие суда до острова Борнгольм, где плавание было уже безопасным, флот союзников вернулся в Копенгаген(119).

Датчане продолжали оттягивать решение о начале десанта, упуская самое благоприятное летнее время. 1 сентября царь созвал военный совет из находившихся в Копенгагене русских генералов и офицеров.

— Так как наступает осень, то предпринимать ли высадку, тогда как дивизия Репнина по медленности датчан еще не перевезена? — поставил вопрос Петр.

— Высадку надобно отложить до будущей весны, — единогласно решили участники военного совета.

Дольше оставаться в Копенгагене было незачем. В начале октября Петр вместе с Екатериной и ее свитой вернулся в Мекленбург, и уже один отправился в Бран-денбург для встречи с прусским королем Фридрихом Вильгельмом I. Между ними состоялись переговоры о мерах по утверждению русско-прусского союза и о совместных действиях против Швеции.

В ноябре царь прибыл в Гамбург, а 6 декабря — в Амстердам, где намеревался оставаться довольно долго — осмотреть знакомые места и дождаться приезда Екатерины, которая по причине связанных с беременностью недомоганий и ехала по плохим, раскисшим от осенней непогоды дорогам очень медленно. При проезде через ганноверские владения на карету царицы напала толпа простонародья, сбросила кучера с козел, избила придворных, посадила их на крестьянские телеги и заставила таким образом сопровождать русскую государыню, чтобы унизить ее. Карету с ее своеобразным эскортом ганноверцы безостановочно гнали до самой границы своих владений(120). Несомненно, в этом неприятном эпизоде выразилась озлобленность ганноверских властей, вызванная усилением российского влияния в соседнем Мекленбурге.

Испуг и утомление Екатерины привели к преждевременным родам: 2 января 1717 года по прибытии в Везель она произвела на свет царевича Павла, однако недоношенный ребенок умер на следующий день. Государыня мучилась от послеродовой лихорадки и была очень слаба. Тогда же Петр и сам тяжело заболел в Амстердаме; лихорадка и периодически повторявшиеся эпилептические конвульсии удерживали его в постели до 10 февраля, пока к нему не приехала поправившаяся Екатерина.

После выздоровления государь начал осматривать голландские предприятия и порты, побывал в живописных мастерских и приобрел несколько картин для своего петергофского дворца. В Амстердаме он купил также коллекцию анатомического музея профессора Фредерика Рейса (Рюйша), составившую основу собрания Кунсткамеры.

Оставив Екатерину в Роттердаме, откуда она потом переехала в Гаагу, Петр 24 марта 1717 года отправился во Францию. Анри Труайя полагает, что русский монарх расстался с супругой из соображений деликатности: «После того как он показал ее при дворе почти всех иностранных правителей, не заботясь о том впечатлении, которое она могла произвести своими грубыми манерами и яркими нарядами, он решил, что будет нежелательно появляться с ней в злословящем и изысканном парижском обществе»(121). На самом деле мнение французского света не особенно волновало царя, что ясно видно из его последующего поведения в Париже. Он не взял с собой супругу лишь по той причине, что она все еще была не совсем здорова. В Антверпене за полтора дня царь вместе со своей свитой (около шестидесяти человек) опустошил 269 бутылок вина. В Ниупорте его приветствовал юный герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский, пожелавший ему попутного ветра до окончания поездки.

Десятого апреля Петр достиг французского берега в Дюнкерке и провел в этом городе четыре дня, осматривая порт, корабли под разными флагами, шлюзы и магазины. Русского государя встречал уполномоченный французского короля Шарль де Либуа. Ему было заранее объявлено, что царь путешествует инкогнито, в сопровождении двадцати приближенных и такого же количества слуг. Либуа получил от правительства сумму на содержание этой свиты. Однако Петр привез с собой 57 человек и сообщил, что еще 23 участника вояжа должны подъехать в ближайшие дни. Поэтому Либуа мог выдать путешественникам только полторы тысячи ливров в день на расходы. Это вызвало громкое возмущение российского посла во Франции князя Б. И. Куракина, сопровождавшего государя от Дюнкерка до Парижа, которое Либуа немедленно передал в Версаль; к его большому облегчению, сразу же последовало распоряжение регента Франции Филиппа Орлеанского увеличить сумму в три раза.

На пути из Дюнкерка в Кале Петр увидел множество ветряных мельниц и сказал сидевшему рядом с ним в карете Павлу Ивановичу Ягужинскому: «То-то бы для Дон Кишотов было здесь работы!»

В Кале августейший путешественник провел два дня. 17 апреля он «изволил смотреть фортецию и солдатскую экзерцицию», а на другой день участвовал в охоте на зайцев, хотя не любил этого развлечения. Накануне отъезда Петр пожелал, чтобы ему и сопровождавшим его лицам вместо карет были предоставлены двуколки. Однако с трудом найденные повозки ему не понравились. Путешественники доехали на них только до Булони, а дальше Петр отправился в экипаже собственной конструкции, распорядившись поставить кузов своей двуколки на каретные дроги. Для обеспечения безопасности в этом случае было необходимо, чтобы пешие слуги поддерживали оглобли и вели лошадей под уздцы. Тем не менее Петр был очень доволен своим экипажем. Сопровождавшие его лица следовали за ним в повозках(122).

Дорога до Парижа в обществе русских путешественников оказалась весьма трудной для месье Либуа, который изо всех сил старался угодить высочайшему гостю с его своеобразными вкусами и привычками. Уполномоченный французского двора сообщал в Версаль, что Петр и его свита, «все, от трона до конюшни, легко впадают в ярость». В самом же царе придворный увидел «зачатки добродетели, но совсем дикой». По описанию Либуа, распорядок жизни Петра был таков: «Он встает рано утром, обедает около десяти утра и, если хорошо пообедал, после легкого ужина ложится в девять; но между ужином и обедом он немыслимо много выпивает анисовой водки, пива, вина и съедает фруктов и всякого рода съестных припасов… У него всегда в руке две или три тарелки с блюдами, которые ему готовит его личный повар. Он выходит из-за роскошно накрытого стола, чтобы продолжить трапезу в своей спальне. Он заявляет, что пиво, которое ему подают, отвратительно, и жалуется на всё»(123).

В Амьене светские и духовные власти три дня хлопотали, чтобы обеспечить русскому государю достойную встречу. Но их заботы о торжественном обеде, фейерверке, иллюминации и концерте оказались напрасными — Петр проехал по городу, нигде не останавливаясь, и решил немедленно следовать в Бове. В ответ на объяснения, что в это время нет сменных лошадей, он разразился проклятиями и отправился дальше в своем экипаже. Срочно предупрежденный комендант Бове быстро нашел 60 недостающих лошадей, подготовил ужин, концерт, иллюминацию, украсил дворец царскими гербами и собрал весь цвет города для торжественной встречи. Однако Петр не пожелал останавливаться. Когда спутники робко сказали ему, что больше нигде по пути не получат такого хорошего обеда, царь ответил: «Для солдата был бы хлеб да вода, так он уже тем и доволен».

В счет, выставленный аббатством Святого Михаила городским властям Антверпена за прием русских гостей 11—13 апреля 1717 года, включена стоимость 269 бутылок вина, разбитой посуды и пороха для салютов.

Путешественники быстро проехали через весь город и остановились в четверти лье за городской стеной, в кабаке, пользовавшемся дурной славой, где поужинали за 18 франков и остались на ночь. Вместе с царем в это время находились посол Б. И. Куракин, вице-канцлер П. П. Шафиров, П. И. Ягужинский, князь Г. Ф. Долгорукий, П. А Толстой, офицеры, камергеры, пажи и шуты во главе с князь-папой Н. М. Зотовым. Последний позже произвел неизгладимое впечатление на министра иностранных дел Франции Гийома Дюбуа, который обрисовал его следующим образом: «Старикашка маленького роста, с длинными белыми волосами, спадающими на плечи, невыносимо безобразный уродец, похожий на жабу»(124).

Перед прибытием в Париж Петр, наконец, согласился пересесть в королевскую карету и при въезде в столицу 21 апреля 1717 года был встречен со всеми подобающими почестями. Было уже девять часов вечера, и улицы города по приказу регента были ярко освещены стационарными и переносными фонарями. Царскую карету сопровождали триста конных гренадеров королевского полка. Регент распорядился приготовить для высокого гостя роскошные апартаменты королевы-матери в Лувре; Петра ожидала великолепная кровать, подаренная в свое время Людовику XIV его супругой Франсуазой де Ментенон. Для русского государя и его свиты было накрыто два стола на 60 персон, сервированные восемьюстами большими и малыми блюдами. Однако царь остался верен себе: бегло осмотрел убранство помещения, взглянул на стол, съел ломтик бисквита и пареную репу, попробовал шесть сортов вина, выпил два стакана пива, а затем приказал потушить свечи, вышел из зала, спустился во двор, принес из экипажа свою походную постель и устроился на ночлег в гардеробной(125).

Следующим утром Петр I переехал во дворец герцогов Ледигьеров, расположенный рядом с Арсеналом. Здесь его впервые увидел цвет французского высшего общества. Известный мемуарист герцог Луи Сен-Симон де Рувруа вспоминал впоследствии о впечатлении, произведенном на него российским монархом: «Это был очень большой человек, очень ладно сложенный, достаточно худой, круглолицый, с большим лбом, густыми бровями, крупным носом, достаточно пухлыми губами и красноватым цветом лица. Он был брюнетом с красивыми черными глазами, большими, живыми и пронизывающими; взгляд величественный и приветливый, когда он обращал на это внимание, или суровый и дикий, с тиком на лице, который был, правда, не часто, но обезображивал его лицо и повергал в страх. Это моментально проходило, с блуждающим страшным взглядом, и тотчас же возвращалось снова».

Придворный щеголь Сен-Симон обратил особое внимание на простоту одежды Петра I: «Он носил только холщовые воротники, круглый коричневый парик, не пудря его, который едва доходил ему до плеч, коричневую одежду по фигуре, одноцветную, с золотыми пуговицами, куртку, короткие штаны, чулки, без перчаток и без манжет, орденскую звезду носил прямо на одежде, а орденскую ленту поверх, его одежда часто бывала расстегнута, головной убор лежал на столе, и почти никогда он его не надевал, даже когда выходил на улицу. В этой простоте зачастую он ездил и сопровождался не так, как подобало его сану, но он был узнаваем благодаря своему величию, которое было для него вполне естественно»(126).

Статьи о прибытии в Париж российского монарха немедленно появились во французской печати. Газета «Ведомости иностранных дел» поместила на своих страницах весьма точное описание высокого гостя: «Черты лица у него довольно красивые, в его выражении просвечивает доброта, и трудно поверить, что он срубает головы подданным, вызвавшим его неудовольствие. Он был бы очень хорошо сложен, если бы не горбился на ходу похуже голландских матросов, которым, кажется, старается подражать…»(127).

После обеда 22 апреля русского государя посетил Филипп Орлеанский. Петр сделал несколько шагов навстречу регенту Франции, обнял его, как вспоминал Сен-Симон, «с видом большого превосходства», а затем вошел в свои апартаменты впереди гостя «без малейшей вежливости». За ним проследовали регент и Б. И. Куракин, который должен был исполнять обязанности переводчика. У Сен-Симона сложилось впечатление, что «царь хорошо понимал французский язык» и при желании «мог бы на нем говорить», однако пользовался услугами переводчика в силу своего высокого положения. На самом деле Петр понимал французский лишь в малой степени.

Царь и регент уселись в расположенные напротив кресла и провели час в дружеской и довольно бессвязной беседе, избегая острых политических вопросов. Затем Петр поднялся, отвесил гостю короткий поклон и вышел в соседнюю комнату. Филипп, не зная, следует ли считать визит оконченным, хотел пойти вслед за хозяином, но Куракин с выражением глубокого почтения остановил его. Регент должен был понять, что российский монарх не может удовольствоваться встречей со вторым лицом Французского королевства.

Через несколько дней, 29 апреля, семилетний король Франции Людовик XV прибыл в особняк Ледигъеров в карете, запряженной восьмеркой лошадей, в сопровождении многочисленного эскорта. На этот раз Петр спустился во двор, встретил мальчика при выходе из кареты и провел его в свои апартаменты, шествуя слева от гостя, что являлось выражением почтения. В своих покоях царь предложил королю занять кресло, а сам уселся напротив. В течение пятнадцати минут монархи при посредничестве Куракина обменивались протокольными любезностями. Людовик произносил заученные наизусть речи, а Петр отвечал ему веселым жизнерадостным тоном.

В момент расставания русский государь, забыв о правилах этикета, схватил маленького французского монарха, поднял его над своей головой и поцеловал, промолвив: «Сир, это не поцелуй Иуды». Присутствовавшие при этой сцене придворные замерли от неожиданности. «Удивительно было, — пишет Сен-Симон, — видеть царя, взявшего короля на руки(см. илл.), поднявшего его и обнимавшего в воздухе, а король, для своего возраста не готовый к такому повороту событий, вовсе не испытывал страха. Все были изумлены подобной благосклонностью царя, которую он демонстрировал перед королем, нежным обращением с юным королем, этой вежливостью, которая была связана с положением, равенством по крови и слегка превосходством в возрасте»(128).

Французские вельможи и особенно воспитатель короля маршал Франсуа Вильруа проявили заметные признаки беспокойства, увидев своего маленького повелителя высоко над землей, в руках царя-гиганта. Но Петр с веселым видом сказал им: «Держа всю Францию на руках, не уроню ее, ибо государь государя блюсти умеет»(129). Опустив мальчика на землю, Петр проводил его до кареты и галантно раскланялся с ним. Об этой встрече царь сообщил в письме супруге: «Объявляю вам, что в прошлой понеделник визитовал меня здешней каралища, которой палца на два более Луки нашева (придворного карлика. — В.Н.), дитя зело изрядная образом и станом, и по возрасту своему довольно разумен, которому седмь лет»(130).

Петр I прожил в Париже с 21 апреля по 9 июня 1717 года. В это время П. П. Шафиров, П. А. Толстой и Б. И. Куракин вели дипломатически переговоры с представителями французского правительства, завершившиеся обязательством Франции «употребить добрые услуги для окончания Северной войны» и не вступать в договорные отношения со Швецией по окончании срока франко-шведского союза в апреле 1718 года(131). А царь тем временем выполнял свою собственную культурно-познавательную программу, которая была весьма насыщенной. Он просыпался рано, наспех завтракал, выскакивал на улицу; не желая терять времени в ожидании королевской кареты, садился в первый попавшийся экипаж и отправлялся на экскурсии по Парижу и его окрестностям. Например, 30 апреля он посетил Арсенал, осмотрел королевский парк и «аптекарский огород» (ботанический сад), произвел осмотр «анатомических вещей». Однако приходилось находить время и для официальных встреч: в тот же день царь устроил прием для двенадцати членов парижского магистрата, а затем, в пятом часу пополудни, отправился с ответным визитом к Людовику XV. 1 мая Петр побывал на шпалерной мануфактуре, в анатомическом театре и обсерватории. Несколько часов он пробыл в парижском Доме инвалидов (воинов-ветеранов), где отведал солдатского супа, выпил вина за здоровье старых солдат, причем похлопывал кое-кого из них по плечу и называл их своими товарищами. В другие дни он посещал научные и учебные заведения, встречался со знаменитыми учеными Франции. 3 мая Петр побывал в парижской Опере, где Филипп Орлеанский принял его в королевской ложе, украшенной дорогими коврами. Утомленный спектаклем, царь потребовал принести пива. Ему подали большой бокал, который Петр выпил жадными глотками. Регент протянул ему салфетку; он, по свидетельству Сен-Симона, принял ее «с улыбкой и вежливым поклоном». Петр смог высидеть только до четвертого акта продолжительного спектакля, после чего встал с места, раскланялся с регентом и отправился ужинать.

Особый интерес русский государь проявлял к королевским паркам. В течение трех дней, с 13 по 15 мая, он изучал их планировку в Версале и Марли, при этом обращал особое внимание на устройство фонтанов и прудов. Много времени он уделил также ознакомлению с внутренним убранством Версальского дворца.

В последний день мая Петр отправился в Сен-Сире, чтобы ознакомиться с расположенным там знаменитым учебным заведением для благородных девиц, основанным Франсуазой де Ментенон. 82-летняя вдова Людовика XIV жила там же, рядом со своими воспитанницами. Она отказалась принять российского монарха, сославшись на болезнь, и осталась в постели в комнате с плотно задернутыми шторами. Однако Петр бесцеремонно растолкал удерживавших его слуг, вошел своими гигантскими шагами в опочивальню старой дамы и даже отдернул шторы, чтобы лучше разглядеть некогда красивую женщину, а затем сел у ее изголовья.

— Чем вы больны? — спросил он.

— Старостью, — ответила Ментенон.

— Сей болезни все мы подвержены, если будем долго жить, — заметил Петр, пожелал хозяйке дома выздоровления и отправился осматривать учебное заведение(132).

Шестнадцатого июня царь вместе с регентом наблюдал в Париже за учениями полков королевской гвардии. Он рассказывал Куракину: «Я видел нарядных кукол, а не солдат. Они танцуют, а не ходят. Полковой экзерциции надлежит смотреть в Потсдаме»(133).

Любопытны приведенные Сен-Симоном сведения о застольях Петра I во время пребывания в Париже и его окрестностях. «Непостижимо, сколько он обычно съедал во время трапезы, — отмечал мемуарист, — не считая того количества пива, лимонада и других напитков, которые он выпивал во время еды; бутылка или две пива, столько же или даже больше вина, затем он пил ликеры, а в конце еды полштофа специально приготовленной водки»(134).

Далее Петр решил отправиться в Спа, чтобы поправить здоровье на водах. Накануне отъезда из французской столицы он обронил известное замечание: «Жалею, что домашние обстоятельства принуждают так скоро оставить здесь науки и художествы, и жалею притом, что Париж рано или поздно от роскоши падет или от смрадной вони вымрет»(135).

По пути следования высокого гостя французские города стремились принять его как можно лучше. В Реймсе он остановился всего на несколько часов, тем не менее муниципалитет потратил 450 ливров на угощение. В Шарлевиле Петр со свитой провел два дня, что обошлось городу в четыре тысячи ливров. Царь с большим интересом осмотрел шарлевильский ружейный завод и нанял нескольких тамошних мастеров на русскую службу. Но когда ему предложили вслед за тем посетить кружевную фабрику, он резко ответил: «Кружева? Это не мое дело! Это скорее заинтересовало бы царицу, если бы она была здесь!»

Далее Петр со спутниками поплыл на корабле по реке Меузе в Льеж. На борт была доставлена гора съестных припасов:«170 фунтов различного мяса, одна косуля, 35 цыплят и кур, шесть больших индюков, 83 фунта ветчины, 200 раков, 200 яиц, 15 фунтов лосося, две больших форели, три бочки с пивом, один говяжий язык и два свиных языка, шесть пар голубей, две щуки, 20 фунтов масла». Сопровождавший царя доктор Роберт Арескин пытался удерживать своего августейшего подопечного от излишеств в еде, но тот резко оборвал его: «Никакого лечения, пока не приехали в Спа».

В Намюре Петр принял участие в бое на ходулях, а затем танцевал до часу ночи на балу, устроенном в его честь. Он отказался ночевать во дворце, где всё было приготовлено к его приезду, и отправился спать в свою маленькую каюту на корабле. В Льеже он пренебрег роскошными покоями дворца и остановился в дешевом отеле «Лоррен». На следующий день он обошел город, посетил предприятия по изготовлению «зажигательного стекла» и спустился в угольную шахту, чтобы изучить труд горняков.

Наконец 21 июня Петр со свитой в 40 человек прибыл в Спа, где начал пить целебные воды в неумеренных количествах. Каждое утро он отправлялся к источнику в Геронстере, в одном лье от Спа, верхом, в экипаже или легкой повозке, которыми сам управлял на каменистых дорогах. У источника царь выпивал около двадцати стаканов воды подряд, а затем съедал шесть фунтов вишни и дюжину больших плодов инжира в связи с предписанной ему фруктовой диетой. Затем он прогуливался по окрестностям Спа, заходил в крестьянские дворы, заглядывал в амбары и хлева и беседовал с сельчанами по-французски, поскольку к тому времени уже успел неплохо изучить язык. К обеду государь возвращался в Спа и приступал к трапезе в присутствии друзей из своей свиты и десяти — двенадцати гостей из местного общества. Один из них, католический священник Анри ла Найе, красочно описал застолье Петра I: «Почти все тарелки были перевернуты на скатерть, так же как и бутылки с вином, которым не нашлось хорошей пробки. Когда последовала перемена блюд, скатерть вся была испачкана жиром и вином. Последовала вторая перемена блюд. Она состояла из одного блюда, на котором было жаркое из телятины и четыре цыпленка. Его величество приметил самого большого цыпленка из четырех, взял его в руку, провел им под носом и сделал мне знак, что он хорош, а затем оказал мне любезность и бросил его в мою тарелку; блюдо скользило с одного конца стола на другой, не встречая на пути препятствий, потому что было единственным, а скатерть была такой грязной, что облегчала это скольжение. Затем последовал десерт. Принесли тарелку с тремя пирожными. Наконец поднялись из-за стола, и царь, приблизившись к окну, нашел пару жирных и ржавых щипцов для снятия нагара и воспользовался ими, чтобы почистить свои ногти»(136).

Петр пробыл в Спа до 13 июля, затем отправился в путь. Добравшись с остановками до Маастрихта, он отплыл на яхте в Амстердам, где его дожидалась Екатерина. 28 июля царская чета встретилась, а 22 августа в сопровождении многочисленной свиты выехала в юго-восточном направлении, посетила Харлем, Берген-оп-Зом и Неймеген. 31 августа путешественники достигли Клеве, а затем через Эрфурт, Бранденбург и Шпандау явились в Берлин, где пробыли с 8 по 14 сентября(137).

Прусский король Фридрих Вильгельм I и его супруга София Доротея приняли высоких гостей в своем замке Сан-Суси. Дочь коронованных хозяев Вильгельмина, впоследствии маркграфиня Байрейтская, отметила в мемуарах, что ее мать в ожидании беспорядков и погрома в доме приказала «увезти самые хрупкие вещи». При встрече с восьмилетней принцессой Петр подхватил ее на руки и крепко поцеловал в обе щеки. Она запомнила русского царя «очень большим и довольно статным», но «с лицом таким грубым, что становилось страшно». Любившая позлословить графиня не пощадила в своих мемуарах и супругу русского монарха. «Царица, — писала она, — была маленькой и коренастой, очень загорелой и не имела ни внешности, ни грации. Было достаточно одного взгляда на нее, чтобы догадаться о ее низком происхождении. В своем смешном наряде она вполне подошла бы для игры в немецких комедиях». Придворный прусского короля барон Иоганн фон Пёльниц также вспоминал, что в Екатерине, «с лицом, намазанным белилами и румянами, и коренастой фигурой, на которой топорщилось безвкусное платье, не было ничего соблазнительного». Вместе с тем он отметил, что «в ее манерах не было ничего неприятного и можно было бы с натяжкой назвать их хорошими, если вспомнить о происхождении этой принцессы»(138).

В Берлине Петр посетил Кабинет медалей и античных скульптур и попросил Фридриха Вильгельма подарить ему изваяние, представлявшее «языческое божество в очень неприличной позе». Король нехотя расстался с этим редчайшим экспонатом, но вынужден был удовлетворить бесцеремонное желание гостя(139).

Из прусской столицы царь с супругой и сопровождавшими их лицами выехали на восток, чтобы вернуться в Россию. С 18 по 22 сентября они пробыли в Данциге, 25-го приехали в Мемель, 28-го — в Митаву, а на следующий день — в Ригу(140). 10 октября 1717 года Петр возвратился в Санкт-Петербург, пробыв за пределами России в общей сложности 21 месяц. Почти двухлетнее заграничное путешествие обогатило его знаниями и впечатлениями; теперь он лучше понимал, что необходимо доделать для превращения своей столицы в настоящий европейский город и для придания русскому обществу большей цивилизованности.

Глава третья

Люди новой эпохи

Характер и привычки Петра Великого

«Царь очень высок ростом, носит собственные короткие коричневые вьющиеся волосы и довольно большие усы, прост в одеянии и наружных приемах, но весьма проницателен и умен», — отметил в записках датский дипломат Юст Юль(141). «Рост его был два аршина 14 вершков, — уточняет историк XVIII века Иван Иванович Голиков, горячий почитатель Петра I. — Лицо полное и несколько смугловатое, глаза черные, исполненные живости и огня»(142). Следовательно, рост царя составлял два метра пять сантиметров. Целуясь со встречными на Пасху, он постоянно должен был нагибаться до боли в спине.

Он всегда и во всем спешил. Когда он быстро вышагивал своими огромными ногами, спутники с трудом поспевали за ним вприпрыжку. Петр был чрезвычайно темпераментен и активен, ему было трудно усидеть на месте. На продолжительных пирах он часто вскакивал со стула и выбегал в соседнюю комнату, чтобы размяться. Будучи по природе очень нетерпеливым человеком, царь научился это скрывать за счет огромного самообладания. Юст Юль поражался тому, «до какой степени он умеет владеть своим лицом и как ни малейшею миной, ни равно своими приемами он не выдает своего неудовольствия либо скуки»(143). Однако государю порой было невозможно с собой совладать: включались механизмы дремавшего в нем нервно-психического заболевания, о чем речь пойдет ниже.

Петр, по выражению В. О. Ключевского, был гостем у себя дома: «Он вырос и возмужал на дороге и на работе под открытым небом»(144). За годы своего правления он исколесил страну от Архангельска и Невы до Прута, Азова, Астрахани и Дербента. Его отличала потребность в перемене мест и впечатлений. Он постоянно стремился найти себе какое-нибудь занятие. Если он не спал, не находился в дороге, не пировал или не осматривал достопримечательности, то непременно что-нибудь мастерил или строил.

Любимым занятием Петра I была работа на токарном станке. Ю. Юль отмечал, что «царь часто развлекается точением и, путешествуя, возит станок за собою. В этом мастерстве он не уступит искуснейшему токарю и даже достиг того, что умеет вытачивать портреты и фигуры». На станке государь работал «с таким усердием и вниманием, что не слышал, что ему говорят, и не отвечал, а с большим упорством продолжал свое дело, точно работал за деньги и этим трудом снискивал себе пропитание»(145).

Склонность к ремесленным занятиям с годами превратилась у Петра в привычку: он хотел непременно освоить всякое новое дело, прежде чем успевал сообразить, зачем оно ему может понадобиться. Царь приобрел невероятное количество технических познаний. Уже в первую заграничную поездку, в возрасте двадцати пяти лет, он с гордостью сообщил немецким принцессам, что в совершенстве владеет четырнадцатью ремеслами. А во время пребывания за границей круг его технических навыков еще более расширился: он стремился обучиться самым разнообразным профессиям и в Амстердаме даже пытался овладеть гравировальным мастерством под руководством Адриана Шхонебека (см. илл.). После смерти Петра чуть ли не везде, где он бывал, обнаруживались предметы его изготовления: шлюпки, стулья, посуда, табакерки и прочие вещи. Он считал себя способным выполнить любую работу, в том числе хирурга и зубного врача. Люди из его окружения порой скрывали свои недуги из опасения, как бы царь не явился с хирургическими инструментами их оперировать. У него имелся специальный мешочек, где хранились выдернутые им зубы.

В отличие от своих царственных предшественников, Петр был совершенно равнодушен к охоте. И. Г. Корб отмечал, что «царь увлекается другого рода страстью: он предпочитает всем развлечениям и наслаждениям военное искусство, потешные огни, пушечную пальбу, кораблестроение, опасности мореплавания и тяжелые заботы любителей славы»(146).

Но превыше всех своих занятий он ставил мастерство строительства кораблей. В Петербурге он не пропускал ни дня, чтобы хоть на пару часов не зайти в Адмиралтейство и не поработать топором на верфи. Современники не без основания считали его лучшим корабельным мастером в России: при желании он мог бы в одиночку построить корабль от корпуса до мельчайших деталей отделки.

Кораблестроение являлось частью свойственного Петру I «культа воды». Уроженец сухопутной Москвы по какой-то причине с юных лет буквально заболел стремлением к мореплаванию. Некоторые историки склонны видеть в этом компенсацию детской водобоязни. Петр уверенно стоял у штурвала прогулочных яхт, а иногда даже и больших военных кораблей. Одним из любимых занятий царя являлось катание на кипарисовом буере — маленьком парусном судне, привезенном по его заказу из Индии.

Петр отличался необыкновенной физической силой, которая еще более развилась в нем от постоянного обращения с топором и молотком. Он мог свернуть в трубку серебряную тарелку и перерезать ножом кусок сукна на лету(147). Государь имел невероятный аппетит, готов был есть где угодно и сколько угодно. Иногда в течение одного вечера он мог побывать в гостях в трех-четырех домах и везде предавался обильной трапезе с щедрыми возлияниями. Царь пристрастился к спиртному еще в юности, в компании известного пьяницы Франца Лефорта. В течение всей своей сознательной жизни он ни дня не обходился без водки, пива, венгерского или рейнского вина. В те же юные годы он начал курить трубку и с тех пор почти не выпускал ее изо рта.

Просыпался Петр очень рано, в пятом часу утра. Около полудня он обедал, после чего, как правило, ложился на некоторое время спать, даже в тех случаях, когда обедал в гостях, а затем с новыми силами продолжал свои занятия.

Свой быт государь старался обустроить как можно проще и дешевле. Его часто видели в стоптанных башмаках и в чулках, заштопанных женой или дочерьми. Дома он принимал посетителей в стареньком халате из китайской нанки[16], на улицу выходил в простом кафтане из толстого сукна, который подолгу не менял. Ездил он обычно на одноколке или на плохой паре в таком убогом кабриолете, в котором, по замечанию иностранца-очевидца, не всякий московский купец решился бы выехать в город. А в торжественных случаях царь брал экипаж напрокат у известного щеголя Павла Ягужинского. Во время приезда Петра I в Нарву осенью 1709 года, по свидетельству Юста Юля, «при нем не было ни канцлера, ни вице-канцлера, ни какого-либо тайного советника, была только свита из восьми или десяти человек. Он равным образом не вез с собою никаких путевых принадлежностей — на чем есть, в чем пить и на чем спать»(148).

Петр терпеть не мог просторные и высокие залы, он не мог жить в комнате с высоким потолком; попадая по необходимости в такие помещения, он приказывал натягивать искусственный низкий потолок из полотна.

В обращении государя с людьми непринужденность граничила с бесцеремонностью. Придя в гости, он садился куда попало, на первое свободное место. Когда ему становилось жарко, он без стеснения при всех скидывал с себя кафтан. Он не считал нужным утруждать себя деликатными манерами, а зачастую был откровенно груб. Однажды на большом празднике иностранный артиллерийский офицер, назойливый болтун, в разговоре с царем начал хвастаться своими познаниями и успехами, не давая вставить встречное слово. Петр некоторое время слушал хвастуна, а затем плюнул ему в лицо и отошел в сторону, ни слова не говоря.

Беззастенчивость царя особенно заметно проявлялась в его привычке запросто являться в дома русских вельмож и иностранных дипломатов. «Мало того, — отмечает Юль, — что царь любит, чтоб его постоянно звали в гости, порою он неожиданно является и сам, без приглашения, для каковых случаев надо всегда иметь в запасе известное количество продовольствия и крепких напитков… Будучи приглашен к кому-либо или приходя по собственному побуждению, царь обыкновенно сидит до позднего вечера; тут-то и предоставляется отличный случай болтать с ним о чем угодно. Не следует, однако, забывать его людей: их должно хорошенько накормить и напоить, потому что царь, когда уходит, сам спрашивает их, давали ли им чего-нибудь. Если они изрядно пьяны, то всё в порядке. Царь любит также, чтоб при подобных случаях делали его слугам подарки»(149).

Царь был противником каких бы то ни было формальностей, что с удивлением отмечали иностранные дипломаты. С первых минут знакомства с Юстом Юлем Петр I вступил с ним в такой дружеский разговор, что, отмечает датчанин, «казалось, он был моим ровнею и знал меня много лет». Он говорил по-голландски настолько отчетливо, что датский дипломат мог без труда его понимать. При тосте за здоровье датского короля русский государь собственноручно подал посланнику стакан(150).

По словам В. О. Ключевского, «Петр является перед наблюдателем в вечном потоке разнообразных дел, в постоянном деловом общении со множеством людей, среди непрерывной смены впечатлений и предприятий; всего труднее вообразить его наедине с самим собою, в уединенном кабинете, а не в людной и шумной мастерской»(151). Это мнение не совсем полно отражает реальную картину жизни Петра I. Иностранные дипломаты неоднократно отмечали, что в некоторые дни царь запирался у себя дома и не позволял обращаться к нему ни по каким делам. В такие моменты он занимался перепиской, разрабатывал указы или предавался иной кабинетной деятельности. Например, однажды он почти в течение целой недели разрабатывал модель нового корабля. По замечанию Юста Юля, «царь так неровен, что в иное время с ним можно беседовать всюду, на улице, где бы он ни был, и со всеми он обходится как с ровнями; но на другой день, если он хочет быть один, нельзя даже дознаться, где его найти, и доступ к нему так же труден, как в былые времена к персидскому царю Артаксерксу»(152).

Петр I задался мыслью пройти все ступени военной и морской службы и дослужился на флоте до звания шаутбенахта, то есть контр-адмирала (1709), а затем и вице-адмирала (1714), а в армии — до генерала (1713). Этими чинами его награждал князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский. Петр постоянно стремился продемонстрировать свое подчиненное положение по отношению к флотским и сухопутным военным начальникам выше его по должности. Подобную картину наблюдал Юст Юль при поднятии форштевня[17] на пятидесятипушечном корабле: «Достойно замечания, что, сделав все нужные распоряжения для поднятия форштевня, царь снял пред стоявшим тут генерал-адмиралом шапку, спросил его, начинать ли, и только по получении утвердительного ответа снова надел ее, а затем принялся за свою работу. Такое почтение и послушание царь выказывает не только адмиралу, но и всем старшим по службе лицам, ибо сам он покамест лишь шаутбенахт». «Пожалуй, это может показаться смешным, — продолжает датчанин, — но, по-моему мнению, в основании такого образа действий лежит здравое начало: царь собственным примером хочет показать прочим русским, как в служебных делах они должны быть почтительны и послушны в отношении своего начальства»(153). В другой раз дипломат отметил, что «в делах служебных его величество выказывает старшим такое же послушание и покорность, как самый младший из его служащих». По свидетельству того же очевидца, «находясь на судне, Петр I не желал пользоваться титулом величества и требовал, чтобы его называли в это время просто шаутбенахтом. Всякого оговорившегося он немедленно заставлял выпить в наказание большой стакан крепкого вина»(154).

Всем известен стихотворный афоризм Грибоедова, вложенный им в уста Чацкого:


Когда в делах — я от веселий прячусь,
Когда дурачиться — дурачусь,
А смешивать два эти ремесла
Есть тьма искусников, я не из их числа.

Петр Великий не был столь безнадежно серьезен и относился как раз к вышеупомянутым любителям смешивать дурачества и серьезные дела. Многие его соратники, занимавшие важные государственные должности, являлись одновременно членами Всешутейшего, всепьянейшего и сумасброднейшего собора, в котором сам царь носил чин протодьякона. Государственные мероприятия зачастую плавно переходили в грандиозные попойки с грубым скоморошеством. Шуты могли приставать к монарху с всякими глупостями во время его беседы с иностранными дипломатами. В то же время шутовские пьянки были не лишены политической подоплеки: царь и «дураки» из его окружения старались напоить вельмож и спровоцировать ссоры, чтобы их участники в запале взаимных обид и под воздействием винных паров выдали свои тайные мысли и мнение друг о друге, изобличая своих товарищей в мошенничестве и прочих неблаговидных поступках. А если Петр был недоволен кем-то из своих соратников, шуты во время пира могли того прилюдно выбранить или даже побить. К государю в этом случае претензий быть не могло: «Я тут ни при чем, это всё проделки шутов, а на дураков не обижаются».

Петра I отличала способность безошибочно разбираться в людях. «Проницание его было столь острое, — отмечает Голиков, — что при первом взгляде на кого редко ошибался в свойствах оного. Он обыкновенно молодым людям, приподняв на лбу волосы, смотрел в глаза, — и безошибочно предсказывал о их способностях и в чем что успеет, говоря присутствующим: “В сем малом будет путь”, или “не будет”, и определял их в те звания, к каким по замечанию его был кто способен»(155).

К концу жизни Петр I начал обнаруживать признаки разочарованности в людях, что, однако, нисколько не снижало его неукротимую энергию. 14 марта 1721 года французский посланник в Петербурге Жак Кампредон сообщил министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа: «С некоторых пор монарх чрезвычайно сдержан. Он порешил в уме из конца в конец изменить дух, нравы и обычаи своей нации. Делами он занимается с неутомимым рвением и знает и понимает их лучше всех своих министров… У царя есть люди, называемые денщиками, которые, собственно говоря, суть не что иное как его пажи, избираемые большею частью из среды народа. Эти денщики доносят ему обо всем, что происходит особенного в частной жизни его подданных. Он ласков со всеми, а преимущественно с солдатами (гвардии. — В.Н.), большую часть которых составляют дети князей и бояр, служащие ему как бы залогом верности своих отцов»(156).

Петр всегда был полон энергии и бодрости, что не позволяло ему сидеть на месте, но требовало постоянной деятельности. Это свойство его натуры не претерпело изменений до самых последних дней жизни царя. Пренебрежение собственным здоровьем, уверенность в том, что железный организм выдержит любые нагрузки, возможно, ускорили кончину Петра.

Друзья и соратники

Самый старший по возрасту сподвижник Петра I князь Федор Юрьевич Ромодановский был весьма колоритной фигурой. Он родился в 1640 году, следовательно, был старше царя на целых 28 лет, по сути, годился ему в отцы. Яркое его описание оставил известный дипломат князь Борис Куракин: «Сей князь был характеру партикулярного (то есть большой оригинал. — В.Н.); собой видом как монстра; нравом злой тиран; превеликой нежелатель добра никому; пьян по вся дни, но его величеству верной был так, как никто другой». Ромодановский возглавил Преображенский приказ, созданный в 1686 году в дворцовом селе Преображенском для управления хозяйством юного царя Петра и «потешными» полками. Это же учреждение стало органом политического сыска. Его здание располагалось на берегу Яузы, где его руины в конце XVIII века видел замечательный русский историк Николай Михайлович Карамзин: «Там, среди огородов, укажут вам развалины небольшого каменного здания: там великий император, преобразуя отечество и на каждом шагу встречая неблагодарных, злые умыслы и заговоры, должен был для своей и государственной безопасности основать сие ужасное судилище… Я видел глубокие ямы, где сидели несчастные; видел железные решетки в маленьких окнах, сквозь которые проходил свет и воздух для сих государственных преступников»(157).

Ромодановский являлся не просто главой службы безопасности России — он располагал огромной властью, был вторым человеком в государстве, а порой и первым: уезжая в заграничные поездки, Петр оставлял его в качестве наместника «на хозяйстве» обширной страны.

Его произвол в качестве главы политического сыска не знал границ. Например, царский врач Григорий Мартынович Карбонари де Бизенег, арестованный без какой-либо серьезной причины и вскоре освобожденный, с возмущением спрашивал Ромодановского, почему его содержали под стражей. «Только для того, чтобы вам более досадить», — невозмутимо ответил Федор Юрьевич. В то же время этот вельможа готов был унизиться перед теми, кто мог ему дать достойный отпор. И. Г. Корб описывает случай, произошедший в середине января 1699 года: «Князь Федор Юрьевич Ромодановский и Федор Матвеевич Апраксин сошлись в одном доме. Ромодановский, по привычке необразованных людей, сперва обругал Апраксина, потом, замахнувшись на него палкой, хотел было его ударить. Апраксин, человек благороднейших свойств, оскорбясь таким неприличным и грубым обхождением, обнажил саблю и грозил нанести своему противнику смертельные раны. Ромодановский, испуганный его решимостью, стал обнимать его колена и просить прощения, умоляя вспомнить, что он ему брат и друг, а не враг. Таков этот человек: сколько жесток с несчастными, столько труслив с благородными»(158).

Еще один знаменитый соратник царя-реформатора, Борис Петрович Шереметев, был старше Петра ровно на 20 лет. Поначалу его карьера ничем не отличалась от поэтапного возвышения отпрысков других родовитых фамилий. В 13 лет он был пожалован в комнатные стольники — этот придворный чин обеспечивал близость к престолу и открывал широкие перспективы для дальнейшего возвышения. Однако у Шереметева стольничество затянулось. Только в 1682 году, в возрасте тридцати лет, он был произведен в бояре. В дальнейшем Борис Петрович подвизался на дипломатическом и военном поприщах: участвовал в переговорах о Вечном мире в 1686 году и возглавил российское посольство, направленное в Речь Посполитую для ратификации этого договора, затем ездил с дипломатической миссией в Вену. По оценке Н. И. Павленко, Шереметев имел прекрасные данные для исполнения подобных поручений: «Голубоглазый блондин с открытым лицом и изысканными манерами, он обладал качествами, необходимыми дипломату: в случае надобности он мог быть и непроницаемым, и надменным, и предупредительно любезным»(159). В 1688 году Шереметев командовал войсками в Белгороде и Севске, преграждающими путь набегам крымских татар; в первом Азовском походе 1695 года он действовал на отдаленном от Азова театре военных действий, разоряя турецкие крепости по Днепру, в 1697 — 1699 годах предпринял поездку в Западную Европу. В годы Северной войны Шереметев в чине генерал-фельдмаршала командовал войсками в Прибалтике.

Петр Андреевич Толстой также относился к старшему поколению соратников Петра I. Он родился в 1645 году в семье окольничего Андрея Васильевича Толстого. Государственную службу он начал при отце, находившемся с войском на Украине; в 1677 и 1678 годах вместе с ним участвовал в Чигиринских походах. Петр Андреевич ориентировался на фаворита царевны Софьи, князя Василия Васильевича Голицына, что первоначально привело его в лагерь противников юного Петра и его родственников Нарышкиных. Будучи стольником при дворе старшего единокровного брата Петра, царя Федора Алексеевича, Толстой не продвинулся по службе, поэтому решил вернуться к военной карьере и стал адъютантом воеводы Ивана Михайловича Милославского (возможно, приходившегося ему дядей), который привлек его к участию в стрелецком бунте. По рассказам современников, Толстой и Милославский «на прытких серых и карих лошадях скачучи, кричали, что Нарышкины Иоанна Алексеевича задушили»(160). Это послужило поводом для захвата стрельцами Кремля и расправы с неугодными боярами.

После поражения царевны Софьи и «партии» Милославских Толстой не пострадал, хотя Петр I никогда не забывал, что тот когда-то входил в число его политических противников. Петр Андреевич вынужден был постоянно демонстрировать свою лояльность и служебное рвение. Ловким шагом с его стороны стала добровольная поездка в Европу для обучения морскому делу. С нее началась успешная карьера уже пожилого Толстого в окружении Петра Великого. В 1702 — 1714 годах он являлся российским послом в Константинополе, по возвращении из-за границы был назначен сенатором, а еще через три года стал президентом Коммерц-коллегии. С 1718 года он одновременно являлсяначальником Тайной канцелярии, то есть главой политического сыска. Именно он сумел привезти из-за границы царевича Алексея Петровича, а затем возглавил следствие по его делу. Большее доверие со стороны Петра I трудно себе представить. Прошлое Толстого заставляло его служить государю особенно ревностно.

Однажды на пирушке у корабельных мастеров все сподвижники царя сильно напились, и лишь Петр Андреевич оставался трезвым. Он присел у камелька, снял парик, свесил голову и сделал вид, что задремал, а между тем внимательно прислушивался к пьяным откровениям. Царь, ходивший взад и вперед по комнате, указал присутствующим на хитреца:

— Смотрите, повисла голова, как бы с плеч не свалилась.

— Не бойтесь, ваше величество, — отвечал будто бы вдруг очнувшийся Толстой, — она вам верна и на мне тверда!

— А, так он только притворялся! — воскликнул государь. — Поднесите-ка ему стакана три доброго флина (подогретого пива с коньяком и лимонным соком. — В.Н.), так он поравняется с нами и так же будет трещать по-сорочьи!

Затем царь слегка ударил Толстого ладонью по голове и добавил:

— Голова, голова! Кабы не так умна ты была, давно б я отрубить тебя велел(161).

Огромный вклад в преобразовательную деятельность Петра Великого в первое десятилетие его царствования внес Федор Алексеевич Головин, удостоенный в 1701 году графского титула. По замечанию английского дипломата Чарлза Уитворта, этот человек вел все важнейшие дела и, занимая высокое положение, приобрел в них большую опытность: «Граф пять лет был губернатором Сибири, а в 1689 году в качестве посла заключил мир с Китаем, в 1697 году при большом посольстве в Голландии он был вторым лицом, а затем до самой смерти — начальным президентом посольской канцелярии и генерал-адмиралом русского флота. Внешние сношения, монетное дело, снабжение армии, кораблестроение, назначение офицеров, расплата с ними — всё было в его ведении»(162). К несчастью, этот энергичный и талантливый сподвижник Петра в 56 лет внезапно умер от горячки 30 июля 1706 года в городке Глухове, по дороге в Киев, куда был вызван царем. В связи с его кончиной Уитворт писал статс-секретарю Роберту Гарлею (Харли): «…множество лиц, приходивших в сношение с ним по… разнообразным делам, имеют полное основание жалеть о нем, вспоминая его доступность, добрый нрав и вежливое обращение»(163).

После кончины Головина руководство внешнеполитическим ведомством России перешло к Гавриилу Ивановичу Головкину, троюродному брату матери Петра I Натальи Кирилловны. Головкин родился в 1660 году, с 1677-го состоял при царевиче Петре Алексеевиче стольником, а затем верховным постельничим. Во время правления Софьи Алексеевны он выказал приверженность Петру и с тех пор пользовался его постоянным доверием. Гавриил Иванович сопровождал царя в заграничной поездке 1697 — 1698 годов, работал вместе с ним на верфи в Саардаме. С 1706 года он являлся начальником Посольской канцелярии и Посольского приказа, в 1707-м был удостоен графского титула, в 1709-м после полтавской победы получил вновь учрежденную должность государственного канцлера.

С 1717 года он возглавлял Коллегию иностранных дел и был сенатором.

Юст Юль оставил нелестную характеристику этого государственного деятеля: «…великий канцлер Головкин, высокий, худой, тем не менее видный старик (ему было тогда всего 50 лет. — В.Н.), никакого языка, кроме русского, не знает и умом весьма недалек»(164). Последнее вряд ли верно: Гавриил Иванович достаточно успешно справлялся со своей высокой должностью. Правда, он проявлял в государственных делах мало инициативы, во всем полагаясь на волю Петра. Головкин был очень богат, владел целым Каменным островом в Петербурге, многими домами и поместьями и при этом отличался чрезвычайной скупостью.

Весьма заметной фигурой в числе ближайших соратников Петра I являлся Федор Матвеевич Апраксин, брат царицы Марфы Матвеевны — вдовы царя Федора Алексеевича. Будучи старше Петра на 11 лет, он входил в число его ближайших друзей, принимал участие во всех «потешных» военных забавах молодого царя, а потом являлся двинским и архангелогородским воеводой (Петр обращался к нему Min Her Guverneur Archangel, то есть «господин губернатор Архангельска»). В 1700 году Апраксин был назначен главным начальником Адмиралтейского приказа и воеводой Азова, в течение шести лет руководил строительством Азовского флота в Воронеже, а в 1707 году произведен в адмиралы и стал президентом Азовского и Балтийского Адмиралтейств. В 1708 году он командовал корпусом в Ингерманландии и Финляндии, отразил нападение шведов на Петербург и был пожалован в генерал-адмиралы, в 1710-м — возведен в графское достоинство и награжден за взятие Выборга орденом Святого Андрея Первозванного и золотой шпагой. В 1714 году галерный флот под командованием Апраксина одержал победу над шведами в Гангутском морском сражении. 15 декабря 1717 года Федор Матвеевич был назначен президентом Адмиралтейств-коллегий, в мае 1719-го — эстляндским генерал-губернатором. Во время Персидского похода 1722 — 1723 годов он стоял во главе Каспийской флотилии. Апраксин трижды обвинялся в служебных злоупотреблениях, но из-за расположения к нему Петра I отделывался большими денежными штрафами. По отзывам современников, он не отличался выдающимися способностями, но был добрым и справедливым человеком, веселым и гостеприимным хозяином(165).

Наиболее деятельным и талантливым сподвижником Петра I являлся Александр Данилович Меншиков, ставший почти легендарной фигурой русской истории. Недавнее исследование Ю. Н. Беспятых опровергает два широко распространенных мифа: о безграмотности Меншикова и его низком происхождении. Историк доказывает, что Меншиков был достаточно образованным человеком. Что же касается его происхождения, то весьма вероятно, что он был потомком древнего чешско-польско-литовского рода, носившего фамилию Менжик. Во всяком случае, пирогами, по мнению исследователя, Александр Данилович никогда не торговал(166).

В отрочестве Меншиков служил у Лефорта, затем был взят в денщики к юному Петру I. В 1691 году он был принят в бомбардирскую роту Преображенского полка, участвовал в Азовских походах 1695 — 1696 годов и в заграничной поездке 1697 — 1698 годов. Он стал первым петербургским губернатором, в мае — июне 1704 года руководил обороной города от шведского флота. В 1705 году Петр направил Меншикова с корпусом войск на помощь союзнику, польскому королю Августу II. В октябре того же года император Леопольд I по просьбе российского монарха пожаловал Меншикову титул светлейшего князя Священной Римской империи германской нации.

В сражении со шведами у села Доброго 30 августа 1708 года Меншиков командовал кавалерией, благодаря успешным действиям которой русские войска одержали победу. Спустя месяц в битве у деревни Лесной под его командованием находился авангард летучего отряда. В Полтавской баталии 27 июня 1709 года Меншиков командовал драгунскими полками, отбившими атаку шведской кавалерии, уничтожившими колонну генерала Шлиппенбаха, который был пленен. Успешные действия драгун светлейшего князя против шведской кавалерии положили начало победе русских войск(167). 30 июня остатки шведской армии сдались Меншикову у Переволочны. За эти подвиги Петр 13 июля пожаловал ему чин генерал-фельдмаршала.

В 1712 — 1713 годах Александр Данилович командовал русской армией, воевавшей против шведов в Померании и Гольштейне. С 1714 года он управлял присоединенными к России Ингерманландией и Прибалтикой, чиня при этом всевозможные злоупотребления и произвол. В 1715 году Петр I был вынужден начать следствие по делу Меншикова и заставил его вернуть в казну часть присвоенных им денежных средств. Впоследствии светлейший князь еще дважды подвергался огромным денежным штрафам за злоупотребления и казнокрадство, тем не менее продолжал оставаться в числе наиболее приближенных к Петру сановников. В 1717 — 1722 годах он являлся президентом Военной коллегии, одновременно занимая должность сенатора.

О ближайшем сподвижнике царя англичанин Уитворт отзывался весьма неприязненно: «Это человек очень низкого происхождения, необыкновенно порочных наклонностей, вспыльчивый и упрямый… Низкое происхождение не дало ему случая получить образование, прямое возвышение на высшие должности, помимо всякого подчиненного положения, лишило его возможности сделать личные наблюдения или научиться чему-нибудь из собственного опыта. Между тем он своим рвением и вниманием к царской воле сумел войти в беспримерную милость к царю: он состоит дядькой юного царевича, губернатором Ингрии да, собственно, и всего государства Московского, в котором ничто не делается без его согласия, хотя он, напротив, часто распоряжается без ведома царя в полной уверенности, что распоряжения его будут утверждены»(168).

По свидетельству датского посланника Юста Юля, при приезде Меншикова из Москвы в Петербург в мае 1710 года «сам царь выехал к нему за три версты от города, несмотря на то, что недавно хворал и теперь еще не совсем оправился». «Замечательно, — подчеркивает датский посланник, — что князь даже не слез с лошади, чтобы выказать своему государю почтение и встретить его, а продолжал сидеть верхом до тех пор, пока царь первым к нему не подошел и не поцеловал его». Разумеется, подданные не отставали от государя: «множество русских офицеров и других служащих тоже выехало верхом навстречу князю»; все целовали ему руку, ибо, как отметил Юль, «в то время он был полубогом и вся Россия должна была на него молиться». При приближении Меншикова к Петербургу пушки с вала салютовали ему пятьюдесятью пятью выстрелами(169).

Иностранными наблюдателями неоднократно отмечалось, что между Петром I и его ближайшими сподвижниками не было должного «единомыслия». 25 июля 1719 года французский консул А. Лави сообщил министру иностранных дел Франции Г. Дюбуа, что перед отъездом из Петербурга в Олонец царь довольно резко выразил свои чувства Меншикову и Апраксину. «Первого он укорял, что болезнь его одно притворство, чтоб только не идти на войну», а второму сказал с горечью: «Хотя ты всегда одобрял мои действия, в особенности по отношению к флоту, но я всё же читаю в твоем сердце, что умри я прежде тебя, ты один из первых осудишь все, что я сделал». По рассказу Лави, царь якобы прибавил: «И если бы шведская королева[18] так же хорошо знала вас, как я, она согласилась бы на мир и уступила мне всё, что я желаю сохранить, потому что после моей смерти вы, я убежден, откажетесь от завоеванных мною земель и даже согласитесь, лишь бы вернуться к своему прежнему житью, уничтожить этот город и флот, которые стоили мне столько крови, денег и труда»(170).

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЖИВЕМ КАК МОЖЕМ

Глава четвертая

На манер политичных народов

«Платье носить европейское»

Боярская одежда допетровской Руси восходила к азиатским образцам, причем мужские наряды напоминали женские. Нередки были случаи, когда мужчины переделывали для себя одежду своих жен. Однако уже при царях Алексее Михайловиче и Федоре Алексеевиче в высшие круги русского общества начинают проникать образцы польской моды; некоторые бояре подстригают волосы и бороды на иностранный манер, одеваются в иноземные кафтаны или обряжают в них свою прислугу. В 1681 году царь Федор издал указ, предписывавший боярам, дворянам и приказным людям появляться при дворе и в Кремле только в польском платье.

Переход от длиннополой старомосковской одежды к европейской начался во время заграничной поездки Великого посольства 1697 — 1698 годов. Первоначально все три великих посла, включая Франца Лефорта, были обряжены в экзотические по западным меркам боярские кафтаны. Но по прибытии в Австрию российские дипломаты переоделись в наряды французского образца. Интересна реакция князя-кесаря Ф. Ю. Ромодановского на известие из Вены о том, что руководитель российской дипломатической службы Ф. А. Головин обрядился в европейский костюм. «Не верю такой глупости и безумству Головина, — воскликнул он, — чтобы он мог пренебречь одеждой родного народа!»(1)

Однако вскоре и самому Ромодановскому, как и прочим боярам, пришлось расстаться с любимыми длиннополыми одеяниями. В январе 1700 года был издан указ о запрещении всем, кроме духовенства и крестьян, носить русскую одежду, а вместо нее предписывалось носить платье «на манер венгерского». В августе того же года был издан еще один указ, повелевающий «всех чинов людям», кроме духовенства, извозчиков и пахотных крестьян, «носить платье венгерское и немецкое». Последующие указы, неоднократно повторявшиеся, обязывали бояр, дворян и служилых людей носить немецкое платье по будням и французское по праздникам(2).

Повсюду в общественных местах 26 августа 1700 года, по свидетельству одного из современников событий Ивана Желябужского, были «прибиты по градским воротам указы о платье французском и венгерском и для образца повешены были чучелы, сиречь образцы платью»(3), то есть своеобразные манекены в европейской одежде. Всякого, замеченного в обычном длиннополом русском наряде, хватали, ставили на колени и обрезали на нем одежду так, чтобы она доставала ему только до колен и тем самым становилась похожей на французский фасон(4). Был также издан указ, «под страхом наказания повелевающий женщинам носить юбки. Прежняя их одежда состояла из широкого платья, застегнутого спереди и спускавшегося до пяток»(5).

Одежда и внешний облик знатных русских женщин до распространения европейской одежды описаны И. Г. Корбом: «Исподнее платье русских женщин по обеим сторонам вышивается золотом; при этом рукава, по странному обыкновению, сложены в складки, часто более чем в восемь и нередко даже более десяти локтей длины; изящные и драгоценные запястья украшают сборки, продолжающиеся сцепленными складками до конца руки. Верхнее платье похоже на одежду восточных женщин; на него надевается плащ, нередко украшенный шелковой материей и мехом. К частым и обыкновенным предметам пышности принадлежат серьги и кольца. Замужние женщины и вдовы покрывают голову драгоценными мехами, девицы же имеют только на лбу богатую повязку; впрочем, непокрытые головы девиц русских украшаются волосами, опускающимися до самых плеч, причем волосы завиты с великолепным изяществом в искусственные кудри»(6).

Петр быстро покончил со всеми этими яркими особенностями облика русских дворянок. С 1 января 1701 года государь предписал «женам и дочерям носить платье венгерское и немецкое». На смену шушунам (длинным сарафанам), телогреям и летникам с рукавами до земли пришли пышные робы[19] с большим вырезом на груди и спине, рукавами до локтей и широкой юбкой. Обязательной принадлежностью женской одежды стали жесткие фижмы[20] и корсеты(7).

Одежда Петра I и его приближенных уже в начале XVIII века принадлежала в основном к тому типу европейского костюма, который сформировался во Франции при дворе короля Людовика XIV в конце предшествующего столетия. Модное платье состояло из кафтана, камзола и штанов. Кафтан был длинный, узкий в талии, с эффектно заложенными по боковым швам складками, с широкими обшлагами и глубокими прорезными карманами, закрытыми фигурными клапанами. Воротники кафтанов во Франции и других западных странах были довольно большими, зачастую сшитыми из кружев. Петр предпочел взять за образец маленькие холщовые шведские воротники, вошедшие в обращение благодаря скромным вкусам Карла XII. Но в большинстве случаев русские вельможи обходились и вовсе без накладных воротников, поскольку они мешали носить длинные парики, также ставшие неотъемлемой частью мужского костюма.

Из-под кафтана, как правило, не застегнутого, был виден камзол, сшитый либо из такой же, либо из контрастной по цвету ткани. Камзол плотно облегал фигуру, был несколько короче кафтана и всегда шился без боковых складок и воротника. Третий необходимый компонент костюма — штаны-кюлоты[21]. По требованиям моды конца XVII — начала XVIII века они были короткими, до колен, и удерживались на талии широким поясом. Костюм дополнялся кружевными жабо и манжетами, шелковыми чулками и кожаными башмаками с пряжками. Для шитья кафтанов, камзолов и штанов использовались самые разнообразные материи: сукно, шелк, парча, бархат, льняные и бумажные ткани. В качестве аксессуаров и декора широко применялись различные виды вышивки, кружева, полоски галуна(8). Шляпы были различной формы — от скромных треуголок полувоенного типа до версальских образцов с широкими полями и страусиными перьями.

Самые модные европейские костюмы и аксессуары первым получал из-за границы А. Д. Меншиков, любивший демонстрировать роскошь и внешний блеск. Благородство его кафтанов подчеркивалось испанскими и генуэзскими кружевами, а многочисленные позолоченные или оплетенные металлическими нитями пуговицы мерцали на фоне тканей, словно драгоценные украшения. Однако и Петр I уделял одежде гораздо больше внимания, чем это принято считать. Он также заказывал себе платье за границей или поручал его изготовление в Петербурге иностранным и русским портным, причисленным к штату придворных служителей. В парадных костюмах царь отдавал предпочтение тканям красных, коричневых и зеленых тонов, по которым иногда делалась вышивка золотыми или серебряными нитями. По свидетельству Андрея Нартова, Екатерина Алексеевна «сама трудилась с комнатными своими девицами» над расшиванием серебром кафтана, который ее супруг должен был надеть на коронационные торжества 1724 года. В связи с этим Нартов передает назидательный анекдот: «Государь, посмотрев на шитье, взял кафтан и его тряхнул. От сильного потрясения с шитья полетело несколько на пол канители, чему подивясь, сказал: "Смотри, Катинька, пропало дневное жалованье солдата". Сей кафтан в угодность супруге своей имел Государь на себе во время только празднования коронации и после никогда его не надевал»(9).

Тот же эпизод описан биографом Петра I И. И. Голиковым со ссылкой на рассказ адмирала Алексея Ивановича Нагаева, который, будучи еще двадцатилетним юношей, явился свидетелем примечательного разговора государя с женой: «Императрица к своей коронации вышила для великого супруга своего по голубой объяри[22] серебром кафтан, который когда монарх впервые надел на себя, то государыня сказала:

— Ах, батюшка! Как он к тебе пристал, и как бы я желала видеть тебя и всегда так одетого!

— Безрассудное желание! — ответствовал монарх. — Ты того не представляешь, что все таковые и подобные издержки не только что излишни, но что не могут оные и иначе быть как насчет народа моего, а за злоупотребление народных денег должен я буду отвечать Богу в каждом оных рубле, ведая при том же, что государь должен от подданных отличаться не щегольством и пышностью, а менее еще роскошью, но неусыпным ношением на себе бремени государственного и попечением о их пользе и облегчении»(10).

Роскошный костюм Петра I, сшитый по случаю коронации его супруги, до сих пор сохраняется на «восковой персоне» царя в Государственном Эрмитаже (см. илл.). Он состоит из четырех предметов: кафтана, камзола, штанов и портупеи. Кафтан и камзол сшиты из одного материала — голубого гродетура[23]. На кафтане имеются отложной воротник, застежки на полах и 18 пуговиц (еще пять не сохранились). Двушовные рукава кафтана украшены высокими разрезными обшлагами с четырьмя декоративными пуговицами на каждом. Карманы закрыты широкими клапанами сложной формы, украшенными пятью пуговицами. Все пуговицы на кафтане деревянные, полусферической формы, оплетенные серебряной нитью и канителью. По бокам кафтана сделаны разрезы, которые с одной стороны имеют фигурную форму. По центру спинки тоже идет разрез, который начинается чуть ниже талии. По ткани сделана вышивка серебром в виде мелкого плотного орнамента из переплетающихся веток, расположенного широкими полосами на полах кафтана, на его воротнике и обшлагах, а также на карманных клапанах и вокруг них. На левой стороне груди прикреплена шитая серебряной нитью и битью[24] восьмиконечная звезда ордена Святого Андрея Первозванного[25] с девизом ордена «За веру и верность» (на обороте сохранилось имя вышивальщика — Ene Pally).

Камзол с застежкой на 28 пуговиц (одна из них утеряна) имеет узкие рукава, с застежкой на три пуговицы. Клапаны карманов камзола подобны клапанам на кафтане, но меньшего размера. На каждом из них было по пять пуговиц (сохранилось по четыре). По бокам и центру спинки камзола идут разрезы. Он украшен такой же вышивкой серебряной нитью, как и кафтан. Штаны длиной чуть ниже колен имеют широкий пояс, откидной клапан спереди и застежку на шесть пуговиц, а по боковым швам — на пять. Имеется две пары прорезных карманов: по боковым швам и по обеим сторонам от клапана. Штанины стянуты внизу подвязками из серебряного галуна с серебряными пряжками. Отделка вышивкой идет вдоль застежки. Портупея представляет собой широкий пояс из голубого шелкового репса, украшенного вышивкой серебром, с фигурным нашивным кармашком и застежкой на серебряную фигурную пряжку(11).

Другая сохранившаяся до наших дней одежда Петра I позволяет судить о том, что в каждодневной носке он ставил на первое место удобство и практичность, поэтому в его гардеробе было много простых по покрою курток и штанов из грубого сукна и шерстяных тканей, без всякого декора (см. илл.). В то же время нижние фуфайки и сорочки государя шились преимущественно из тонкого полотна и нежного батиста, украшенного вышитыми цветами. Это свидетельствует о том, что в интимной, скрытой от посторонних глаз жизни ему было не чуждо стремление к комфорту. О том же говорят его длинные халаты-шлафоры[26], сшитые из китайских, итальянских или французских тканей, которые царь надевал дома поверх камзола и штанов. В таком виде он отдыхал с трубкой у камина или принимал особо доверенных лиц.

Во время пребывания во Франции в 1717 году Петр получил сильное впечатление от новейшей версальской моды. Несомненно, под ее влиянием в гардеробе монарха появились элегантные кафтаны из коричневого репса с черными бархатными обшлагами и довольно заметными воротниками, а также изысканные комплекты верхней одежды из бархата красного и горохового цвета(12).

Петр I расправлялся с помощью ножниц не только со старинной русской одеждой, а иногда подвергал корректировке и особо модные европейские платья, если находил их форму неудобной. Один такой случай описал в феврале 1699 года австриец И. Г. Корб: «Царь, увидев, что некоторые его офицеры из подражания моде носили платье просторнее обыкновенных, обрезал им слишком длинные рукава, делая при этом такие замечания: "Вот это тебе во всём мешает; при этом на всяком шагу может с тобой случиться какое-либо приключение: либо прольешь стакан, либо нечаянно обмакнешь рукав в суп. А из этого сделай себе валенцы!"»(13).

Сам Петр обычно ходил в поношенном сюртуке голландского покроя, в залатанных чулках и стоптанных башмаках, демонстрируя подданным наглядный пример бережливости. Однако на праздники он мог одеваться весьма щеголевато. Голштинский камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц свидетельствует о том, что в День Святой Троицы, 24 мая 1724 года, государь был одет в красный с серебряным шитьем кафтан, украшенный по французской моде большими отворотами и имевший, как все кафтаны Петра, маленький шведский воротник(14).

Парики вместо бород

Первые случаи брадобрития на Руси известны с 1681 года, одновременно с указом царя Федора Алексеевича о введении при русском дворе одежды по польскому образцу. Это новое веяние вызвало резкое порицание со стороны патриарха Адриана, утверждавшего, что «без бороды человек перестает иметь образ человеческий, он подобен псу или коту; только желающий уподобиться такому животному или соединиться с еретиками может подумать о брадобритии; у еретиков случается, что не только миряне, но и духовные и монахи бреют бороду и усы и выглядят как обезьяны»(15). Потребовались энергия и решительность Петра I, чтобы изменить внешний облик русских людей, невзирая ни на традиции, ни на мнение Русской православной церкви.

Шестого августа 1698 года, на следующий день после возвращения из заграничной поездки, Петр на своем преображенском дворе принимал явившихся к нему с поклоном подданных. Их бородатые лица раздражали молодого царя, успевшего за два года жизни в Европе отвыкнуть от вида растительности на лице и длиннополой русской одежды. Петр привык действовать радикальными методами: он немедленно вооружился ножницами и начал обрезать бороды важнейшим сановникам. Секретарь австрийского посольства Иоганн Корб отметил: «Воевода князь Алексей Семенович Шеин первым пожертвовал своей длинной бородой, подставив ее под ножницы… Сохранили свои бороды только патриарх, святостью своего сана, князь Михаил Алегукович Черкасский, уважением к его преклонным летам, и Тихон Никитич Стрешнев, почетной должностью царского оберегателя. Все прочие должны были преклониться перед иностранными нравами, когда ножницы уничтожали старинный их обычай»(16).

Экзекуция была продолжена в новогодний праздник 1698 года, отмечавшийся по старому русскому календарю 1 сентября. На этот раз обязанность брадобрея исполнял царский шут, «и к кому только ни приближался он с ножницами, не позволялось спасать свою бороду, под страхом получить несколько пощечин». «Таким образом, — пишет Корб, — между шутками и стаканами весьма многие, слушая дурака и потешника, должны были отказаться от древнего обычая»(17).

Преображение внешнего облика представителей верхушки русского общества вызывало подчас глухое недовольство, однако никто не осмеливался противиться воле царя в открытую. 20 февраля 1706 года английский посланник Чарлз Уитворт сообщил статс-секретарю Роберту Гарлею: «Вы, конечно, уже слышали, с каким трудом весь народ покорился бритве. Он был предубежден против бритья и привычками, и религией: предки его ходили небритыми; священники, угодники и мученики уважались за свои бороды; стараясь подражать им, невежество полагало, что отчасти само благочестие заключается в ношении бороды, как сила Самсона заключалась в волосах его. Даже женщины присоединились к общему неудовольствию и с трудом решились покориться преобразованию мужей»(18). В то же время М. М. Щербатов, писавший свой труд «О повреждении нравов в России» в конце 1780-х годов, со слов свидетелей Петровской эпохи утверждал: представительницы прекрасного пола испытали немалое удовольствие от того, что «лица женихов их и мужей уже не покрыты стали колючими бородами»(19).

В допетровское время ни с прическами, ни со стрижкой и бритьем проблем у подавляющего большинства русского населения не было; соответственно, не могло быть и отечественных специалистов в этом деле, а потому при Петре вельможам пришлось разыскивать опытных цирюльников среди иностранцев и нанимать их на службу за значительную плату. Одновременно те должны были обучать своему искусству слуг и дворовых людей в домах, куда были приглашены. Менее состоятельные люди научились бриться и подстригать волосы сами. Постепенно число отечественных куаферов росло, в Петербурге появились даже особые специалисты, изготавливавшие инструменты для стрижки, бритья и укладки волос. В 1722 году только среди жителей Санкт-Петербургского (Городового) острова набралось десять человек, желающих вступить в цех «цырулников» (брадобреев), а в цех «парухмахеров» записались 13 мастеров(20). Основным видом деятельности парикмахеров являлось изготовление париков, они же занимались укладкой женских волос и созданием модных причесок. Стрижкой мужчин чаще занимались цирюльники в процессе бритья.

Женщины из высшего общества испытывали немалые трудности из-за нехватки модных парикмахеров. Князь М. М. Щербатов приводит любопытное свидетельство представителей старшего поколения: «Я от верных людей слыхал, что тогда в Москве была одна только уборщица для волосов женских, и ежели к какому празднику когда должны были младые женщины убираться, тогда случалось, что она за трои сутки некоторых убирала и они принуждены были до дня выезду сидя спать, чтобы убору не испортить»(21). Так на женских головках сохранялись причудливые прически в виде многопушечного фрегата, замка или букета цветов.

Активно внедряемая Петром I европеизация внешнего облика представителей высшего сословия вынуждала их носить длинные парики аллонж[27], хотя это, скорее всего, не соответствовало их желанию. Отвращение русских людей того времени к парикам ясно высказал известный публицист и экономист первой четверти XVIII века Иван Тихонович Посошков: «…и таковых мертвечинных и нечистых блудниц волосы православным христианом и вне церкви на главы свои возлагать не весьма господствует. Люторам то свойственно есть, еже носити таковые паруки, понеже они вне суть истинного христианства»(22).

Сам государь не желал носить на голове эти «волосы блудниц»; как отмечали современники, его короткий парик был сделан из собственных волос(23). Петр никогда его не пудрил, поэтому он выглядел, как живые волосы. А. С. Пушкин в набросках «Истории Петра I» под 1722 годом записал: «Петр обрезал свои длинные волосы и сделал из них парик, ныне видимый на его кукле». Нередко государь обходился и вовсе без парика; состоявший при нем гвардейский сержант Никита Иванович Кашин в своих записках утверждал, что царь «в церковь никогда в паруке не ходит»(24).

После церковной службы по случаю нового, 1710 года Юст Юль сделал следующее замечание: «…хотя обыкновенно он (Петр. — В.Н.) носит собственные волосы, однако в тот раз имел на голове старый парик, так как в церкви, когда ему холодно, он надевает парик одного из своих слуг, стоящих поблизости; по миновании же в нем надобности отдает его кому-нибудь по соседству»(25). Это обыкновение подтверждается забавным эпизодом, приведенным Я. Я. Штелином. В 1716 году Петр, проезжавший через Данциг, присутствовал на воскресном богослужении в тамошней церкви; царь, бывший, по обыкновению, без парика, «почувствовав, что открытой его голове было холодно, снял… не говоря ни слова, большой парик с сидевшего подле него бургомистра и надел себе на голову»; по окончании проповеди «снял он парик и отдал бургомистру, поблагодарив его небольшим наклонением головы». Позже «один господин из царской свиты» пояснил депутатам городского магистрата, что это происшествие не должно казаться удивительным и необычным, поскольку «его величество не смотрит на мелочные церемонии и привык в церкви, когда голове его бывает холодно, снимать парик с князя Меншикова или с кого-нибудь другого из стоящих подле него, и надевать на себя»(26).

Впрочем, во время пребывания в Париже в 1717 года Петр всё же заказал себе парик «у одного ремесленника, известного мастера по длинноволосым буклированным парикам, какие модно было носить при дворе». Примерив готовое изделие, он счел его неудобным. Тогда, разозлившись, царь прошелся по нему стамеской, чтобы укоротить и придать ему обычную форму, которую привык носить, и отказался его пудрить(27).

Юный Василий Александрович Нащокин, обучавшийся в то время в школе для дворянской молодежи в Петербурге, впервые увидел Петра I 21 октября 1717 года, сразу же по возвращении того из заграничной поездки. Молодой человек обратил внимание на его необычную прическу: «Государь… волосы имел маленькие и зачесаны маленькой косой гребенкой; и как сперва увидели, дивились той первой моде, что гребешок у государя в волосах»(28).

Новое время

Введение европейской одежды и принудительное бритье бород явились первыми шагами на пути европеизации России. Следующими важными вехами в этом направлении стали хронометрические реформы, изменившие принятый на Руси порядок исчисления времени. Указами от 19 и 20 декабря 1699 года Петр I перенес начало предстоящего 1700-го на 1 января, в то время как прежде год принято было начинать с 1 сентября. Он распорядился также вести летосчисление от «Рождества Христова», а не от «сотворения мира», как было заведено на Руси. Разница между этими точками отсчета составляет 5508 лет, соответственно 1700 год был по старому счислению 7208-м. Хронометрические новшества вводились мягко: в богослужебной практике сохранялась прежняя система летосчисления, а новолетие праздновалось 1 сентября. Таким образом, жители России без жесткой отмены традиций подключались к принятому в Западной Европе счету лет. Однако католический григорианский календарь, на который к тому времени перешло большинство католических и протестантских государств, страна не приняла. В указах от 19 и 20 декабря 1699 года специально отмечалось, что вводится летосчисление европейских православных стран, то есть юлианское[28](29).

Эти нововведения не были приняты обществом однозначно положительно. Даже близкие к Петру люди пытались возражать против реформы, утверждая, что Бог мог сотворить мир только в начале осени, в теплую погоду и при обилии плодов, а не в морозном зимнем месяце, следовательно, и новый год нужно начинать в сентябре. Тогда царь взял в руки глобус и начал объяснять окружающим, что в других странах тепло наступает уже в январе(30).

Следующей хронометрической реформой Петра I стало изменение на западный манер счета часов в сутках. На Руси время принято было делить на дневное и ночное, и точками отсчета часов являлись восход и заход солнца, а не полночь и полдень. Время дня и ночи вместе составляло 24 часа, но понятие «сутки» отсутствовало. Поскольку в течение года время восхода и захода солнца изменялось, то изменялось и количество дневных и ночных часов. Дневное время на широте Москвы в течение года длилось от семи часов зимой до 17 часов летом, соответственно менялось и ночное время — от 17 до семи часов — от лета к зиме. Русские часы имели на циферблате 17 делений. Дважды в сутки часовщик переводил стрелки к исходной точке отсчета, выверяя по специальной таблице момент восхода и захода солнца в текущем месяце. В течение года время восхода и захода менялось 22 раза, с периодичностью в две недели, за исключением июня и декабря(31). По этому принципу действовали главные часы Москвы, расположенные на Спасской башне Кремля и имевшие вращающийся циферблат, поделенный на 17 частей. По той же системе счета отбивали время башенные и стенные часы Москвы и других русских городов и монастырей.

Реформа времени пришлась на 1706 год. Полководец, дипломат и писатель, саксонский барон Людвиг Николай Алларт (Галларт), один из заметных сподвижников Петра I, отметил в своей «Истории о начале войны Свейской», что его величество указом «на башнях круги часовые отменил, чтобы часы считались по обычаю европскому от 1 до 12, а именно с полудня и с полуночи, а прежде того считались часы от утра до вечера, и на кругах часовых знаки были от 1 до 17»(32). Осенью 1706 года в Москву были доставлены трое башенных часов, заказанных еще четырьмя годами ранее в Амстердаме. Они были изготовлены в соответствии с западными нормами и имели на циферблате 12 часовых делений. Эти часы были установлены сначала на Спасской, а затем на Троицкой башне Кремля и церкви Архангела Гавриила (Меншиковой башне). 9 декабря 1706 года в девять утра часы Спасской башни впервые отбили девять ударов, а в полдень ее куранты стали вызванивать москвичам мелодию веселого немецкого танца(33). С этого времени по всей России башенные и стенные часы с семнадцати-частным циферблатом начинают заменяться на привычные нам двенадцатичасовые механизмы.

Следует отметить, что уже с середины XVII века в обиходе российской элиты начали достаточно широко использоваться настенные, настольные и карманные часы с делением циферблата на 12 частей. Следовательно, Петр и его приближенные начали жить по европейскому времени задолго до «реформы часа». Теперь новый счет часов распространился на все слои русского общества, объединив его в одинаковом для всех временнoм ритме.

Новые привычки

« — Царь-батюшка приказал кофию пить.

— Не могу, маманя, горько!

— Пей, олух!»

Юмористическая зарисовка из старого фильма весьма точно передает обстановку петровского времени. Государь активно насаждал в среде русского дворянства привычку к табаку, кофе и другим распространенным в Европе колониальным товарам. Для него всё это являлось неотъемлемой частью повседневной жизни цивилизованного общества. Таковы были вкусы первого русского императора, и он считал себя вправе переделать всех россиян «на свой лад», как пообещал в 1697 году маркизу Кармартену. Что ж, он достиг своей цели: русские до сих пор остаются одной из самых курящих наций в мире.

Надо сказать, что табак был известен и любим многими в России и до Петра I. Его распространение в нашей стране отмечается вскоре после Смуты. Известный путешественник и ученый, секретарь голштинского посольства Адам Олеарий, посетивший Московское царство в 1630-х годах, якобы наблюдал, как самые бедные люди покупали табак на последние гроши. Тогдашние власти прибегали к крайним репрессивным мерам против любителей «богомерзкого бесовского зелья». Изданный в 1634 году указ царя Михаила Федоровича запрещал русским и иноземцам под страхом смертной казни держать у себя табак, Соборное уложение 1649 года предписывало рвать ноздри и резать носы курильщикам и нюхальщикам. Тем не менее «табачное зелье» продолжало употребляться в Москве, где его проще было достать. Иностранные путешественники отмечали, что русские добывали за большие деньги табак у приезжих иноземцев, набивали им полые бычьи рога и «глотали облака упоительного дыма до одури»(34). Во второй половине XVII века курение было нередким явлением среди прибывших в Москву малороссиян и греков, не привыкших к запрету на табак у себя на родине. Покуривали исподтишка и некоторые представители высшей знати, например фаворит правительницы Софьи князь В. В. Голицын. Однако в целом ни о каком сколько-нибудь заметном распространении табака в России до Петра I речь идти не может.

Петр пристрастился к курению с юных лет в компании Лефорта. Поэтому неудивительно его желание наладить ввоз табака в Россию и легализовать курение. Выше уже говорилось о том, что во время поездки в Англию он продал право табачной торговли лорду Кармартену. Российские купцы также начали брать торговлю табаком на откуп[29]. Патриарх Адриан резко выступил против этого нововведения и предал анафеме одного из богатых купцов, заплатившего за табачное дело 15 тысяч рублей. Исходя из этого горького опыта, Кармартен и его компаньоны выражали сомнение в успехе табачной торговли, опасаясь противодействия церкви. «Не сомневайтесь, — успокоил их Петр. — Я дал об этом указ и постараюсь, чтобы патриарх в табачные дела не мешался: он при мне только блюститель веры, а не таможенный надзиратель»(35).

Петр предоставил право исключительной торговли табаком в России компании Кармартена на шесть лет за 20 тысяч фунтов стерлингов, с уплатой этой суммы вперед. По истечении этого срока компания предлагала русскому правительству более крупную сумму, но царь отказался от возобновления контракта. Указом от 4 апреля 1705 года он установил казенную продажу табака через бурмистров и целовальников, а также через выборных людей, которые посылались на ярмарки, в села и деревни. Тем временем выращивание табака было налажено в Малороссии, а для производства «табачного зелья» созданы две мануфактуры: в Петербурге и Ахтырке (на Украине)(36).

После легализации табачной торговли в России курение начало быстро распространяться и стало заметной частью повседневной жизни правящей верхушки, поскольку многие вельможи даже вопреки собственному желанию вынуждены были курить в угоду царю.

Петр предпочитал короткие голландские и длинные немецкие трубки, причем самые простые и дешевые, изготовленные из глины или вырезанные из вишневого дерева. Приближенные царя чаще всего курили трубки с чашками из вишни или фарфора. К концу петровского царствования среди русской знати распространились диковинные голландские трубки с длинными, до пола, чубуками и чашками в виде «непотребных девок». В домике Петра I хранится его курительная трубка причудливой формы из самшита с агатовыми вставками — подарок А. Д. Меншикова (см. илл.).

На учрежденных Петром ассамблеях в зале для приема гостей должен был стоять стол с трубками, табаком и деревянными лучинками, которые употреблялись для закуривания вместо принятых в Европе бумажек Их зажигали от пламени свечи, так как спички начали распространяться лишь с 1830-х годов(37).

Гораздо меньшее распространение в Петровскую эпоху получил кофе, который в то время являлся еще редким экзотическим напитком. Петр впервые попробовал его во время пребывания в Голландии в 1697 году. Тогда же члены Великого посольства и наиболее состоятельные кавалеры свиты приобрели небольшие партии кофейных зерен по баснословно высокой цене. Вероятно, они были зачарованы слухами о достоинствах нового напитка, которому приписывались чудодейственные свойства: «…осушает любой насморк и излечивает простуду, избавляет от ветров, укрепляет печень, благодаря своим очищающим свойствам облегчает страдания больных водянкой; превосходное средство против чесотки и порчи крови; облегчает сердце и жизненно важное биение такового, приносит облегчение страдающим болями в желудке и отсутствием аппетита; и равным же образом хорош от мозговых недомоганий вследствие холода, сырости и тяжести. Пар, который от него исходит, хорош против слезящихся глаз и шума в ушах; он отличное средство от одышки, от мокроты, от болей в селезенке, против глистов и приносит чрезвычайное облегчение после того, как слишком много выпьешь или съешь»(38).

Кофейные зерна в течение почти всего петровского царствования оставались очень дорогостоящим товаром, поскольку разведение кофе в промышленных масштабах тогда еще не было налажено. Первые пробы выращивания кофе были произведены голландцами на Яве еще в 1650 году, однако первый крупный груз яванского кофе пришел в Голландию только в 1719-м. Годом раньше голландские плантаторы наладили производство кофе в Суринаме. Почти одновременно, в 1722 году, это сделали французы на Мартинике и англичане на Ямайке(39). Только с этого времени цены на кофейные зерна начали падать, а прежде представители российской правящей верхушки вынуждены были закупать кофе мелкими партиями в Голландии. Однако игра стоила свеч: Петр I поощрял употребление нового напитка, и в угоду ему многие были готовы пойти на значительные траты.

Гораздо большее распространение в Петровскую эпоху получил чай, который ввозился в Россию из Китая. Он стал поступать особенно большими партиями после первого русско-китайского Нерчинского договора 1689 года. В конце XVII века неизвестный французский эксперт по вопросам внешней торговли отметил, что китайцы ввозят в Россию «весьма большие количества зеленого чая»: «Он неизмеримо выше по качеству, чем тот, какой Европа получает из-за бескрайних морей, так что русские вынуждены платить до 20 франков за фунт[30]… Чтобы возместить себе эту потерю, они не упускают ни одной возможности поднять цену своих мехов, кои суть почти единственный товар, который они поставляют китайцам»(40).

На петровских ассамблеях гости выпускали клубы табачного дыма и отхлебывали из чашечек кофе или чай. Это нравилось государю, поэтому становилось заметной частью повседневной жизни высшего общества.

Глава пятая

Из жизни двух столиц

Обитатели «Парадиза»

Средневековые русские города не имели регулярной планировки, застраивались хаотично и состояли из окруженных высокими заборами усадеб с жилыми домами в глубине двора. Петербург знаменовал собой начало новой эпохи в русском градостроительстве.

Наспех построенный город среди лесов и болот в неприветливом климате на берегах ежегодно разливающейся Невы менее всего походил на райские кущи. Но Петр I любовно называл его «мой парадиз» и в самом деле был счастлив на этом кусочке северной земли, отвоеванном у шведов и природы. Сподвижники великого реформатора в глубине души вряд ли разделяли это пристрастие, но вынуждены были подчиняться воле монарха, приспосабливаясь к новым условиям жизни и преодолевая неимоверные трудности…

Русские войска 11 ноября 1702 года штурмом взяли шведскую крепость Нотебург, расположенную при истоке Невы из Ладожского озера. Петр I переименовал ее в Шлиссельбург (нем. Schlusselburg — Ключ-город). 1 мая 1703 года после артиллерийского обстрела сдалась небольшая и слабая крепость Ниеншанц, стоявшая при впадении Охты в Неву, приблизительно в трех верстах от балтийского берега. Она получила название Шлотбург (голл. Slotburg — Замoк-город). На военном совете при участии государя решено было не укреплять этот форт, «понеже оный мал, далеко от моря и место не гораздо крепко от натуры». Совет постановил строить новую крепость. Через несколько дней Петр I со своими приближенными осмотрел острова, образованные устьями Невы; один из них, под названием Заячий, показался наиболее удобным для возведения «фортеции».

Шестнадцатого мая 1703 года началась нелегкая жизнь строителей и обитателей Петербурга. На рассвете к Заячьему острову подошла царская яхта, которую сопровождало множество лодок; Петр вышел на берег вместе с А. Д. Меншиковым, Ф. А. Головиным, Б. П. Шереметевым, Г. И. Головкиным, А. И. Репниным, Я. В. Брюсом, М. М. Голицыным, П. П. Шафировым и другими своими виднейшими соратниками(41). Государь выхватил из рук стоявшего рядом солдата штык, вырезал две полоски дерна, положил их крестообразно и объявил: «Здесь быть городу». Затем он взял заступ и начал копать ров; его примеру последовали все приближенные. Когда длина рва дошла до двух аршин (около полутора метров), в него поставили высеченный из камня ящик, который находившиеся здесь же священники окропили святой водой. Петр собственноручно поместил в него золотой ковчег с мощами святого апостола Андрея Первозванного. Возможно, это лишь красивая легенда, но весьма похожая на правду, как и то, что после этого царь и его сподвижники орудовали лопатами еще несколько часов; затем работу продолжили «двадцать тысяч человек подкопщиков», а Петр с приближенными вернулся на яхте в Шлотбург. В ознаменование закладки нового города «все чины были пожалованы столом, веселье продолжалось до двух часов ночи, при пушечной пальбе»(42).

Крепость Санкт-Петербург первоначально строилась из дерева, с земляными валами. Она имела шесть бастионов: Государев, Нарышкина, Трубецкого, Зотова, Головкина и Меншикова; каждый из упомянутых лиц руководил вверенным ему участком строительства. Работа продвигалась невероятно быстрыми темпами. Уже 22 мая гвардия и армейские полки, ранее стоявшие в Шлотбурге, были переведены в казармы новой крепости. В них Петр 29 июня отпраздновал свои именины, собрав на банкет офицеров, чиновников, купцов и корабельных мастеров. В тот же день в крепости была заложена деревянная церковь во имя святых апостолов Петра и Павла. Через десять месяцев она была готова. Церковь была небольшая, но, по свидетельству иностранных наблюдателей, очень красивая. На высокой остроконечной колокольне висело несколько колоколов, и приставленные к ним искусные звонари с наступлением нового часа вызванивали короткую прелюдию, а затем отмечали ударами колокола количество часов.

Строительство деревянной крепости было окончено за пять месяцев, и к середине сентября она уже могла противостоять нападению неприятеля. Фортификационные сооружения разделялись на две равные половины каналом, который был выкопан для обеспечения гарнизона водой в случае осады. По обеим его сторонам было выстроено по четыре ряда домов, крытых, по примеру финских, дерном или берестой. Напротив Петропавловской церкви стоял дом первого коменданта крепости К. Э. Ренне, рядом располагались дома гарнизонных офицеров. Чуть поодаль находились казармы, арсенал, провиантские магазины, дома священника и церковного причта. Подъемный мост соединял крепость с Городовым островом. Каждый день с утренней зарей на Государевом бастионе поднимали крепостной флаг при пушечном выстреле, что служило сигналом к началу работы. В десять часов пополуночи опять стреляли из пушки, указывая на наступление обеденного времени, а после вечерней зари последний выстрел сигнализировал окончание трудового дня. Крепостная пушка и колокола Петропавловской церкви день за днем размеряли трудовой день всех без исключения петербуржцев, от царя до солдата и работного человека.

Неожиданным событием в жизни строящегося города стал приход в августе 1703 года голландских торговых кораблей. Голландцы явились за строевым лесом и рассчитывали увидеть на берегах Невы шведов, с которыми у них были коммерческие отношения. Встретив новых хозяев, торговцы не растерялись и обратились к находившемуся при постройке крепости Меншикову с просьбой позволить им нагрузить лесом 12 кораблей. Александр Данилович охотно согласился — он знал, что установление связей России с европейскими государствами через Балтийское море являлось заветной целью Петра I. Государь еще в мае 1703 года назначил премии шкиперам из Голландии или других стран, которые раньше других приведут свои корабли в Шлотбург: первому капитану было обещано 500 червонцев, второму — 300, третьему — 100.

В тот раз голландцы не смогли загрузить свои корабли лесом — им помешала шведская эскадра контр-адмирала Нумерса, стоявшая на взморье и запиравшая вход в Неву. Пришлось возвращаться ни с чем. Но в начале октября 1703 года шведские корабли снялись с якорей и отправились на зимовку в Выборг, поэтому в ноябре в устье Невы беспрепятственно вошел еще один голландский корабль, нагруженный солью и вином. Меншиков радушно встретил шкипера и вручил ему обещанные полтысячи золотых(43).

В первые годы существования Петербурга его строители и жители испытывали постоянное опасение нападений со стороны шведов. В мае 1704 года на море показались значительные морские силы противника, в то же время ожидался удар корпуса шведского генерала Шлиппенбаха по недавно занятой русскими войсками Нарве. Петр I немедленно отправился туда во главе российской армии, оставив командующим в Петербурге Романа Вилимовича Брюса, у которого было всего шесть полков пехоты и иррегулярная конница. Посланный для разведывания сил противника конный отряд обнаружил на реке Сестре восемь тысяч шведов под командованием генерал-поручика И. Г. Майделя. Брюс принял срочные меры к защите города. В ночь на 12 июля были возведены укрепления на Березовом острове у берега Невы, на них поставлены орудия, а весь имевшийся в Петербурге флот сосредоточен на Большой Неве. Это было сделано вовремя: утром того же дня неприятель приблизился к Неве как раз напротив места, где ночью были возведены укрепления, и на начатый им обстрел русские отвечали дружным огнем с батарей и судов. После четырехчасовой артиллерийской дуэли шведы отступили и заняли позиции за рекой Сестрой. В начале августа отряд Майделя снова двинулся к Петербургу. 6 августа Майдель прислал Брюсу письмо с предложением сдать Петербург, угрожая в случае отказа взять его силой оружия. В ответном послании звучала ядовитая вежливость: «Зело мне дивно, что господин генерал-поручик мне предлагает иже от моего всемилостивейшего государя и царя приказанную мне крепость Санкт-Питербурх в добре уступить. А тако да позволит господин генерал-поручик в своей земле лежащие крепости и места отойтить, такое искание получити и впред таким писанием ко мне и прочим меня да пощадит. Напоследи, како господин генерал-поручик позволит вышеупомянутые воинские помыслы у крепости Санкт-Питербурха употребляти. При том же обнадеживаю, что благоприят будешь». Майдель всё же побоялся атаковать русские позиции и в ночь на 9 августа увел свои войска по дороге на Кексгольм(44).

Между тем Петербург продолжал интенсивно строиться. Неподалеку от Петропавловской крепости, на Городовом острове, Петр приказал возвести для себя маленький дом, сохранившийся до сих пор. Его соорудили из сосновых брусьев за три дня в конце мая 1703 года. В нем имелись только две небольшие низкие комнаты, разделенные узкими сенями и кухней. Все помещения в доме были обиты полотном и побелены, какие-либо украшения в них отсутствовали. Крышу покрыли маленькими сосновыми дощечками, имевшими форму черепицы и уложенными тем же способом; оконные рамы сделали из свинцовых желобков. Снаружи стены были выкрашены по голландскому образцу под кирпич, поэтому дом именовался «красными хоромцами». На крыше находились деревянные резные украшения: посредине — мортира, а по обоим концам конька — бомбы с горящим пламенем(45).

Рядом с домом Петра I, на Троицкой площади, в июле — сентябре 1703 года из бревен разобранных шлиссельбургских зданий был возведен дом Меншикова — двухэтажный, с высокой крышей и шпилем, делавшим его «похожим на кирку[31]». Согласно описанию, приложенному к плану Петербурга 1706 — 1707 годов, снаружи дом был «обит медью и позолочен». Это здание иностранцы называли посольским дворцом, поскольку в нем Петр I принимал послов(46), давал торжественные обеды и пиры. Так, уже в первый год существования Петербурга «Ведомости» сообщали об устроенном в доме Меншикова приеме в честь голландского шкипера Яна Гилбрандта, в ноябре приведшего в петербургский порт торговый корабль с вином и солью(47).

Даже в то время, когда хозяин дома находился на театре военных действий в Польше и на Украине, его петербургский особняк не пустовал. 24 мая 1706 года Петр I сообщал в письме Меншикову: «Сегодни по обедни первое были в вашем дому и разговелись, и паки при скончании сего дня паки окончали веселие в вашем дому», а 23 ноября 1707-го извещал своего любимца о праздновании его именин: «В сей день Святого Александра, князя Россиского, вашего тезоимянитого, здесь в дому вашем, по благодарении Богу, веселимся». При этом царь вежливо подчеркивал, что компании гостей недоставало самого хозяина дома: «Воистинно, слава богу, веселы, но наше веселие без вас или от вас, яко брашно (еда. — В.Н.) без соли»(48)…

В отсутствие Меншикова царь распоряжался его особняком по своему усмотрению: в нем иногда жили члены царской семьи и высокопоставленные иностранцы. Так, в 1708 году по распоряжению Петра I здесь на полгода поселилась вдова его брата Ивана Алексеевича, Прасковья Федоровна, с дочерьми, а в октябре 1710-го в доме на непродолжительное время расположился герцог Фридрих Вильгельм Курляндский, жених царевны Анны Иоанновны.

Дома других сподвижников Петра Великого в первые годы существования Петербурга были значительно скромнее и, по сути, представляли собой большие избы или мазанки-времянки. В таких «хоромцах» на берегу Большой Невки жили Г. И. Головкин, Я. В. Брюс, П. П. Шафиров, А. М. Черкасский и другие вельможи, которым не хватало денег на деревянные особняки.

Меншиков же не испытывал недостатка в средствах, что позволило ему в июне 1704 года приступить к строительству своей главной резиденции на Васильевском острове. Работа продвигалась быстро, но Александр Данилович требовал еще ускорить ее. 25 сентября в ожидании скорого прибытия в Петербург своей супруги Дарьи Михайловны он приказал управляющему «как мочно деревянные хоромы потрудизя к приезду ее изготовить и как мочно извольте поспешить»(49).

Характеристика дома светлейшего князя на Васильевском острове впервые встречается в описании Петербурга 1710 — 1711 годов, составленном немецким путешественником Геркенсом: «Это приятный дом в итальянском стиле в два этажа с крыльями, построенный с немалыми расходами, однако жаль, что он не каменный, а целиком бревенчатый». В 1717 году тот же автор уточнил некоторые детали: «Дом, правда, деревянный, в два высоких этажа, но построен добротно на итальянский манер, в нем прекрасные покои. Но он не сухой, так как крыша никуда не годится». Дом на Васильевском острове, в отличие от «посольского» дворца на Троицкой площади, строился для самого светлейшего князя и его семьи. Правда, в нем также время от времени проводились публичные мероприятия. Так, в 1710 году в особняке состоялись свадьбы: 31 октября — царской племянницы Анны Иоанновны, 14 ноября — придворного карлика Екима Волкова; 26 мая 1716-го здесь проходил прием австрийского посланника графа О. А. Плейера(50).

Деревянные дома и дворцы сподвижников Петра Великого продолжали строиться до ноября 1709 года, когда был издан царский указ об обязательном возведении в городе каменных зданий. В следующем мае на Городовом острове был заложен первый в Петербурге каменный дом, принадлежавший канцлеру Г. И. Головкину, а 18 августа «почали бить сваи» под Летний дворец Петра на левом берегу Невы между Безымянным ериком (Фонтанкой) и речкой Мьей (Мойкой)(51). В его проектировании, строительстве и отделке принимали участие Доменико Трезини, Жан Батист Александр Леблон, Андреас Шлютер, Михаил Земцов. Двухэтажное прямоугольное кирпичное здание с четырехскатной крышей, оштукатуренное и окрашенное в охристый цвет, не имеет главного, отличающегося по декору фасада (см. илл.).

Внизу располагался Петр, а вверху — Екатерина с детьми. Во дворце имелось 14 жилых комнат (включая денщицкую на первом этаже и фрейлинскую на втором) с высотой потолков 3,3 метра, две кухни (поварни) и два коридора, поэтому прислуга могла перемещаться по служебным помещениям, минуя парадные покои. Помещения имели все необходимые удобства вплоть до водопровода в кухне и проточно-промывной канализации. Напор, создаваемый фонтанными насосами Летнего сада, позволял закачивать воду в свинцовый бак на чердаке, откуда она по трубам шла в поварню и шесть дворцовых нужников. Изобретателем этого устройства был Ж. Б. А. Леблон(52).

Историки архитектуры сравнивают Летний дворец с кораблем: он расположен на полуострове в непосредственной близости от воды, его северо-восточный угол напоминает корабельный нос и имеет «гальюнную фигуру» — железного крылатого дракона, служившего водостоком. Сходство усиливали фасадные барельефы между первым и вторым этажами, соответствующие по расположению щитам пушечных портов, и две внутренние лестницы — «трапы» (служебная винтовая и парадная пристенная), ступени которых располагались на расстоянии восьми дюймов — «корабельного шага»(53).

Неизвестный автор в 1720 году оставил описание интерьеров летней резиденции: «Его царская милость забрал его милость господина посла с собой в свой дворец, очень красиво убранный различной китайской обивкой. В трех комнатах стояли бархатные кровати с широким позументом, соответствующим всему убранству. Было много зеркал, много украшений, пол мраморный. При комнатах кухня, стены которой обтянуты обивкой, как комнаты в других дворцах. В ней находились насосы, подсобки, шкафы для серебряной и оловянной посуды. Одна из комнат напротив была заполнена токарными и слесарными инструментами — валами, тисками, большими и малыми»(54). Вся деревянная отделка дворца была выполнена из дуба, за исключением Зеленого кабинета на втором этаже (там стены покрывали расписные панели с зеркалами по парижской моде) и кабинета Петра I, отделанного орехом.

Дворец, имевший тонкие стены и одинарные оконные рамы, строили как летнюю царскую резиденцию. Петр очень любил ее и жил там с семьей с весны до поздней осени. Предметом его особых забот являлся входивший в дворцовый ансамбль знаменитый Летний сад с экзотическими деревьями, зверинцем и античными скульптурами.(см. илл.: 1 и 2)

Первый Зимний дом Петра I представлял собой маленький деревянный домик голландской архитектуры, который был построен к весне 1708 года на Адмиралтейском острове. В апреле 1711-го на Петровском острове по проекту Д. Трезини началось строительство каменного Зимнего дворца. К зиме того же года отделка здания была завершена. Планировка дворца представляла собой симметричную композицию: к сеням, расположенным по центру, примыкали с каждой стороны по две анфилады парадных и жилых покоев. Во флигелях были размещены хозяйственные и подсобные службы: поварня, мыльня и т. п. Всего в центральном корпусе насчитывалось около сорока помещений, а венчал его мезонин в три окна, где располагался рабочий кабинет («модель-камора») Петра. На гравюре А. Ф. Зубова «Свадьба Петра I» видно, что стены одной из больших палат, где проходил свадебный пир, были сплошь увешаны шпалерами, подоконное пространство покрыто голландскими расписными плитками, а плоский потолок украшен живописью. Освещался зал при помощи стенников со свечами, подвешивавшихся на цветных лентах.

Третий Зимний дворец Петра, расположенный на Адмиралтейском острове, начал строиться в августе 1716 года. К концу следующего года каменные работы были закончены, а отделка помещений продолжалась еще в течение нескольких лет, уже после новоселья в 1718 году. Свои личные комнаты, шесть низких маленьких «камор», в том числе столовую, прихожую, кабинет и спальню, Петр решил отделать «галанскими плитками хорошею работою»(55).

На Петровском острове у царя были два увеселительных домика. По свидетельству Вебера, один из них «находился на самом краю берега, состоял из шести тесных покоев, ничем особенно не убранных, кроме мебели из нескольких стульев, столов и множества павлиньих перьев». На острове жили два финских крестьянина, присматривавшие за двадцатью коровами и дюжиной павлинов, а также семеро «самоедов»[32] с четырьмя оленями(56).

Петербургский генерал-губернатор А. Д. Меншиков не пожелал отстать от своего державного друга и в августе 1710 года на Васильевском острове рядом с деревянным домом, ближе к Неве, начал строительство каменного. Уже 1 октября 1711 года в нем праздновалось новоселье. Его первое описание сделано упомянутым выше Геркенсом и относится к 1716 — 1717 годам: «Построен он из кирпича в три высоких этажа, в итальянском стиле и покрыт железными листами, которые окрашены в розовый цвет. Спереди и сзади расположены флигеля, внизу имеется подвал со сводами, в котором есть всё, что нужно для хорошего дома. Особенно много внутри дома покоев и все богато обставлены, и прежде всего серебряной посудой и другими ценностями, которые у этого господина имеются в изобилии. В среднем этаже большой зал, в котором обычно проводятся большие празднества»(57).

Французский путешественник О. де ла Мотрэ описывает дворец Меншикова следующим образом: «…Фасад, вход и двойные марши лестниц величественны. Архитектурные украшения и роспись выполнены с утонченным вкусом и чрезвычайно радуют глаз. Залы между апартаментами, передние, комнаты и галереи расположены превосходно, всё здесь просторно и пропорционально; обстановка исключительно изысканная… Зал, где князь устраивал приемы, праздники, давал балы и т. п., необыкновенно длинный, широкий и высокий, там по обеим сторонам висели различные картины, вызывающие восхищение знатоков… Всё соответствовало великолепию этого дворца; были во множестве серебряные сервизы всевозможных видов и форм»(58).

На первом этаже дворца были расположены «поварня», а также «покой для дежурных матросов и гребцов», готовых в любое время дня и ночи отвезти петербургского генерал-губернатора на ялике по неотложным делам. Рядом с помещением для матросов Меншиков по примеру Петра I оборудовал токарную мастерскую. На втором этаже находились приемная, столовая, «предспальня», спальня, «кабинет с живописью», а также «портретная», «ореховая» и «плитковая» палаты, служившие для отдыха и приема гостей.

Интерьеры домов Меншикова заполняла как изготовленная русскими мастерами, так и купленная за границей мебель. Например, в 1716 году в Париже по его поручению были приобретены черный поставец с зеркалом и настольное зеркало. Позже посол во Франции Б. И. Куракин отправил светлейшему князю из Парижа через Амстердам десять ящиков с мебелью и спальными принадлежностями. Александр Данилович даже вел переговоры о приобретении лакового кабинета Людовика XIV, выставленного на продажу после смерти короля и оцененного в пять тысяч экю. Бережливый Петр I отказался от этой покупки по причине дороговизны, но «полудержавный властелин», по всей видимости, мог себе позволить даже такие расходы(59).

В домах Меншикова в многочисленных поставцах и застекленных шкафах стояла хрустальная, фарфоровая и серебряная посуда работы венецианских, английских, французских и голландских мастеров. В 1716 году для него был куплен за 160 рублей у дочери адмирала Л. Ланга ореховый шкаф с китайской посудой(60). Меншиков часто заказывал сервизы за границей по баснословно высоким ценам. Де ла Мотрэ свидетельствует, что Александр Данилович «получил из Англии новый сервиз ценой в шесть тысяч фунтов стерлингов», однако «то, что князь уже имел, стоило значительно больше как по весу, так и по действительной ценности…»(61).

Семья Меншикова попеременно жила в деревянном и каменном домах на Васильевском острове. По всей видимости, первый служил главным образом летней резиденцией, а второй — зимней(62). Это подтверждается пометой в «Повседневных записках» Меншикова от 1 сентября 1716 года: «…Его светлость отъехал в дом свой на Васильевский остров. И по прибытии в палаты изволил приказать дражайших своих детей принесть, которые пребывали в деревянных хоромах…»(63).

Вокруг василеостровских домов Меншикова вскоре вырос целый квартал из хозяйственных построек, помещений для прислуги, обособленных флигелей для гостей, а также домов, сдаваемых внаем. Князь возвел даже собственную каменную церковь Воскресения Христова с колокольней и курантами. Рядом он построил трехэтажный особняк для своего гофмаршала Ф. А. Соловьева, превосходивший по размеру дворец канцлера Г. И. Головкина.

Петр I восхищался «маленьким городом» Меншикова, придававшим блеск столице. Он решил расширить его, застроив аналогичным образом весь Васильевский остров. Для осуществления этой задачи царь, по своему обыкновению, прибегнул к насилию, издав серию указов о принудительном переселении на берега Невы нескольких тысяч дворянских семей. По свидетельству де ла Мотрэ, «в соответствии со своим решением Петр I приказал многим боярам, которые, как он знал или слышал от князя Меншикова, были достаточно богаты, не только построить там кирпичные дома, но и приехать жить там со своими семьями в одном или нескольких домах, или чтобы по крайней мере некоторые из их женатых детей заселили дома своими семьями. Под страхом сурового наказания он предписал боярам не только число домов, которые они должны были построить, но также их материалы и форму, участки для строительства, предписал ширину и длину улиц, род камней для мощения, глубину и ширину каналов, которые надлежало прорыть посредине большинства улиц по голландскому образцу».

Француз беседовал с некоторыми невольными переселенцами, которые говорили ему, что имели «прекрасные дома в окрестностях Москвы с плодоносными садами и землями, доходы от которых были достаточны для удобной жизни в удовольствиях вместе с семьями, но они были вынуждены приехать сюда и жить в этом нездоровом и неприятном климате, где не могут иметь ничего, кроме чрезмерно больших расходов, средства на покрытие которых им приходится получать издалека». Царь разрешал им возвращаться в свои подмосковные поместья «только на краткий срок по важному и неотложному делу», причем такое позволение «им приходилось выпрашивать на протяжении целых месяцев». Неудивительна ненависть представителей московской знати к новой столице: они признавались в том, что «часто желали, чтобы Петербург ушел под воду»(64). Тем не менее боярам пришлось осваиваться на берегах Невы и Васильевский остров интенсивно застраивался в соответствии с планом приглашенного в Россию французского архитектора Жана Батиста Леблона.

Помимо василеостровского «маленького города», к 1711 году сложились еще два аристократических района, которые, по большинству их населения, именовались Русской и Немецкой слободами. Первая из них располагалась на Городовом острове, неподалеку от кронверка Петропавловской крепости. Здесь находились дворцы вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны, канцлера Гавриила Ивановича Головкина, вице-канцлера Петра Павловича Шафирова, обер-сарваера[33] Ивана Михайловича Головина и других высокопоставленных лиц. Немецкая слобода вытянулась вдоль берега Невы на Адмиралтейском острове. В 1714 — 1715 годах здесь, неподалеку от Литейного двора, был построен каменный дом генерал-фельдцейхмейстера Якова Вилимовича Брюса. Немецкий путешественник отметил, что «дом не слишком велик, но сделан хорошо»(65). Примерно в то же время был возведен каменный дом генерала Адама Адамовича Вейде, выделявшийся среди окружающих зданий своей красотой. Рядом проживала большая часть петербургских немцев и других иностранцев, в том числе царский кухмейстер Иоганн Фельтен и лейб-медик Роберт Арескин(66).

Немного ниже по течению Невы был построен дом вице-адмирала Корнелия Ивановича Крюйса. Неизвестный иностранец подчеркнул, что у того «прекрасный двор и здание; во дворе поставлена лютеранская реформистская церковь, которую посещают преимущественно занятые при флоте и некоторые другие живущие там и временно пребывающие немцы»(67). Ю. Юль добавил: «…вице-адмирал Крюйс построил в Петербурге лютеранскую церковь из одних бревен, как строятся дома в Норвегии и почти во всей России. В ней проповедует по-голландски священник магистр Толле»(68).

Рядом поселился дипломат, финансовый агент и купец, надворный советник Савва Лукич Владиславич-Рагузинский — один из богатейших людей в Петербурге. По словам того же автора, «у него красивый, однако деревянный дом, выстроенный в итальянском стиле»(69). Дом этот был возведен после переезда Владиславича из Москвы в Петербург в 1709 году, но не позднее начала 1711-го, когда Петр I отправил его за границу с дипломатическим поручением.

Далее вниз по течению Невы стояли хоромы генерал-адмирала графа Федора Матвеевича Апраксина. Автор «Известия о городе Санкт-Петербург» сообщил, что у него «добрый и большой хорошо построенный дом и двор, хотя целиком деревянный, в немецком стиле». По соседству жил адмиралтейств-советник Александр Васильевич Кикин, также имевший просторный двор. Этот предприимчивый делец, будучи до момента изобличения его в служебных злоупотреблениях в 1715 году одним из любимцев Петра I, сумел разными способами сколотить изрядное состояние, большую часть которого вложил в свои петербургские владения. Помимо упомянутого выше дома, Кикин имел еще четыре, из них два каменных, в том числе сохранившиеся до сих пор Кикины палаты.

Шведский пленный офицер Ларе Эренмальм при описании Немецкой слободы также назвал дома Апраксина, Крюйса, Владиславича-Рагузинского и Кикина, добавив, что в этом же районе живут все морские офицеры, большинство придворных служителей царя, иностранные министры, немецкие купцы и ремесленники, шлюпочные матросы и маринеры (морские пехотинцы)(70).

Для характеристики обыденной жизни петербуржцев в первые десять лет существования города важно отметить, что в нем в то время не было больших улиц: хорошие дома ставились главным образом вдоль берегов рек и каналов, а мазанки, избы, хижины и прочие строения с садами и огородами располагались живописными группами, без какого-либо плана (исключение составлял Васильевский остров — первый район регулярной застройки). Маленькие улицы и проулки между зданиями и дворами шли как придется. Немецкий путешественник в 1711 году удивлялся: «…ни одна улочка во всем Петербурге не имеет названия. При справках один другому описывает место, о котором спрашивает, называя того или иного, кто живет в этой местности, пока не нападет на того, кого знает, тогда можно продолжать расспросы»(71).

Новая столица далеко не сразу приняла подобающие ей очертания. Прибывший на берега Невы в феврале 1714 года брауншвейг-люнебургский резидент Христиан Фридрих Вебер отметил в своих записках: «…вместо воображаемого мною порядочного города я нашел тогда кучу сдвинутых друг к другу селений, похожих на селения Американских колоний»(72).

Жители Петербурга не спешили строить каменные дома, опасаясь их возможного сноса при перепланировке города. В 1717 году неизвестный иностранный наблюдатель отметил: «…только два года назад были размечены колышками направления улиц, которые вкривь и вкось прошли через участки, и пока неизвестно, какая улица и какой дом должны быть полностью или наполовину снесенными. Поэтому все откладывают работу, ожидая решения, чтобы не иметь двойные расходы…»(73). Действительно, Петр I активно вмешивался в планировку улиц и приказывал ломать строения, которые препятствовали прокладке новых «першпектив». При этом он не обращал внимания ни на знатность, ни на служебное положение их владельцев. Так, указ от 16 сентября 1715 года повелевал на вновь образованной большой улице за Зимним дворцом снести мазанки кабинет-секретаря А. В. Макарова, вице-адмирала К И. Крюйса, генерал-майора Г. П. Чернышева(74).

Мероприятия по перепланировке города дорого обходились петербуржцам, не исключая и близких к царю лиц. По свидетельству прусского дипломата Густава Мар-дефельда, одной из жертв фадостроительньгх нововведений стал генерал-адъютант Петра I барон Карл Густав Левенвольде. Ему «сначала приказали мостить улицу вокруг своего дома, потом взяли с него 20 руб. на деревья, которые следовало посадить около него, три дня спустя, наконец, после уплаты им всего требуемого, приказали ему совсем снести дом, так как царь хочет выстроить здесь квартал для своих преображенцев, который должен быть построен этим летом». Судя по всему, обреченный на снос дом был достаточно большим и удобным, поскольку часть его Левенвольде «сдавал внаем иностранным министрам и имел от этого годовой доход в 400 руб.», однако, замечал Мардефельд, «ему за это не возвратят ни гроша, это прямо следует из основных законов этой страны, в которой всё принадлежит Богу и царю»(75).

Новая столица строилась совсем не так, как города допетровской Московии. «Петербуржцы, — подчеркивал историк В. В. Мавродин, — не сидели, как медведи в своих берлогах, отгородившись от всего мира высокими заборами усадеб, как отсиживались "древле" их деды и прадеды. Петр запретил ставить дома внутри усадеб и отгораживаться от улицы заборами. Дома в Петербурге должны были выходить фасадом на улицу»(76).

(Образцовые проекты каменных домов для «именитых» и «подлых» людей архитекторов Д. Трезини и Ж. Б. Леблона. 1717г.)

Трудности жизни в петровском «парадизе» нашли отражение в поговорке того времени: «С одной стороны — море, с другой — горе, с третьей — мох, а с четвертой — ох!»(77) Северный климат, дикая природа и другие неблагоприятные естественные условия сказывались ежедневно и ежечасно. В августе 1703 года князь А. И. Репнин сообщал царю: «Зело, государь, у нас жестокая погода с моря, и набивает в нашем месте, где я стою с полками, воды аж до самого моего станишку, и ночесь в Преображенском полку в полночь и у харчевников многих сонных людей и их рухлядь помочило. А жители здешние сказывают, что в нынешнем времени всегда то место заливает»(78). Впоследствии наводнения происходили почти ежегодно. В письме от 11 сентября 1706 года Петр I писал Екатерине, что вода у него в хоромах была выше уровня пола на 21 дюйм (то есть более полуметра), а по городу обыватели свободно «ездили» на лодках: «И зело было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям будто во время потопа сидели… не точею мужики, но и бабы»(79). Самым сильным было наводнение 1715 года, когда, по словам очевидца, «были снесены почти все мосты и фольварки и можно было на судах ездить по улицам и вокруг домов»(80).

Дневник голштинского камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца, ставшего в 1721 году свидетелем наводнений 5,10,11 и 12 ноября, донес до нас яркие картины стихийного бедствия: «вода вдруг с необыкновенною силою стала проникать в улицы и дома»; барку в канале «совершенно затопило»; другие суда были сорваны с якорей и унесены бурными волнами в море. Слуга царского генерал-адъютанта Александра Ивановича Румянцева утонул, пытаясь спасти принадлежавшее хозяину судно. Погреба в домах были полностью залиты водой, что неизбежно вело к порче основной части продовольственных припасов и другого имущества; в полуподвальных этажах вода подняла полы; на самом низком Петербургском острове дома были затоплены по окна. Вдобавок ко всему «ветер был так силен, что срывал черепицы с крыш».

В первый день наводнения императрица была обеспокоена долгим отсутствием супруга и послала на его поиски трех курьеров, один из которых утонул на Длинной аллее (нынешнем Невском проспекте). К счастью, государь через несколько часов вернулся во дворец невредимым; зная его энергичную натуру, можно не сомневаться, что всё это время он руководил спасательными работами.

По городу ходили слухи, что «от первого наводнения князь Меншиков понес убытку с лишком на 20 000 рублей». Эта цифра, разумеется, завышенная, но, тем не менее, она весьма показательна. «Легко поэтому вообразить себе, сколько бед наделали повсюду последствия наводнения, если князь один пострадал так много», — заключает свидетель происшествия(81).

Последствия разгула стихии перечислены в донесении французского посланника Жака Кампредона министру иностранных дел Франции кардиналу Гийому Дюбуа от 21 ноября 1721 года: «Страшным наводнением истреблено одних жизненных припасов более чем на 15 миллионов ливров. Все галеры выброшены на берег, а два корабля попали даже в царский сад, который весь попорчен. Множество людей погибло в волнах». Тремя днями позже о том же более подробно рассказал французский консул Анри Лави: «В воскресенье, 5/16 числа тек<ущего> мес<яца>, была у нас буря, продолжавшаяся с утра до трех часов пополудни, с такою страшной силою, что, продлись она еще часа два, весь город был бы окончательно разрушен. Бед она наделала неисчислимых: нет ни одного дома, который не пострадал бы более или менее. И у меня также было в комнатах почти на три фута воды. По моим наблюдениям, на этот раз вода поднималась на три фута два дюйма выше, чем в 1715 году, когда у нас в эту же пору было наводнение».

«Невозможно, — продолжает консул, — определить с точностью, как велики убытки, но несомненно, что они превышают цифру двух и даже трех мил<лионов> руб., ибо дома, погреба и магазины, наполненные товарами, всё попорчено; строевой лес и прочие строительные материалы, которые были запасены в огромных количествах, тоже испорчены и разнесены бог знает куда. На воде бурею причинено такое крушение, что, говорят, все галеры, числом 126, унесены водой в леса, где они и до сих пор лежат на суше»(82).

Строители и жители новой столицы периодически страдали не только от наводнений, но и от болезней. Сырой климат и низкая болотистая местность вокруг города способствовали ежегодным вспышкам болотной лихорадки (малярии), которая уносила тысячи жизней солдат и работных людей. Не щадила она и офицеров армии и флота, и представителей высшего общества. Тучи комаров и ныне являются напастью для пригородов Петербурга. Можно представить, какова была ситуация тремястами годами ранее, когда осушение болот только начиналось, а в черте города еще сохранялись большие лесные массивы. Хотя люди начала XVIII века относились к кровососущим насекомым с гораздо большим стоицизмом, чем их изнеженные потомки, жалобы на «машкару» часто встречаются в письмах сподвижников Петра, отправленных с берегов Невы.

Из окрестных лесов на улицы Петербурга нередко являлись «гости» покрупнее и пострашнее. 18 декабря 1704 года на часового у ворот Петропавловской крепости напали волки, «и он из мушкета стрелял, и тревога в гарнизоне учинилась». В марте 1708-го волк загрыз дворового человека вице-адмирала Крюйса, а в начале апреля «стаю волков от двора бригадира Кропотова отогнали». X. Ф. Вебер отметил, что в 1714 году волки загрызли перед Литейным двором двух часовых, а вскоре после этого «утром средь бела дня неподалеку от княжеского дома сожрали женщину»(83). Серые хищники тревожили жителей Петербурга и в последние годы петровского царствования.

Сущим бедствием в те времена являлись пожары. Самый первый крупный пожар в истории города случился 18 июля 1706 года в Санкт-Петербургской крепости.

В этот день в «Походном журнале» Петра I сделана краткая запись: «…в Санктпитербурхе в городе был немалой пожар, и много снаряду пропало и пороху 7 бочек взорвало, также и людей сгорело. Начался тот пожар пополуночи в 10-ть часов и было того пожару 4 часа».

В первом доме А. Д. Меншикова, так называемом посольском дворце, где в это время разместилась прибывшая из Москвы царица Прасковья Федоровна с дочерьми Екатериной, Анной и Прасковьей, пожар произошел 26 апреля 1708 года. Как отмечено в «Походном журнале», «оный дом загорелся в 10-м часу дня, и большая половина верхних житий сгорела»(84).

Восьмого августа 1710 года в 10 часов вечера начался сильный пожар в слободе за Невой; тамошний базар и свыше семидесяти суконных лавок были обращены в пепел, на площади не осталось ни одного дома; лишь находящееся рядом болото остановило дальнейшее распространение огня. Через двадцать дней были уничтожены пламенем «все постройки, служившие складочным местом жизненных припасов и провианта», что привело к резкому повышению цен на продукты питания и другие предметы первой необходимости(85).

Семнадцатого мая 1711 года в Петербурге произошло сразу два пожара: сгорели «кузница да двор Глебова». 11 октября 1713-го запылал дом генерал-майора А. И. Волконского. В 1714 году на невских берегах произошло пять пожаров. Один из них, случившийся в конце декабря, описан в донесении английского резидента при российском дворе Джорджа Макензи британскому статс-секретарю лорду Таунсгенду: «Во вторник вечером на этом острове, на котором стоит и царский дворец, в одном доме вспыхнул пожар. Менее чем в два часа дом сгорел дотла; в нем погибло двое детей, забытых в кровати. Когда о них вспомнили, спасти их уже не было возможности»(86).

Несколько раз горела губернская канцелярия. Историк П. Н. Петров полагал, что в 1715 году ее здание подожгли, «чтобы уничтожить дела, сильно затрагивавшие многих важных лиц и частию князя Меншикова»(87).

В 1716 году горели «двор дворового человека Ушакова», дом гвардии капитана Я. X. Бахмеотова на Адмиралтейской стороне и загородный дворец Саввы Рагузинского. Петербургский губернатор А. Д. Меншиков, услышав набат, сел в легкие сани и поехал было на пожар, но «за дальностию не доехав, возвратился»(88).

Несколько пожаров, произошедших в 1717 году, были потушены при деятельном участии петербургского губернатора. 15 января 1718 года в третьем часу ночи загорелось недостроенное двухэтажное правительственное здание на Троицкой площади, серьезно пострадали помещения, предназначенные для Сената и Военной канцелярии. Через пять дней в доме самого Меншикова «ввечеру загорелось было в верхних его светлости наугольных полатах, в которых домовая канцелярия, однако с помощию Божиею оной уняли, и токмо одну кровлю розломал и и потолок верхней»(89).

Два пожара случились во время ноябрьских наводнений 1721 года: 11-го числа запылала какая-то постройка возле двора австрийского посланника графа Стефана Кинского, а вечером 16-го недалеко от крепости на реке «загорелся от неосторожности корабль»(90).

Петр I принимал в борьбе с огнем самое активное участие. «Мне нередко приходилось видеть, — рассказывал Юст Юль, — как он первым являлся на пожар, привозя в своих санях маленькую пожарную трубу. Он сам принимает участие во всех действиях, прилагая руку ко всему, и так как относительно всего обладает необыкновенным пониманием, то видит сразу, как надо взяться за дело, отдает сообразные приказания, сам лезет на самые опасные места, на крыши домов, побуждает как знатных, так и простолюдинов тушить огонь и сам не отступится, пока пожар не будет прекращен. Этим царь часто предупреждает большие бедствия»(91).

В ночь на 13 января 1724 года Петр I тушил объятый пламенем двор в Морской слободе, а 28 октября — дом на Васильевском острове. Берхгольц отметил в своем дневнике: «28-го, вечером, когда император был у генерал-лейтенанта Ягужинского, на Васильевском острове произошел пожар. Его величество тотчас отправился туда и потом, когда огонь потушили, воротился опять к Ягужинскому»(92).

В Петербурге разрушение строений происходило не только вследствие наводнений или пожаров. Наспех построенные из непросушенного кирпича дома, ставившиеся порой на неустойчивом болотистом грунте, нередко оседали, трескались и перекашивались, а иногда и разваливались.

Значительной проблемой для жителей Петербурга в первые годы его существования являлись продовольственные трудности и связанная с ними дороговизна продуктов питания. Доставка грузов на берега Невы была сопряжена с большими сложностями, поскольку дорог в окрестностях Петербурга до середины 1710-х годов практически не существовало. К 1717 году власти многое сделали для улучшения подъездных путей к столице, но и тогда иностранные путешественники не переставали удивляться их состоянию. Как отметил Геркенс в «Описании Петербурга», «не только сам город, но также и вся местность вокруг так низка и болотиста, что сюда можно приехать и отсюда выехать только по одной дороге, которая недалеко за городом делится на две. И эти две дороги в таком плохом состоянии, что в весеннее и осеннее время можно насчитать дюжинами мертвых лошадей, которые в упряжке задохлись в болоте… дальше от города дорога еще больше ухудшается…». Летом хватало даже короткого дождя, чтобы дороги стали непроезжими: «…всюду можно завязнуть в грязи, как за городом, так и в городе»(93).

С апреля по ноябрь для снабжения города продовольствием использовались главным образом водные пути. Грузы везли по Волге в Тверь, оттуда по системе рек на Ладожское озеро и по Неве в Петербург. В зимнее время грузы доставлялись санным путем. Однако неровный климат северо-запада нередко вызывал оттепели, из-за которых санные обозы могли надолго застрять в пути, что приводило к порче продовольствия и перебоям в снабжении городских рынков(94). 8 декабря 1719 года Лави сообщил в Париж своему начальнику Дюбуа: «У нас река еще не замерзла. Глядя на мягкую погоду, Царь заметил, что 10 лет тому назад река стала лишь перед Рождеством и что то же самое может случиться и ныне. Это было бы очень худо для здоровья и для пропитания народа, ибо без снега московские обозы запоздают, а следовательно, и вздорожают хлеб и всякая провизия, которые обыкновенно доставляются сюда в санях из Москвы и даже из Архангельска»(95).

Значительными продовольственными трудностями был отмечен 1710 год. В мае Юль на страницах своих записок сетовал: «В Петербурге всё было дорого, а съестных припасов порою и вовсе нельзя было достать, ибо весь край с обеих сторон, как Ингерманландия, так и Карелия, откуда припасы эти подвозятся, был вконец опустошен русскими и казаками. Большого труда и издержек стоило мне добывать необходимое на каждый день продовольствие»(96).

Основное место в рационе представителей высшего сословия занимали продукты питания, доставленные в Петербург из поместий. Например, астраханский губернатор Артемий Волынский во время своего пребывания в столице требовал привозить ему с каждых пяти крестьянских дворов «по одному гусю, по одной утке, по одной русской курице (были еще «индейские курицы», то есть индейки. —  В.Н.), по одному поросенку и по двадцати яиц». Кроме того, в декабре каждые пять дворов обязаны были поставить пуд свиного мяса, три фунта масла «коровья», а в июне — молодого барана. Волынский требовал также присылать ему сушеные грибы и ягоды, гречневую, ячневую, овсяную и просяную крупу, «крупчатую муку, масла льняного по 5 ведер, масла конопляного по 10 ведер, семени конопляного по 3 четверти, маку по четверти, отваривать грибы в соленой воде и, залив коровьим маслом, присылать»(97). Этих припасов должно было хватить как для нужд семьи Волынского, так и для многочисленной дворни.

Таков был относительно скромный рацион питания среднего помещика. Можно представить себе уровень потребления А. Д. Меншикова, в распоряжении которого имелось свыше 400 тысяч крепостных. Необходимо еще учесть, что в доме светлейшего князя не менее трех раз в неделю обедали его друзья и сослуживцы числом от пяти до двадцати человек. Не менее чем раз в две недели Александр Данилович потчевал государя. Известно, что Петр I любил бывать в гостях у своего фаворита. К середине 1710-х годов их отношения испортились из-за бесчисленных служебных злоупотреблений светлейшего князя, но после 1718-го начали вновь налаживаться. Столы ломились от изысканных кушаний, на десерт подавались ананасы, арбузы, «смоковицы» и другие редкие для северного климата угощения. Инжир, конечно, был привозной, но прочее вполне могло оказаться собственной тепличной продукцией. При ораниенбаумском и василеостровских дворцах Меншикова имелись обширные огороды и большие оранжереи, в которых, по всей видимости, произрастали экзотические фрукты и овощи. Во всяком случае известно, что ананасы и арбузы с успехом выращивались в Петербурге иностранными «торгующими садовниками»(98).

Немалые трудности петербуржцы испытывали при заготовке дров, поскольку «его царское величество под страхом смертной казни запретил срубать в С.-Петербурге и особенно на острове Ретусари[34] хотя бы ветку, не говоря уж о дереве». Дрова, преимущественно тонкие и мелкие, приходилось доставлять издалека водным путем(99).

Петр I насаждал в новой столице культ воды. Он мечтал превратить свой «парадиз» в северную Венецию или Амстердам, изрезав его каналами, которые бы заменяли улицы. Жители должны были перемещаться по городу на судах под парусами, пользоваться веслами разрешалось только в безветренную погоду. Нарушители этого правила, согласно царскому указу от 18 июня 1710 года, облагались большим штрафом — в 20 — 30 рублей. В марте 1714 года последовал новый указ: «чтобы, как только сойдет лед, никто, под опасением тяжкого денежного и телесного наказания, не смел плавать по Неве на веслах, но чтоб постоянно употребляли паруса». Браун-швейгский резидент X. Ф. Вебер по этому случаю отметил: «…хотя с людьми случались ежедневные несчастья», царь «ничего не слушал и хотел силою принудить своих русских к изучению маневров на парусах; принуждение это образовало уже немало искусных людей»(100).

Мостов через Неву при Петре I еще не существовало, так что волей-неволей приходилось плавать. Впрочем, большинство состоятельных петербуржцев охотно пользовались водным способом передвижения, так как после частых дождей немощеные улицы совершенно раскисали и проехать по ним в карете было невозможно, а идти пешком не позволяли амбиции.

Сам царь с его страстной любовью к мореходству едва мог дождаться, когда откроется вода. По словам Юля, «когда еще вследствие сильного ледохода не представлялось почти возможности плыть по реке, царь не без опасности перешел чрез нее первый на своем голландском буере, как всегда это делает, если при вскрытии Невы находится в Петербурге. Царь и назад прошел благополучно. Судном управлял он сам, делая на нем все необходимые распоряжения». В «Походном журнале» подобные случаи отмечались неоднократно: «…река Нева прошла, и того же часу господин контр-адмирал (то есть царь. — В.Н.) ездил по реке в шлюпке»(101).

Что же касается плаваний по Балтике, то они занимали весьма значительное место в повседневной жизни Петра. По подсчетам современного исследователя Г. А. Богуславского, в 1718 году он выходил в море 27 раз, в 1719-м — 92 раза (то есть почти ежедневно в летнее время), в 1720-м — 31 раз, в 1723-м — 48 раз(102). Петербург и море были для Петра неразделимы.

Реалии повседневной жизни первых петербуржцев определялись многочисленными, преимущественно неблагоприятными факторами, влияние которых с течением времени ослабевало. Постепенное складывание инфраструктуры города, интенсивное развитие торговли через Петербургский порт, устранение военной угрозы со стороны шведов, освоение жизненного пространства, осушение болот, мощение улиц, создание петербургской полиции, зорко следившей за поддержанием порядка и чистоты, — всё это к середине второго десятилетия XVIII века обеспечило достаточно сносное существование обитателей петровского «парадиза». Разумеется, трудности быта сказывались на монархе и его приближенных в меньшей мере, чем на рядовых сподвижниках преобразователя. Но общим для всех являлся напряженный трудовой ритм новой столицы с немногими часами отдыха, строго регламентированного указами самодержца.

Москвичи на время и навсегда

Петр I не любил старую столицу. С Кремлем у него были связаны тяжелые воспоминания детства. Во время пребывания в Москве он главным образом жил в селе Преображенском, как отметил Юст Юль, «на небольшом неказистом, плохом подворье, построенном исключительно из леса». Этот деревянный домик стоял на маленьком холме в окружении солдатских казарм и офицерских домов для личного состава гвардейского Преображенского полка. Ворота царского подворья всегда были заперты, и к ним приставлена стража, не пускающая никаких посетителей. Датский посланник подчеркнул, что «сюда царь удаляется с двумя-тремя приближенными не столько для занятий, сколько во избежание всяких посещений»(103).

Однако государю случалось останавливаться и в Кремле — вероятно, в ожидании каких-либо торжеств, аудиенций иностранных посланников или иных государственных мероприятий. Секретарь австрийского посольства И. Г. Корб, побывавший в царских апартаментах, отметил: «…в залах и комнатах, составляющих жилье государя, великолепная пышность драгоценнейших обоев и занавес нисколько не уступает роскоши и изящности украшений этого рода в лучших дворцах европейских»(104).

В летнее время Петр и члены его семьи нередко отдыхали в селе Измайлове. Поэтическое описание тамошней царской резиденции оставил тот же австрийский дипломат, побывавший в ней в конце июня 1699 года. «Измайловский замок, — пишет он, — служит летним пребыванием царя, чтобы он мог в нем наслаждаться прекраснейшим временем года. Замок окружает роща, замечательная тем, что в ней растут хотя и редко, но весьма высокие деревья; свежесть тенистых кустарников умеряет там палящий жар солнца». Посол императора Леопольда I Игнатий Христофор Лвариент отправился в Измайлово со своей свитой, «желая насладиться видом этих волшебных мест»; за ними «следовали музыканты, чтобы гармоническую мелодию своих инструментов соединить с приятным звуком тихого шелеста ветра, который медленно стекает с вершин деревьев». В то время в резиденции отдыхали царевич Алексей Петрович, вдовствующие царицы Прасковья Федоровна с юными дочерьми Екатериной, Анной и Прасковьей и Марфа Матвеевна. Корб поведал: «…желая немного оживить свою спокойную жизнь, которую ведут они в сем волшебном убежище… часто выходят на прогулку в рощу и любят гулять по тропинкам, где терновник распустил свои коварные ветви. Случилось так, что августейшие особы гуляли, когда вдруг долетели до их слуха приятные звуки труб и флейт; они остановились, хотя и возвращались уже в замок. Музыканты, видя, что их слушают и что их игра нравится, старались играть еще приятнее, соперничая между собой в том, что игра заставит всепресветлейших слушателей долее оставаться на месте. Князья царской крови, с четверть часа слушая симфонию музыкальных инструментов, похвалили искусство всех артистов»(105).

После перенесения в 1712 году столицы в Петербург Петр и его окружение наезжали в Москву только по необходимости, основную часть времени проводя в неблагоустроенной, с нездоровым климатом Северной Пальмире или в служебных поездках по стране и за границей. Пожалуй, единственным деятелем государственного масштаба, явно предпочитавшим насиженные места, был Федор Юрьевич Ромодановский.

Дом князя-кесаря Ромодановского находился на Моховой улице, около Большого Каменного моста. Столбы его ограды украшали геральдические черные драконы на золотом поле. Федор Юрьевич предпочитал в быту придерживаться старины. Хлебосольный хозяин щедро потчевал гостей, но требовал от всех особого почтения. Никто не смел въезжать к нему во двор, даже сам Петр оставлял свою повозку у ворот.

В 1690-х годах царь часто посещал Франца Лефорта в его отделанном на французский лад небольшом доме на берегу Яузы, в Немецкой слободе. В конце 1692 года решено было расширить дом Лефорта, сделав к нему большую деревянную пристройку, где могла бы собираться многочисленная пестрая компания, состоявшая из людей разных национальностей, образования и общественного положения. Дальний родственник Лефорта Сенебье писал на родину 22 сентября 1693 года: «Его превосходительство выстроил весьма красивую и обширную залу для приема 1500 человек. Она обита великолепными обоями, украшена дорогою скульптурною работою, везде вызолочена и, действительно, может быть названа прекраснейшею императорскою залою. Наш государь пожаловал ему 15 больших кусков шелковых тканей, с богатою золотою вышивкою. Помещение так велико и во всех частях исполнено так превосходно, что представляет нечто удивительное. Издержки простираются, говорят, до 14 000 талеров. Меблировка роскошная; много серебряной посуды, оружия, картин, зеркал, ковров, разных украшений — все вещи в высшей степени интересные и многоценные… У генерала большое число прислуги; на конюшне 20 кровных лошадей; у ворот дома постоянно караул из двенадцати человек». Сам Лефорт 9 марта 1694 года писал старшему брату: «В саду есть пруды, каких нелегко найти здесь, изобилующие рыбою. За садом, на другой стороне реки, имею я парк, где содержатся различные дикие звери… Словом мой дом красивейший и приятнейший в целом околотке. Русские приезжают осматривать его как диковинку». У Лефорта Петр чувствовал себя свободным от условностей старого московского уклада, здесь он не только веселился, но и решал дела.

В 1697 — 1699 годах «постельный истопник, каменных дел мастер» Д. В. Аксамитов на средства казны возвел каменный дворцовый корпус, включив в общую композицию уже построенный зал. Эта огромная «столовая палата» была двусветной, то есть освещалась двумя рядами окон, расположенными один над другим. Здание состояло из отдельных палат с собственными шатровыми или коньковыми перекрытиями, соединенных переходами, типичных для традиционной русской архитектуры, но его симметрия, впервые возведенный портик над главной въездной аркой и пилястры коринфского ордера, а также внутреннее украшение помещений произведениями живописи и скульптуры приближали его к европейским постройкам.

Новоселье было торжественно отпраздновано 12 февраля 1699 года. Гостям было запрещено покидать дворец в течение трех суток. Они спали по очереди, сменяя тех, кто «водил хороводы и прочие танцы». Однако Лефорту суждено было прожить в своем дворце всего месяц. После его смерти здание было передано в ведение Посольского приказа, а зимой 1706/07 года пожаловано А. Д. Меншикову вместе со значительной суммой на достройку.

Один из работавших тогда в Москве итальянских архитекторов (возможно, им был Д. М. Фонтана) возвел несколько корпусов и парадный въезд, образовав обширный прямоугольный внутренний двор и объединив помещения дворца под единой крышей. Александр Данилович во время пребывания в Москве жил на этом большом великолепном подворье(106).

Но светлейший князь имел в старой столице еще один дом, расположенный на Мясницкой улице (сейчас на его месте находится Почтамт). Вероятно, жил он здесь не особенно часто, поскольку обстановка внутренних помещений была довольно скромной. В «крестовой палате», помимо образов, висели «пять картин в рамах черных заморских», «зеркало в рамах деревянных», «зеркало рамы золоченые», стоял «стол аспидной на деревянных подношках». Обстановка других помещений также не отличалась роскошью: «В средней полате верху в паникадиле кампас за стеклом. Образ Премудрости Божий… Персона… е<го> и<мператорского> в<еличества> написана на пергаменте в рамах деревянных золоченых. Персона князя Меншикова за стеклом в черных деревянных рамах. Три картины разных манеров… Пять стулов ветхих деревянных обиты кожею золоченою. В спальне образ Благовещения Пресвятые Богородицы… Зеркало стеное ветхое в рамах черных… Кровать английской работы дубовая ветхая. Подзоры и завесы камчатные двоякие по малиновой земле с бахромою шелковою разных цветов, подбита тафтою белою. Подзоры ж тафтяные белые с фалбары и з бахромою ветхие. Перина пуховая, на ней наволока атласная бруснишная. Одеяло отласное песочное стегано на бумаге. С одного края опушено отласом красным. Оная спальня обита разных цветов шпалерами китайскими ветхими. В той же спальне шпалер шерстеной заморской работы тканой. В сенях образ Алексея Митрополита… В других сенях образ преподобного Данила Чудотворца»(107).

Неподалеку, на берегу Яузы, в уединенном месте перед Немецкой слободой было расположено имение канцлера Головкина, именовавшееся Бахартовым двором по имени датского купца Давида Бахарта, у которого Гавриил Иванович приобрел его в первые годы XVIII века. Живописный пейзаж в этой части реки радовал глаз зелеными и водными партерами. Все строения усадьбы были деревянными, но, как отметил Юст Юль, имение «по своему уединенному загородному положению не подвергается опасности от пожаров»(108).

Дом князя Матвея Петровича Гагарина находился в центре старой столицы, на Царской (Тверской) улице вблизи Камергерского переулка. Это было роскошное четырехэтажное каменное здание в стиле венецианских дворцов; оно выходило фасадом на улицу, образуя портал с двумя павильонами; в уступах между ними на арках была устроена открытая терраса с балюстрадой. В бельэтаже у портала и в павильонах висели балконы из белого камня, украшенные вычурной резьбой.

Внешнему великолепию дворца соответствовала его внутренняя обстановка. Апартаменты были отделаны деревом дорогих пород, мрамором и бронзой; повсюду были украшения из золота, серебра и хрусталя. Зеркальные потолки отражали блеск множества люстр и канделябров, разноцветные наборные полы казались узорчатыми коврами. В больших хрустальных сосудах плавали живые рыбы. Вся эта роскошь демонстрировала несметные богатства Гагарина. Одни только усыпанные бриллиантами оклады образов в его спальне стоили, по оценке тогдашних ювелиров, более 130 тысяч рублей(109).

В петровское царствование Москва оставалась главным образом деревянным городом. И. Г. Корб замечал, что «дома частных лиц по большей части деревянные, некоторые только кирпичные; одни лишь знатные особы и богатые купцы живут в каменных домах; оттого в Москве столь часты пожары, уничтожающие тысячи домов»(110).

Десятого августа 1709 года английский посланник Ч. Уитворт писал из Москвы в Лондон статс-секретарю Ч. Бойлю: «Здесь на днях были ужасные пожары. 4 августа сгорели новый дворец князя Гагарина и около пяти тысяч других домов, из которых многие принадлежали знатнейшим лицам. На следующую же ночь та же судьба постигла около ста других домов, а 8-го загорелся собор. Самый храм успели отстоять, но ризница и прилегающие лавки уничтожены огнем»(111).

Страшный пожар произошел в Москве 13 мая 1712 года. Тот же Уитворт сообщал новому британскому статс-секретарю Генри Сен-Джону: «13-го выгорела почти третья часть Москвы (около пятнадцати тысяч домов, не считая надворных строений и служб), причем пострадала и большая часть… знати: дома князя Гагарина, графа Головкина, адмирала Апраксина разрушены, хотя они каменные; Литейный двор и пороховой магазин взорваны»(112).

Впрочем, не всегда причиной разрушения строений были пожары. 10 августа 1710 года секретарь английского посольства в Москве Людвиг Христофор Вейсброд сообщил Ч. Бойлю: «Шесть дней тому назад здесь во время пира у одного князя Масальского обрушился дом, при чем убито десять или двенадцать слуг и пять знатных лиц; между ними второй сын старого князя Бориса Алексеевича Голицына с женою и некто Бутурлин, заведовавший Земским приказом»(113).

Частые возгорания домов и весьма распространенные ночные кражи определили одну особенность московского быта, отмеченную Ю. Юлем: «Так как при здешней обычной деревянной стройке домов и при неосторожности простолюдинов всегда следует опасаться пожаров, с другой же стороны приходится остерегаться воров и разбойников, вламывающихся ночью в жилье, чтобы грабить и воровать, то всякий, кому позволяют средства, содержит особого человека для ночного дозора и охраны двора от воров и огня. По прошествий каждого часа сторож этот должен производить тревогу стуком в ворота и затем указывать медленными ударами, сколько пробило часов, дабы живущие в доме слышали, что он не спит, и знали, который час, а воры опасались бы пускаться на разбой и кражи, слыша, что во дворе бодрствуют люди»(114).

Двенадцатого марта 1708 года в Москву пришло царское предписание: двору, боярству, сановникам и богатейшим жителям старой столицы ехать в Петербург, чтобы встретить там государя, возвращающегося с театра военных действий. В их отсутствие все дела по управлению Москвой были поручены царевичу-наследнику Алексею Петровичу, московскому военному коменданту князю Матвею Петровичу Гагарину и главному судье Монастырского приказа боярину Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину(115). После переноса столицы России в Петербург управление Москвой было возложено на Тихона Никитича Стрешнева и князя Гагарина: первый заведовал гражданскими делами, а второй — военными(116).

В самый напряженный момент Северной войны старая столица спешно укреплялась, поскольку Петр не исключал возможности нападения на нее шведов. 24 сентября 1707 года Ч. Уитворт сообщил статс-секретарю Р. Гарлею: «Возведение укреплений вокруг Москвы настойчиво продолжается: первый бастион внутреннего городского вала окончен, по этому случаю один из знатнейших сановников, Гагарин, дал большой обед 21 сентября… после обеда он провел всех своих гостей на бастион и там провозгласил тост за здоровье и благоденствие царя при трех залпах из тридцати двух пушек, нарочно поставленных на бастион для этого торжества. Несколько тысяч рабочих, участников постройки бастиона, тоже щедро угощали при этом пивом и вином». 12 ноября последовало новое донесение: «…московские укрепления возводятся безостановочно, несмотря на жестокие морозы: для построек вода и дерн нагреваются с помощью больших костров»(117).

Значительным событием в жизни Москвы стал торжественный въезд победителей в Полтавской битве, состоявшийся 21 декабря 1709 года. Петр спешил провести это мероприятие, несмотря на то, что, по свидетельству Ч. Уитворта, «триумфальные арки и прочие приспособления» еще не были вполне готовы.

Процессию открывал Семеновский полк, за ним следовали артиллеристы с пушками. Потом шли шведские офицеры, взятые в плен под Лесной. Эта часть шествия замыкалась ротой Преображенского полка. «Затем, — пишет Уитворт, — шли остатки шведской армии, погибшей под Полтавой и близ Переволочны, в следующем порядке: 1) унтер-офицеры; 2) прапорщики и подпоручики; 3) поручики; 4) штабс-капитаны и капитаны пехотные и кавалерийские; 5) артиллерийские офицеры и рядовые; 6) артиллерия; 7) барабаны и знамена; 8) майоры, подполковники, полковники и генерал-адъютанты; 9) приближенные короля шведского и штаб его с носилками, на которых он был в день битвы; 10) отдельные старшие офицеры: гвардии полковник Поссе, генерал-майоры: Гамильтон, Штакельберг, Розе, Крузе, Крейц и Шлиппенбах; генерал Левенгаупт, фельдмаршал Реншильд и первый министр граф Пипер».

Далее во главе Преображенского полка следовал Петр I; по правую руку от него был князь А. Д. Меншиков, а по левую — князь Г. Ф. Долгорукий. Уитворт подчеркнул, что «шведские офицеры все шли пешком, а Его Величество ехал верхом на прекрасной английской лошади, подаренной ему королем Августом, и с обнаженной шпагой, которую некогда король Август подарил королю шведскому», — она досталась Петру в качестве военного трофея.

Процессия прошла через семь триумфальных ворот. У первых из них царь был встречен сановниками, у вторых — московским комендантом князем М. П. Гагариным, у третьих — дворянством, у четвертых — именитыми русскими купцами, у пятых — духовенством, у шестых — вдовствующими царицами и царевнами, у седьмых — московскими обывателями. Петр рассчитывал произвести особый эффект на находившихся в Москве иностранных дипломатов: тем «для созерцания торжества отведены были особые дома, перед которыми его величество несколько приостанавливал шествие»(118).

Другим важнейшим событием в жизни старой столицы стало грандиозное празднование зимой 1722 года подписания Ништадтского мира. В середине января французский посланник Жак Кампредон писал из Москвы министру иностранных дел Гийому Дюбуа: «Вступление царя в город уже совершилось. Он вошел пешком, во главе своей гвардии и шествовал по городу, протяжение коего громадно, под приготовленными для встречи триумфальными арками, от семи часов утра до шести вечера. Монарх поместился в селе, называемом Преображенским… вместе со своей и царицыной свитой, очень многочисленной, потому что царь приказал сопровождать его в Москву всем сухопутным и морским офицерам и всем главнейшим членам Сената и прочих коллегий»(119).

В феврале того же года в Москве проходил грандиозный маскарад, ставший частью торжеств по случаю заключения мира. На санях было сооружено 64 модели морских судов. Кампредон рассказывает:

«…царское судно представляло 36-пушечный корабль, идущий на всех парусах. За ним следовал кит громаднейших размеров. На этом ките находились карикатурные маски во всевозможных национальных костюмах, а на хвосте помещались наряженные разными животными. Адмирал Апраксин ехал на галере. Царица и придворные дамы — в крытых, очень чистых барках, остальные участвующие — в беспалубных шлюпках. Во главе процессии ехал офицер, указывавший путь. За ним следовали двое саней или шлюпок, наполненных одни — кавалерами, другие — дамами, а за ними — князь-папа, изображающий патриарха. Он сидел на большой, высоко поднятой раковине, за которой следовали так называемые кардиналы, верхом на волах. После них ехали сани, запряженные свиньями, потом другие, запряженные медведями, и третьи, запряженные собаками. Затем кн. Меншиков, на очень роскошном судне. Он был распорядителем празднества, и у него на палубе находились цимбалы и трубы. За ним следовала барка княгини Меншиковой, затем царский корабль, кит, царица, потом герцог Голштинский, а непосредственно за ним — наше (французской миссии. — В.Н.) судно. Все суда были нумерованы, так что в шествии не произошло ни беспорядка, ни путаницы».

В первый день праздника маскарадная процессия направилась в имение царицы Милитинской (Имеретинской), находящееся в шести верстах от Москвы. Там гости провели ночь, хотя самой хозяйки дома не оказалось. На следующий день участники маскарада вновь собрались в прежнем составе, объехали часть города и остановились на площади. С корабля и галеры было произведено несколько выстрелов из маленьких пушек. На третий день был сбор у триумфальных ворот, после чего процессия вновь направилась за город. Там маскарад четыре раза проехался кругом. «При этом, — рассказывает Кампредон, — все участвующие могли, так сказать, сделать общий смотр, и представившееся зрелище было очень красиво, как вследствие господствовавшего порядка, так и по роскоши и по красоте дам. Было очень холодно, и все разъехались в восемь часов вечера, получив приказание собраться на другой день. Обе принцессы (Анна и Елизавета Петровны. — В.Н.) не участвовали в маскараде, но в этот и во все прочие дни смотрели на него из кареты».

На четвертый день участники маскарада два часа прождали царя и царицу на месте сбора. Началась страшная метель, поэтому катание отменили. Некоторые его участники поехали в гости к князю Меншикову, а царь, царица и их свита отправились к герцогу Гольштейн-Готторпскому, устроившему у своего дома большую иллюминацию. Наутро Екатерина Алексеевна послала в подарок герцогу пять шуб: «две из рысьего меха, одну соболью и две из превосходного горностая».

«В этот день, — пишет далее Кампредон, — маскарад собрался, как и в предыдущие. Царя прождали до пяти часов вечера. Он не приехал, но прислал распоряжение насчет катанья, которое и совершилось при факелах в так называемой Немецкой слободе, а потом за городом. Ездили в село Преображенское, где живет царь, а оттуда за полмили далее, в дом покойной царицы Натальи, где, по повелению царя, приготовлены были, по случаю именин старшей принцессы (Анны Петровны. — В.Н.), большой ужин и фейерверк. Мы прибыли туда около восьми часов вечера. Корабль остановился на небольшой возвышенности, на расстоянии выстрела от дома, и сделал три выстрела, чтобы дать знать о приезде. Сели за стол. Во время ужина царь показывал нам большой кусок полотна, сотканного из камня (горного льна, или амианта. — В.Н.), который он сам держал над свечкой, чтобы показать его несгораемость…»

По окончании ужина был устроен фейерверк, а затем начались танцы. Петр танцевал с Екатериной; затем она пригласила герцога Гольштейн-Готторпского, а после Карл Фридрих ангажировал на танец обеих цесаревен по очереди.

В последний день маскарада катание длилось до семи часов вечера. «К счастью, — подводит итог Кампредон, — мы отделались только усталостью да холодом; всё остальное, т. е. главным образом выпивка, обошлось довольно прилично»(120).

Еще более значительным событием в жизни Москвы петровского времени стала коронация царицы Екатерины Алексеевны, состоявшаяся 7 мая 1724 года в Успенском соборе. В старую столицу прибыли сенаторы, президенты коллегий, генералы, церковные иерархи во главе с Синодом, губернаторы, придворные, иноземные послы, наконец, царствующая чета. По улицам разъезжали роскошные кареты, блистали золотом и серебром мундиры военных и гражданских чинов, дамы красовались в дорогих парчовых платьях, сшитых по последней версальской моде. В Грановитой палате, где решено было устроить торжественный обед, спешно обновляли обстановку. Улицы Москвы были украшены триумфальными арками, на площадях заканчивались приготовления к грандиозному фейерверку(121).

В день коронации императорская чета прибыла в Успенский собор в 11 часов утра под Звон всех московских колоколов и звуки полковых оркестров, расположившихся вместе с гвардией на дворцовой площади Кремля. Весь путь их величеств от дворца до собора был устлан красным сукном. Шествие торжественной процессии открывали 68 офицеров лейб-гвардии (первая половина ее личного состава) в сапогах со шпорами, с карабинами в руках. За ними шествовали 12 пажей императрицы в зеленых бархатных кафтанах и парчовых камзолах; на их головах были белокурые парики и шляпы с белыми перьями. Потом шли четыре денщика императора, а за ними — церемониймейстер во главе депутатов от провинций, бригадиров и генералитета. Далее следовали высшие придворные чины и другие должностные лица, которые несли императорские регалии. За ними выступал государь в летнем кафтане небесно-голубого цвета с роскошной вышивкой серебром, красных шелковых чулках и шляпе с белым пером. Рядом с Петром шли генерал-фельдмаршал князь А. Д Меншиков и князь А. И. Репнин, который в этот день был также произведен в фельдмаршалы.

«Вслед за государем, — рассказывает Ф. В. Берхгольц, — шествовала ее величество императрица в богатейшей робе, сделанной по испанской моде, и в головном уборе, осыпанном драгоценными камнями и жемчугом. Платье на ней было из пурпуровой штофной материи с богатым и великолепным золотым шитьем, и шлейф его несли пять статс-дам, а именно княгиня Меншикова, супруга великого канцлера Головкина, супруга генерал-фельдцейхмейстера[35] Брюса, генеральша Бутурлина и княгиня Трубецкая». Герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский вел государыню за руку; возле них шли генерал-адмирал Ф. М. Апраксин и канцлер Г. И. Головкин, а немного позади — генерал-прокурор П. И. Ягужинский и генерал-майор И. И. Дмитриев-Мамонов. За ними следовали еще шесть статс-дам Екатерины Алексеевны, а затем попарно — прочие дамы из свиты императрицы. Шествие замыкали придворные кавалеры, а в самом конце процессии шла другая половина лейб-гвардии.

У входа в Успенский собор императора и императрицу приветствовали иерархи Русской церкви в богатых облачениях. Затем Петр I ввел супругу на многоступенчатый огромный трон, где они остались в окружении высших сановников, придворных дам, поручиков и вахтмистров[36] лейб-гвардии. Новгородский архиепископ Феодосии Яновский обратился к Екатерине Алексеевне с благословением, которое она выслушала, преклонив колени на положенную перед ней подушку. Затем архиепископ взял императорскую корону и передал государю, который сам возложил ее на голову коленопреклоненной супруги. Когда она поднялась на ноги с короной на голове, три первые статс-дамы надели на нее большую императорскую мантию, причем Петр усердно им помогал. Во время обряда не умолкал звон колоколов собора, а в момент возложения короны государыни раздался сигнальный выстрел из пушки, стоявшей у дверей; по этому знаку раздался залп из всех орудий, находившихся в Москве(122).

Все эти торжественные мероприятия лишь на время будоражили старую столицу, продолжавшую жить своей тихой патриархальной жизнью, столь не похожей на напряженную жизнь молодого Петербурга.

Глава шестая

В военных походах

Хлебосольный фельдмаршал

Широкая натура генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева одинаково проявлялась как во время мирных занятий, так и на войне. Он никогда ни в чем себе не отказывал; внешний блеск, максимальный комфорт, хорошие обеды в присутствии многочисленных гостей являлись неотъемлемой частью его повседневного быта. Исторические предания, записанные в середине XIX века, создают образ гостеприимного военачальника: «…за стол его, на котором не ставилось менее 50 приборов даже в походное время, садился всякий званый и незваный, знакомый и незнакомый, только с условием, чтобы не чиниться перед хозяином»(123). Его хлебосольство в походных условиях наиболее ярко проявилось при переезде в 1714 году из главной квартиры под Киевом в Борисов. Шереметев решил собрать офицерскую компанию на новоселье и по этому случаю приказал заготовить муку разных сортов, яблочную и грушевую воду, орехи, капусту, огурцы. Дело происходило в пост, поэтому хозяин особенно постарался украсить стол деликатесными рыбными блюдами. Два борисовских обывателя были отправлены им за 480 верст в Изюм и Рыбное для закупки «рыбы соленой, белужьих больших тёш[37] и бочешной белужины, осетрины, икры и стерлядей свежепросольных, и тарани про людей (для слуг. — В.Н.), и сомов вялых». «Паче же, — наказывал Борис Петрович, — икры купить, если попадетца свежепросольная или попадутца спинки вялыя добрые»(124).

Во время бесконечных переездов на театре военных действий, в походной палатке или на случайной квартире Шереметев редко садился за стол один. К нему почти ежедневно по утрам и вечерам являлись посетители, в основном его боевые сподвижники. Иногда они приходили «для дела» или «для советов», но чаще — отдохнуть и расслабиться в компании радушного хозяина. Во время пребывания в Сумах в январе 1709 года Петр I, Г. И. Головкин и Ф. М. Апраксин неоднократно гостили у Шереметева. 12-го числа они «были у господина генерал-фельтмаршала для совета с 2 часа», а на следующий день «царское величество и господа министры и генералы были по утру на квартире у господина генерал-фельтмаршала Шереметева и кушали вотку и разъехались… Ввечеру, во 2 часу ночи, царское величество своею особою изволил быть у фельтмаршала и, кушав вотку и вино венгерское, соизволил отъехать на свою квартиру».

Шереметев передвигался обычно с огромным обозом и собственной дворней, не считая положенных по воинскому штату ординарцев и денщиков. Кроме того, в походах он, по образцу польских магнатов, содержал за собственный счет составленную из дворян роту личной гвардии(125).

Подготавливая осаду Риги, Шереметев в конце марта 1710 года остановился сначала в курляндской Митаве. Здесь он сразу же устроил пир на своей квартире, «а на том банкете были и кушали господин генерал Рен да нововыезжей генерал Лизберн и при нем полковники и афицеры, кои с ним выехали, да курлянские жители з женами». По прибытии под Ригу в середине апреля Борис Петрович не отказался от дружеского общения с боевыми соратниками: 17-го числа «в Юнфоргофе поутру в хоромах у генерала-фельтмаршала Шереметева был светлейший князь генерал-фельдмаршал Меншиков и господа генералы: князь Репнин, Рен, Рендель, Айгустов, брегадир Чириков и кушали вотку, а пополудни светлейший князь с княгинею и с протчими персонами были у фельтмаршала». На следующий день картина повторилась: «поутру генерал-фельтмаршал Шереметев из своих хором ходил в хоромы к светлейшему князю генералу-фельтмаршалу Меншикову и, побыв с полчаса, светлейший князь с своею княгинею кушал у фельтмаршала Шереметева, при том генералы: князь Репнин, Рен, генерал-маеор Боур, брегадир Чириков и протчие были генералы-отъютанты и офицеры». Иногда гости являлись к Борису Петровичу уже после обеда, чтобы скоротать вечер. Например, 20 апреля 1710 года «генерал-фельтмаршал господин Шереметев кушал в Юнфоргофе у себя на квартире; при нем были: брегадир Чириков и протчие. А после обеда пришел светлейший князь генерал-фельтмаршал Меншиков, сиятельный князь генерал Репнин, генерал-лейтенант Фанвердин, генералы-маеоры Айгустов, Келин и иные афицеры и забавились до самого вечера»(126).

После взятия Риги фельдмаршалу всё же пришлось испытать на себе все трудности военного похода по осеннему бездорожью. В это время он потерял всех своих любимых лошадей, о чем с горечью писал Якову Вилимовичу Брюсу: «Где мои цуги[38], где мои лучшие лошади: чубарые и чалые и гнедые цуги? Всех марш истратил: лучший мерин, светло-серый, пал»(127).

Занимаемые русскими войсками прибалтийские города ожидала горькая участь: многие здания были разорены и сожжены, «все ратные люди удовольствовались как в харчах, так и в конских кормах» за счет грабежа местного населения. После взятия Ракобора (сейчас город Раквере в Эстонии) Шереметев шутливо жаловался в письме Петру I: «…только мне учинили великую обиду: где я стоял в королевском доме, всё ренское и шпанское вино выпустили за посмех. Такой негодный народ! Только довольствовался аптекарьскими водками»(128).

Пятидесятилетний Шереметев, подобно другим генералам и офицерам, удовлетворял естественные мужские потребности посредством пленных женщин — об этом наглядно свидетельствует пример Марты Скавронской, будущей царицы Екатерины Алексеевны. В силу необычной судьбы ливонской пленницы этот факт был отражен в источниках. Она была подарена капитаном Бауером Шереметеву и прожила у него не менее полугода, числясь в прачках, но фактически выполняя роль наложницы(129). Разумеется, миловидная Марта была не единственной живой добычей победителей.

В конце 1715 года Шереметев во главе русских войск был отправлен в Польшу для оказания помощи союзнику России королю Августу II. Фельдмаршал двинулся в поход с огромным обозом, для которого требовалось около трехсот лошадей. Для обеспечения себя всем необходимым ему пришлось прибегнуть к сборам с населения. Он сообщал Петру I, что «для своего собственного пропитания и всего дома своего на кухню и на всякие нужды… собрал чрез всю бытность в Польше с квартир по доброй воле и согласно с обывателями, а не иными какими своими нападками 8600 курант-талеров»[39]. Кроме того, он принял в подарок от познанского воеводы цуг лошадей и коляску, а от его брата — лошадь с седлом(130). Разумеется, наличие «доброй воли» населения в этом случае вызывает немалые сомнения. Впрочем, запросы Шереметева все же были гораздо скромнее, чем аппетиты Меншикова, который в период совместных военных действий России и Дании требовал от датского короля Фредерика IV 300 риксдалеров ежедневно только для нужд собственной кухни(131).

В военных походах Шереметев старался окружать себя максимальным комфортом, расходуя с этой целью и собственные немалые средства. Это было порой весьма накладно, зато тяготы военного времени были для фельдмаршала почти неощутимы.

Ученый на войне

Генерал-фельдцейхмейстер (начальник русской артиллерии) Яков Вилимович Брюс являлся одним из образованнейших людей своего времени, талантливым разносторонним ученым. Петр I безоговорочно верил в его обширные познания и постоянно давал ему самые разнообразные поручения. Брюс занимался научной работой даже на фронте, в перерывах между боевыми действиями.

Яков Вилимович пребывал в походах с 1704 по 1713 год, а позже участия в войне не принимал. Он жил гораздо скромнее, чем богач-фельдмаршал Б. П. Шереметев, хотя также стремился обеспечить себе возможно более комфортные условия. Известно, например, что в походах Брюса сопровождал собственный повар, так что при наличии необходимого запаса продуктов хороший стол был ему обеспечен. Однако порой приходилось довольствоваться скудным пайком. Например, возвращаясь в августе 1713 года из похода в Померанию, Брюс вынужден был по сенатскому указу выдержать многодневный карантин в Лифляндии, охваченной эпидемией чумы. «В каком я пустом местечке стою, что ничего к пропитанию себя и людей, которых при мне довольно имею, достать невозможно», — жаловался он в письме Меншикову. На помощь пришел нарвский комендант Кирилл Нарышкин: по его распоряжению были привезены из Нарвы и оставлены в условленном месте продукты — из рук в руки ничего передавать было нельзя, даже письма окуривались дымом можжевельника, чтобы не допустить распространения заразы. Яков Вилимович получил две «куры индейских», 20 «куриц русских», гуся, трех уток, пять баранов, 30 калачей, столько же «хлебов ситных», два ведра «меду вареного»[40], десять ведер пива и пять десятков яиц(132).

В походных условиях жить приходилось, конечно, не во дворцах. Не всегда попадался даже достаточно приличный обывательский дом. В начале октября 1707 года Брюс с подчиненными ему войсковыми частями направлялся на зимние квартиры в местечко Борисов на берегу реки Березины. В письме А. И. Репнину он иронически оценивал «оное место, которое не лутчей деревни московской». А в письме князю В. В. Долгорукому Борисов характеризуется с ехидством: «Сказывают — оное второй Париж и гораздо еще лучшей нашего славного города Клина». Условия размещения генеральского состава на квартирах были более чем скромными: Брюсу достались горница с комнатой, небольшая светелка и «черная изба» на улице, вероятно, отведенная для денщиков. «Дворы те таковы плохи, что никогда не пожелаешь тут стоять», — констатировал начальник артиллерии.

Частые переезды и необходимость вести переписку в походных условиях заставляли Брюса позаботиться хотя бы о некоторых дорожных удобствах. Он увидел у князя Меншикова походную шкатулку для письменных принадлежностей и попросил своего родственника, ивангородского коменданта А. Ю. Инглиса, заказать для него такую же. Яков Вилимович хотел получить более дорогую, чем у Меншикова, ореховую шкатулку; однако, будучи человеком экономным, просил сторговаться не за 40 рублей, а за 30. Он дал подробные инструкции с описанием деталей отделки: «…сделать оковку и кольца к ящикам, положив против того ж образца, как встроено у князя Александра Даниловича, буде там положены кольцы серебряные, и у того тако ж учинить, чтоб были кольца серебряные ж; и всё учинить против того образца».

В походах Брюс передвигался верхом или в походной карете. В завоеванной русскими Нарве ему в числе реквизированных вещей достались коляска и карета. Он просил Инглиса поскорее доставить их: «Пожалуй, государь братец, коляску и карету, которые есть в Нарве, прикажи их отвезти в Новгород на подводах, которые из Новагорода станут привозить палубы, и изволишь послать за ними проводить солдата добра, чтоб чего не испортили дорогою». Соответствующее распоряжение о доставке кареты и походной палатки получили также новгородские служители Брюса. Однако нарвская карета Якову Вилимовичу всё же не досталась — ее забрал его старший брат. Новгородский служитель Якова Брюса сообщил своему господину, что «тое карету Роман Вилимович изволил взять в Питербурх».

Впрочем, начальник артиллерии вскоре сумел обзавестись гораздо более удобной каретой, которую подробно описал в мемуарах его дальний родственник, капитан артиллерии Питер Генри Брюс, недавно перешедший на русскую службу. «Эта "махина" — настоящая колесница во всех отношениях, только ее дно достаточно широко, чтобы можно было бы лечь во всю длину на кровати. Как я потом узнал, у каждого офицера русской армии есть такая повозка, которая необходима во время долгих походов по плохо устроенным странам»(133).

Начальник артиллерии одевался со вкусом и старался даже в походных условиях следовать моде. Служители просили его сообщить, из какого сукна «строить» генеральский мундир и чем его расшивать — золотом или серебром. На мундиры Якова Вилимовича нашивались кавалерские звезды — он был награжден орденом Святого Андрея Первозванного, а также польским орденом Белого орла.

Александр Гаврилович Головкин, сын канцлера, по просьбе Брюса заказал для него в Берлине роскошный бархатный кафтан, расшитый серебром, а также штаны, на общую сумму 130 талеров. В Вильно Яков Вилимович попросил приобрести для него два отреза шерстяного штофа[41] разного цвета «с шелком и с золотцем или серебром». Для подбивки шлафрока Брюс поручил дьяку Н. П. Павлову купить беличий мех высокого качества. А из Москвы по его заказу прислали белый парик, пистолеты, китайские занавески и девять аршин красного («понцового») сукна. Кроме того, ему были доставлены чулки «отделкою нарочиты».

Иногда в трудных условиях походной жизни необходимо было хорошенько расслабиться. Для этой цели Брюс попросил прислать ему из Москвы «ренского две бочки ис пряных, только чтоб было не кисло, ценою не свыше 30 рублев за бочку»(134).

В походах Яков Вилимович не прерывал своих научных занятий. Он разрабатывал конструкции зарядных камор[42] для гаубиц и мортир, рассчитывая наиболее рациональный вес порохового заряда, занимался по распоряжению Петра I переводом на русский язык австрийской книги «Приемы циркуля и линейки или избраннейшое начало во математических искусствах», вносил исправления и дополнения в проект герба генерал-адмирала Ф. М. Апраксина. Не забывал Брюс и о своих астрономических занятиях. Он просил одного из своих служителей прислать ему «трубу зрительную, буде не сыщешь большую, малую б хотя». «Труба» английского производства была приобретена по его просьбе за 1 рубль 1 алтын и 5 копеек.

Через Приказ артиллерии Яков Вилимович получал редкие весточки из дома от своей супруги Марфы Андреевны (урожденной Маргариты Цеге фон Мантейфель), проявлявшей трогательную заботу о муже. Известно, например, что однажды она послала ему «бутылию с воткою» и «ведерко с калачами»(135).

При вполне естественном желании обеспечить себе в походных условиях необходимый комфорт Брюс в целом отличался скромностью и непритязательностью. Он избегал шумных застолий высшего офицерства, был умерен в еде и не интересовался пленными женщинами, посвящая весь свой досуг научным занятиям.

Глава седьмая

В местах государственных

Приказный быт

Важнейшими государственными учреждениями допетровской Руси являлись приказы — центральные органы управления, сформированные преимущественно по отраслевому принципу В начале петровского царствования семь приказов (Посольский, Разрядный, Большой казны, Поместный, Новгородский, Казанского дворца и Стрелецкий) по-прежнему размещались в Кремле в двухэтажном здании «покоем» (оно напоминало своей формой букву «П»). Строение находилось между Архангельским собором и Спасскими воротами и было возведено в 1680 году на месте старого здания приказов, существовавшего со времен Бориса Годунова(136). В 1699 году И. Г Корб отмечал: «Внутри Кремля находятся разные приказы; важнейший из них приказ Посольский или Посольская канцелярия: в нем решаются все государственные дела царства и производятся совещания с посланниками иностранных государей»(137).

С начала самостоятельного правления Петра I во второй половине 1690-х годов произошли перемены в приказном устройстве, которые стали особенно заметны на грани XVII — XVIII веков. В это время были ликвидированы приказы: Стрелецкий, Каменный, Сыскной, Сбора стрелецких денег; Военный, Иноземный и Рейтарский приказы слились в единое учреждение. Реорганизация не миновала и приказы патриаршего ведомства: все они были подчинены образованному в 1701 году Монастырскому приказу. Одновременно возник целый ряд новых приказов: Преображенский, Семеновский, Адмиралтейский, Военный морской, Провиантский, Приказ сбора печатных пошлин, Приказ крепостных дел, Ратуша(138).

В допетровскую эпоху приказы возникали как конкретные поручения служилым людям (отсюда и само название этих учреждений). Эта практика долгое время сохранялась и при Петре I. Например, Адмиралтейский приказ возник на основании указа царя: «Адмиралтейские и корабельные дела ведать стольнику комнатному Федору Матвеевичу Апраксину, а писать его во всех письмах адмиралтейцем». Указ об образовании Военного приказа от 18 февраля 1700 года гласил: «Велено генералов, полковников, подполковников и иных нижних чинов начальных людей… и всяких чинов ратных людей Сухова пути, которые ведомы были в Иноземском и в Рейтарском приказах, судом и росправою ведать боярину князю Якову Федоровичу Долгорукову и учинить ему тем людям особый приказ… и всякие дела, и с теми делами дьяков и подьячих, которые ему понадобятся, из Иноземского и из Рейтарского взять в тот особый приказ». Новое учреждение в течение полутора лет не имело названия, именуясь лишь «Приказом при генерал-комиссаре», и только летом 1701 года стало называться Приказом военных дел(139).

Современники и соратники Петра также рассматривали приказы как конкретные поручения. Т. Н. Стрешнев 25 февраля 1700 года писал царю: «По писму твоему, государь, сказано, кому в каких чинех и у каких дел быть: князь Яков Долгорукой — генерал-комисар, Семен Языков — генерал-провиант, другой адмиралтеец Федор Апраксин, и оне свои дела стали управлять». Точно таким же образом одиннадцатью годами ранее самому Стрешневу было поручено расследование дела Федора Шакловитого и тем самым был создан Приказ розыскных дел(140).

Стоявшему во главе каждого приказа судье подчинялись дьяки — письмоводители высокого ранга. Служители более низкой категории именовались подьячими, которые делились на старших, средних и младших. Приказы состояли из двух частей: передней и задней палат. В передней палате (канцелярии) сидели со своими бумагами подьячие. Канцелярия делилась на несколько «столов», позднее — отделов, которые отделялись от посетителей и друг от друга барьерами или перегородками, первоначально дощатыми, а позже — сооруженными из шкафов. В задней палате, более благоустроенной и удобной, располагались дьяки и приказные судьи. Там размещался «судейский стол» («присутствие») — особые покои, где судья и дьяки, сидя за большим столом, слушали и решали дела. В некоторых случаях судьи имели собственные рабочие кабинеты — выгороженные части помещений. В таком случае «присутствие» делилось на два «стола» — судейский и дьяческий(141).

Служебный быт первых десятилетий петровского царствования можно проследить на примере Посольского приказа — места работы боярина Федора Алексеевича Головина, важнейшего государственного учреждения, ведавшего внешними сношениями России. Он по-прежнему располагался на двух этажах в здании приказов в Кремле, занимая три комнаты с каменной «казёнкой» (чуланом) для хранения денег. Большой стол в задней палате, за которым сидели дьяки, отделялся от остальной части комнаты деревянной решеткой с двумя дверьми. Впоследствии дьякам из-за тесноты пришлось переместиться в «казёнку», получившую название «дьячьей».

Стены приказных помещений были обиты тесом и покрыты сверху красным или зеленым сукном. Наружные двери для сохранения тепла обивались войлоком и сукном ярких расцветок. В холодное время года палаты отапливались несколькими изразцовыми печами, первая из которых была установлена еще в 1627 году.

Немногочисленная мебель состояла из столов, лавок, скамей, а также используемых для хранения документов шкафов, сундуков, ящиков, коробов и рундуков — ящиков под скамьей с откидной крышкой-сиденьем. Столы, рундуки и ящики обивались сукном, преимущественно ярко-красным. Все служащие, включая бояр, сидели на скамьях и лавках, прибитых к стенам. Эти места для сидения в зависимости от ранга служащих покрывались войлоком или кожаными тюфяками ярких цветов, набитыми шерстью(142).

В приказных помещениях большую часть времени царил полумрак, поскольку маленькие слюдяные окна, закрытые зимой вторыми рамами, едва пропускали свет. Для освещения использовались свечи. Дорогие восковые свечи стояли только перед иконами и на столах у начальства; более широкое распространение имели свечи сальные, сильно чадившие, нередко изготавливавшиеся в самих приказах; они вставлялись в слюдяные фонари или шандалы — подсвечники на одну свечу, настольные или вислые.

Обязательными принадлежностями каждого стола являлись чернильницы, которые нередко помещались в одном станке с песочницами. На столах думных дьяков и других высших чинов стояли оловянные и серебряные чернильницы, у других служащих они были из глины и дерева. Рядовые чиновники писали гусиными перьями, а начальники — лебяжьими, являвшимися большой роскошью.

Записи в приходно-расходных книгах приказов нередко фиксируют приобретение столовой посуды: сковородок, противней, ложек и т. п. Это позволяет предположить, что приказные люди, не получавшие кормовых окладов, в связи с продолжительным рабочим днем готовили пищу тут же(143).

«Первейшее место державы»

Высшим государственным учреждением в начале царствования Петра I являлась Боярская дума, состоявшая из служилых людей высокого ранга, редких выдвиженцев из дворянских низов и одаренных приказных людей, а также царских родственников. Среди бояр было немало талантливых людей. В последнем «призыве» Думы состояли Ф. А. Головин, князь Я. Ф. Долгорукий, Т. Н. Стрешнев, П. М. Апраксин, окольничий А. А. Матвеев, постельничий Г. И. Головкин. Впоследствии они вошли в число ближайших сподвижников Петра I. В Думе обсуждались важнейшие государственные дела, и далеко не всегда ее члены просто утверждали переданные им бумаги стандартной резолюцией «Государь указал, а бояре приговорили». На заседаниях подчас разгорались нешуточные споры, и в таком случае делалась запись «бояре поговорили»(144).

В 1699 году при Боярской думе была учреждена Ближняя канцелярия, первоначально ведавшая контролем за приходом и расходом денежных средств всех приказов. Вскоре ее компетенция возросла: она стала местом заседаний членов Боярской думы. С 1704 года здесь стали собираться начальники приказов и их регулярно проводимые совещания получили название Консилии министров. Этот новый государственный орган обсуждал различные вопросы управления, а в отсутствие царя руководил государством. Заседания Консилии проводились в Кремле или на Генеральном дворе — в съезжей избе в селе Преображенском(145).

Частые отъезды Петра I побудили его создать высший государственный орган с более широкими полномочиями, чем Ближняя канцелярия и Консилия министров. 22 февраля 1711 года, накануне отправления в Прутский поход, государь подписал указ об учреждении Правительствующего сената, который, по-видимому, первоначально виделся временным («для отлучек наших»), но вскоре превратился в постоянно действующее высшее правительственное учреждение. Это был коллегиальный орган, члены которого назначались царем. Из девяти участников первого состава Сената только трое были представителями старинной титулованной знати: князья М. В. Долгорукий, Г. И. Волконский, П. А. Голицын. Т. Н. Стрешнев и И. А. Мусин-Пушкин принадлежали к малознатным родам, возвысившимся лишь в XVII веке. М. В. Самарин, В. Г. Апухтин и Н. П. Мельницкий происходили из ничем не примечательных дворянских родов. Г. А. Племянников относился к числу приказных служителей и возвысился благодаря собственным выдающимся способностям. Лишь трое сенаторов — Мусин-Пушкин, Стрешнев и Племянников — в прошлом являлись членами Боярской думы(146). В конце 1711 года учреждение пополнилось еще одним членом — в него вошел и был поставлен на первое место в иерархии сенаторов бежавший из шведского плена князь Я. Ф. Долгорукий.

Примечательно, что в составе Сената первоначально не было таких крупных деятелей из числа соратников Петра, как А. Д. Меншиков, Г. И. Головкин и Ф. М. Апраксин, — вероятно, потому, что они были заняты другими неотложными делами: ведением военных действий, руководством внешней политикой страны, строительством флота и новой столицы. В Сенате оказались люди из «второго эшелона» сподвижников великого реформатора.

Царский указ от 4 апреля 1714 года установил детальный порядок работы Сената. Вначале дело зачитывалось сенатским секретарем или дьяком, затем начинали «спрашивать снизу по одному и записывать всякого мнение… А когда подпишут все мнение, тогда диспуту иметь. И с той диспуты куда более голосов явитца, так и вершить. И подписывать всем общую сентенцию, кто и спорить будет, понеже более его голосов туды стало». Обсуждение открывал «нижний» сенатор Н. П. Мельницкий, а последним брал слово князь Я. Ф. Долгорукий(147).

До переезда Сената в Петербург его заседания проводились в «присутствии» в Кремле. Канцелярия Сената находилась там же, для нее были отведены палаты бывшего Казенного приказа, расположенные около Благовещенского собора. По указу от 16 апреля 1711 года архитектору Григорию Устинову было велено эти помещения «очистить и очистя починить, и устроить что надлежит, где быть канцелярии Правительствующего Сената»(148).

Как канцелярские служители, так и сами сенаторы должны были являться на работу неукоснительно, за прогул грозил весьма значительный по тем временам штраф в 50 рублей. Указ от 20 января 1716 года установил три присутственных дня в неделю: понедельник, среду и пятницу. Кроме того, один из сенаторов в течение месяца нес дежурство, находясь в Сенате ежедневно(149).

Двенадцатого января 1722 года Петр I подписал указ, направленный на улучшение деятельности всех органов государства. Он предписывал «быть при Сенате генерал-прокурору и обер-прокурору». Спустя шесть дней царь назначил на должность генерал-прокурора Павла Ивановича Ягужинского, а в обер-прокуроры произвел Григория Григорьевича Скорнякова-Писарева(150). Представляя сенаторам первого генерал-прокурора, государь сказал: «Вот мое око, коим я буду всё видеть. Он знает мои намерения и желания; что он заблагорассудит, то вы делайте; а хотя бы вам показалось, что он поступает противно моим и государственным выгодам, вы, однако ж, выполняйте и, уведомив меня о том, ожидайте моего повеления».

Жак Кампредон в донесении от 30 января также отметил, что Ягужинский «возведен в должность генерал-прокурора в Сенате… он будет исполнять обязанности фискала около сенаторов, будет следить за тем, исполняют ли они свой долг, и назначать дела, которые они должны рассматривать в каждом заседании»(151).

Положение Ягужинского оказалось достаточно сложным. Царь, будучи человеком исключительно энергичным, сам нередко выполнял прокурорские обязанности: постоянно ездил в Сенат и строго следил за принимаемыми там решениями. Однако в отсутствие государя господа сенаторы порой забывали о правилах приличия. Коллегиальные решения были еще чужды сознанию самолюбивых сановников. Они не привыкли считаться с чужим мнением и уважать его, поэтому в сенатском собрании зачастую возникали споры, крики и брань, а иногда и драки. В связи с этим 16 октября 1722 года Ягужинский написал особое «предложение», в котором просил сенаторов воздерживаться от ссор и споров, «ибо прежде всего это неприлично для такого учреждения как Сенат»(152). Государь всячески поддерживал стремление Ягужинского навести порядок в работе «первого места государства». Известен его строгий приказ: «А ежели кто из сенаторов станет браниться или невежливо поступать, то такого арестовать и отвесть в крепость»(153).

Первый пункт первого раздела указа Петра I от 27 апреля 1722 года «О должности Сената» гласил: «Сенату надлежит состоять из тайных действительных и тайных советников, кому от нас ныне повелено и впредь повелено будет, и сидеть по рангам». Следующие два пункта определяли круг лиц, имевших право присутствовать на сенатских заседаниях: «И кроме их, также и генерала- и обер-прокуроров и обор-секретаря и секретарей и протоколиста, никакой незванной персоне не входить в то время, когда советы отправляются… А когда кто впущен будет из высоких персон, то сенаторы велят подать стул, но и то такому, который бы ранг имел между первейшими чинами, а имянно, до бригадира, и почтут ево сесть»(154).

В девятом разделе указа определялся порядок обсуждения дел: «…когда какое дело будет слушать, тогда между собою не говорить и, выслушав, буде дело не важное, в то время приговаривать с нижних голосов и решить». Но при решении более сложных вопросов сенаторы могли вставать из-за стола и совещаться «кто с кем за благо рассудит, о том деле толковать надлежащее время», которое им отводил генерал-прокурор, отмеряя его по нескольким песочным часам, рассчитанным на разные интервалы — от получаса до трех часов. «И, как встанут и будут толковать, тогда, объявя им песочные часы, обратя, поставить на стол такие, сколько к тому толкованию время надлежит. А как то время пройдет, тогда сесть всем по своим местам и по вышеозначенному голосы свои давать снизу, один по другом. И, дав голосы, решить, а больше показанного времени в решении продолжения не чинить». В десятом разделе подчеркивалось: «Никому в Сенате позволяется разговоры иметь о посторонних делах, которые не касаются к службе нашей, меньше же кому дерзновение иметь безделными разговорами или шутками являтися»(155).

Сенат петровского времени не был свободен от противостояния враждебных группировок, определяемого личными интересами и взаимной неприязнью сенаторов. Наиболее ярко эта ситуация выразилась в знаменитом деле вице-канцлера П. П. Шафирова и обер-прокурора Г. Г. Скорнякова-Писарева. Конфликт между ними разгорелся в отсутствие царя, находившегося в Каспийском походе. Подлинными виновниками скандала являлись вельможи более крупного ранга: Шафиров опирался на сенаторов-аристократов — князей Д. М. Голицына и Г. Ф. Долгорукого, а Скорняков-Писарев делал ставку на влиятельных выдвиженцев петровского царствования — князя А. Д. Меншикова и графа Г. И. Головкина. Первоначальным предметом спора стало решение вопроса о выдаче жалованья брату вице-канцлера, советнику Берг-коллегии Михаилу Павловичу Шафирову. Тот несколько месяцев находился не у дел, тем не менее брат добился приговора Сената о выплате ему жалованья за этот период. Приговор в отсутствие обер-прокурора подписали сам П. П. Шафиров и его приятели Д. М. Голицын и Г. Ф. Долгорукий. Однако обер-секретарь Сената Поздняков счел его необоснованным, не стал исполнять и доложил о случившемся Скорнякову-Писареву, а тот опротестовал приговор. Начиная с 2 октября 1722 года ни одно заседание Сената не происходило без обсуждения взаимных обвинений споривших сторон, причем каждый раз сенаторы вели «многие разговоры».

Между тем нашелся еще один повод для эскалации конфликта. Меншиков и его сторонники спровоцировали доношение Ямского приказа о неблагополучном состоянии российской почты, которой заведовал Шафиров. 31 октября сенаторы обсуждали проект приговора по данному вопросу. Шафиров как заинтересованное лицо должен был в соответствии с указом Петра I покинуть место заседания, однако не пожелал этого делать.

— Выйди вон, понеже по указу тебе быть не надлежит, — потребовал Скорняков-Писарев.

— Вон я не выйду, — решительно ответил Шафиров, — и тебе высылать меня не надлежит.

Тогда обер-прокурор зачитал вслух указ, согласно которому должностные лица не имели права участвовать в заседаниях, где слушались дела о них самих или об их родственниках. Однако Шафиров продолжал настаивать на своем:

— Ты меня, яко сенатора, вон не вышлешь, и тот указ о выходе сродникам, а к моему делу не следует.

Вскоре спор вышел за рамки приличий; сенаторы разделились на враждебные партии и подняли невообразимый гвалт, ведя себя, как сказано в одном из царских указов, подобно «бабам-торговкам». Шафиров кричал громче всех.

— Ты мой главный неприятель, и ты вор! — выпалил он в адрес Скорнякова-Писарева.

Посоветовавшись, А. Д. Меншиков, Г. И. Головкин и Я. В. Брюс заявили:

— Когда в Сенате обер-прокурор вор, то как нам при том дела отправлять?

— И мне за тем быть невозможно, — констатировал Скорняков-Писарев.

После дальнейшей перепалки с взаимными оскорблениями Меншиков потребовал занести слова Шафирова в сенатский протокол и в знак протеста направился к выходу вместе с Головкиным и Брюсом. Шафиров спохватился и закричал им вслед:

— Надобно править дела государственные, а партикулярные оставить до возвращения его величества. Вам не для чего выходить вон!

Противники не пожелали его слушать, и заседание Сената практически было сорвано. Оставшиеся Г. Ф. Долгорукий, Д М. Голицын, А. А. Матвеев и П. П. Шафиров обсуждали лишь дела второстепенной важности.

Злопамятный Меншиков пошел на углубление конфликта и предложил 2 ноября Шафирова «от Сената отстранить». Это предложение было занесено в сенатский протокол, чтобы потом доложить о нем государю. Одновременно светлейший князь высказал мнение о необходимости потребовать от Шафирова объяснений относительно «досадных разговоров» и поступков, «противных регламенту и присяге». 13 ноября Сенат приступил к обсуждению этого вопроса, при этом Меншиков и Шафиров как заинтересованные лица покинули зал заседаний. Однако сенаторы, разделенные на две враждебные партии, не смогли прийти к согласованному решению. На последующих заседаниях Сената перепалки между противниками не прекращались, что, по сути, парализовало работу высшего органа государственного управления. Шафиров дошел уже до открытых оскорблений в адрес Меншикова. «Я в подряде не бывал, и шпага с меня снята не была», — заявил он, намекая на наказание Александра Даниловича за подрядные махинации.

Тем временем Петр возвратился из похода; Скорняков-Писарев и Шафиров поспешили отправить ему доношения с взаимными обвинениями. Меншиков также послал государю письмо, в котором осуждал поведение «буйного сенатора». Сразу же по прибытии в Москву 9 января 1723 года Петр I повелел создать Вышний суд для расследования вышеописанного эпизода.

Шафиров тешил себя надеждой выиграть процесс и пытался направить суд на путь расследования упущений в работе Сената и злоупотреблений обер-прокурора, однако государь проявил интерес лишь к инциденту произошедшему 31 октября. «В скасках писать, — напутствовал он судей, — только то, как Писарев Шафирову говорил, чтоб вышел и чел ли указ, а Шафиров против того что говорил и для чего не вышел, а не другие слова, что, бранясь, говорили».

Любопытны показания сенаторов по данному делу. Меншиков всячески хвалил деятельность Скорнякова-Писарева и обвинял Шафирова в том, что он кричал на обер-прокурора и грозился не позволить тому вмешиваться в дела сенаторов. Головкин и Матвеев также отмечали хорошую работу обер-прокурора и утверждали, что споры, крики и «помешки» исходили только от Шафирова. Совершенно иначе картину событий описали Голицын и Долгорукий, заявившие, что Скорняков-Писарев вторгался в сенатские приговоры, навязывал сенаторам свое мнение и не давал им «порядочно голосами, ни советами дел оговаривать». Мусин-Пушкин уклонился от прямого ответа, сославшись на то, что из-за дряхлости и болезни он не всегда присутствовал на заседаниях Сената. Брюс усмотрел в действиях обер-прокурора лишь одно упущение: тот иногда нарушал процедуру обсуждения. Однако события 31 октября все свидетели описали примерно одинаково, подтвердив отказ Шафирова подчиниться обер-прокурору, предложившему ему покинуть заседание Сената(156). Вышний суд приговорил Шафирова к смертной казни — отсечению головы.

Пятнадцатого февраля 1723 года Петр Павлович был привезен на простых санях из Преображенского приказа в Кремль, где его ожидали плаха и палач. Его возвели на эшафот, предварительно сняв парик и старую шубу. Осужденный несколько раз перекрестился и положил голову на плаху. Палач взмахнул огромным топором, но ударил им возле головы Шафирова. После этого кабинет-секретарь А. В. Макаров от имени императора объявил, что «преступнику, во уважение его заслуг, даруется жизнь». Он был лишен имущества и вместе с семьей отправлен в ссылку в Новгород, где жил в нищете почти два года — до смерти Петра. Екатерина I объявила бывшему вице-канцлеру амнистию и вернула его ко двору.

Сенаторы князья Голицын и Долгорукий, поддерживавшие Шафирова, были подвергнуты денежному штрафу. Не избежал наказания и Скорняков-Писарев, который был разжалован в солдаты и лишен всех поместий. Но в связи с коронацией Екатерины Алексеевны 7 мая 1724 года он получил чин полковника и половину конфискованного имущества.

В ноябре 1723 года Петр I в назидание издал строгий указ: «Ежели кто из чинов сенатских такое упрямство учинит против указов, как Шафиров учинил в Сенате 31 октября 1722 года, такого, объявя в Сенате, арестовать»(157). Вся вышеописанная история послужила сенаторам хорошим уроком: с этого времени споры и брань на заседаниях высшего органа государственного управления уже не возникали.

Коллежские президенты

С 1710-х годов Петр I начал подготавливать грандиозную реформу центральных государственных учреждений, предполагавшую замену многочисленных приказов коллегиями по европейскому образцу. 12 февраля 1712 года царь издал указ об учреждении в Москве Коллегии для управления торговлей, в связи с чем началось формирование ее канцелярии в Петербурге. В том же году Петр предполагал основать еще несколько коллегий, аналогичных шведским(158).

Подготовительный этап коллежской реформы затянулся и закончился лишь в конце 1717 года, когда государь вернулся из длительной заграничной поездки в свой «парадиз» на Неве. 11 декабря он подписал указ: «Начать надлежит всем президентам с Новава года сочинить свои колегии и ведомости отвсюды брать, а в дела не вступатца до 1719 году, а з будущего году, конечно, зачать свои калеги управлять. А понеже новым образом еще не управились, того ради 1719 год управлять старым маниром в тех калегиях, а с 1720 — новым»(159).

Вскоре Петр отправился в Москву в связи с делом царевича Алексея, а в его отсутствие коллежская реформа фактически не проводилась. Вернувшись в Петербург летом 1718 года, государь не без раздражения написал в указе Сенату, что нашел в некоторых коллегиях «немного, а в иных ничего». Петр подтвердил президентам, чтобы они «коллегии свои с ревностью производили»(160). С этого времени коллежская реформа начала, наконец, осуществляться с должной скоростью.

В указе от 12 декабря 1718 года царь перечислил новообразованные коллегии и установил их функции. Коллегия иностранных дел должна была контролировать «всякие иностранные и посольские дела»; Камер-коллегия — «всякое расположение и ведение доходов всего государства»; Юстиц-коллегия — «расправу гражданских дел, судные и розыскные дела»; Ревизион-коллегия — «счет всех государственных приходов и расходов»; Военная коллегия — «армии и гарнизоны и все воинские дела»; Адмиралтейств-коллегия — «флот со всеми морскими воинскими служители»; Коммерц-коллегии надлежало «смотреть над всеми торгами и торговыми действии»; Штатс-контор-коллегия должна была ведать государственными расходами; Берг- и Мануфактур-коллегии были подведомственны «рудокопные заводы и все прочие ремесла и рукоделия». В начале следующего года образовалась особая Юстиц-коллегия лифляндских, эстляндских и финляндских дел, ведавшая судебными делами на завоеванных территориях. Указом от 18 января 1721 года была создана Вотчинная коллегия, занимавшаяся вопросами поместного землевладения. Особое положение заняла возникшая в феврале 1721 года Духовная коллегия — Святейший Правительствующий синод. С 1722 года действовала Малороссийская коллегия, осуществлявшая контроль за гетманской администрацией(161). В первом составе президентов коллегий были ближайшие петровские сподвижники: А. Д. Меншиков руководил Военной коллегией, Ф. М. Апраксин — Адмиралтейств-коллегией, Г. И. Головкин — Коллегией иностранных дел, Д. М. Голицын — Камер-коллегией, И. А. Мусин-Пушкин — Штатс-контор-коллегией, Я. Ф. Долгорукий — Ревизион-коллегией, Я. В. Брюс — Берг- и Мануфактур-коллегиями, П. А. Толстой — Коммерц-коллегией, А. А. Матвеев — Юстиц-коллегией.

Первое правительственное здание в Петербурге на Троицкой площади, где при Петре располагались Сенат и коллежские канцелярии, представляло собой длинное мазанковое сооружение, повторявшее схему размещения приказов в Кремле. Новые помещения пристраивались по мере необходимости к торцевой стене здания. По такому же плану в 1722 — 1742 годах было построено и здание Двенадцати коллегий. В Москве с 1722 года действовали конторы (филиалы) Сената и коллегий, которые заняли помещения старых приказов(162).

Коллегии вели обширную переписку с местными и другими подчиненными учреждениями, рапортовали в Сенат и получали из него указы, приводящие в действие весь механизм центрального управления. Объем переписки был колоссален: за год через канцелярию коллегии проходило почти 4,5 тысячи документов. Вместе с тем численность коллежских чиновников была относительно невелика. Например, в 1723 году в руководимой А. Д. Меншиковым Военной коллегии служили 353 человека, в Адмиралтейств-коллегий под началом Ф. М. Апраксина находились 233, в Камер-коллегии у А. Л. Плещеева — 228, в Коммерц-коллегии — у И. Ф. Бутурлина — 131. В общей сложности в коллегиях состояли 1,5 тысячи чиновников, которые за год обрабатывали как минимум 207 тысяч бумаг. Соответственно, за первые пять лет существования коллегий число входящих и исходящих документов должно было перевалить за миллион (при десятимиллионном населении)(163).

Коллегии, в отличие от приказов, имели коллегиальный совет. Решения по каждому делу принимались после обсуждения на заседании членов коллегии; любой вопрос решался большинством голосов. Мнения высказывались в строгой очередности от чиновников низших рангов к высшим. Если количество голосов в пользу разных предложений оказывалось равным, решающее слово предоставлялось президенту коллегии.

Президенты являлись центральными фигурами как советов, так и коллегий в целом. Они имели собственные кабинеты и личных секретарей, обладали исключительным правом сношений с Сенатом, а также с самим государем. Только они могли распечатывать конверты с Царскими или сенатскими указами. Согласно принятому в 1720 году Генеральному регламенту, президенты «вышние главы суть и в лице Его Царского Величества (то есть от имени царя. — В.Н.) сидят ради управления всех дел в коллегии». Президенты должны были «смотрить, чтоб служители при коллегиях, канцеляриях до последняго должность свою знали». Члены коллегии обязаны были вставать при появлении их руководителя, проявлять к нему «достойное почтение или респект и послушание чинить», и в то же время не имели права оказывать ему особые знаки внимания: провожать его, заседать в его доме, приходить туда с делами, за исключением экстренных случаев. Руководители коллегий обязаны были пользоваться своей властью разумно: «…не надлежит президентам данную им от Его Царского Величества власть презирать и членов того коллегия ничем не отягощать, чего они против чину и должности своей исполнять не должны; толь наименьшее — жестокими и чувственными словами укорять». Наказывать коллежского служащего за «погрешения» мог только коллегиальный совет «по благоизобретению всего коллегия».

Президенты обязаны были наблюдать за служащими — не только в том смысле, чтобы каждый «свое дело знал и верно и прилежно исправлял», но заботиться о моральном облике подчиненных, побуждая «каждого к добродетели и достохвальному любочестию». Однако и сам президент находился под постоянным контролем членов коллегии: если он «что-либо по службе забывал», то подчиненные «с надлежащим почтением» должны были ему «припамятовать и изъяснить». За нарушение норм Генерального регламента президент мог быть оштрафован и даже попасть под арест. В случае его попытки утаить поданные ему доношения или челобитные должно было последовать «извержение яко коварника, а не правителя», то есть лишение должности.

Тридцатого января 1722 года Кампредон сообщил французскому министру Дюбуа: «Царь отставил от должности почти всех президентов коллегий или советов, именно: Коммерц-коллегии — Толстого, Камер-коллегии — Голицына, Штатс-конторы — Пушкина, Юстиц-коллегии — Матвеева. Все эти господа — сенаторы, и отныне они будут просто заседать в Сенате, перед которым прежде поддерживали свои мнения. На их место назначат других президентов, не сенаторов. Остались на своих президентских постах только кн. Меншиков — Военной коллегии, Апраксин — Морской и Головкин — Иностранных дел»(164).

По царскому указу от 29 января 1724 года все служащие обязаны были «быть в послушании у своих командиров», однако в случае нарушения начальниками законодательных норм подчиняться им было нельзя под страхом наказания. Чтобы не подрывать авторитет начальника, член коллегии обязан был известить его о факте нарушения закона тайно. Если же тот продолжал упрямиться, то подчиненный должен был «протестовать и доносить» уже в более высокую инстанцию(165). Таким образом, если речь шла о нарушениях законов руководителями коллегий, протесты положено было подавать в Сенат или даже на имя царя, поскольку для президентов коллегий Иностранных дел, Военной и Адмиралтейской высшей инстанцией являлся государь.

Согласно Генеральному регламенту 1720 года, членам коллегий полагалось «сидение свое иметь во всякой неделе, кроме воскресных дней, и господских праздников, и государских ангелов, в понедельник, во вторник, в среду, в пятницу, а в четверток обыкновенно президентам в сенатскую палату съезжатся, в самые кратчайшие дни в 6 часу, а в долгие в 8 часу, и быть по 5 часов». В случае же важных неотложных дел все сотрудники или их часть должны были работать «несмотря на помянутое время и часы… и те дела отправлять». Служащие второстепенных рангов могли уходить с работы только после отъезда президента и членов коллегиального совета, а канцеляристы должны были присутствовать на службе ежедневно, кроме воскресений и праздников, приходя на работу часом ранее начальства. Нарушитель за однодневное «небытие» (прогул) лишался месячного жалованья, а за час «недосидения» — недельного.

Обстановка коллежских помещений отчасти напоминала интерьер приказов. В центре «судейской камеры», то есть главной комнаты для заседаний членов коллегии, стояли большие столы, обитые красным или зеленым сукном. На них находились чернильницы и зерцала[43]. Вдоль стен тянулись обитые сукном лавки, у столов стояли стулья для президента и секретаря коллегии; на стульях лежали кожаные или суконные тюфяки(166).

Руководивший учреждением президент ничего не мог решить самостоятельно, без согласия присутствия. «Для того коллегии и устроены, — провозглашалось в указе Петра, — дабы каждая с совету и приговору всех дела своей коллегии делала». Помощником президента являлся вице-президент коллегии. Исключение составляли Военная коллегия, в которой было два президента, Меншиков и генерал Адам Адамович Вейде, а также Коллегия иностранных дел, руководимая канцлером Головкиным и подканцлером Шафировым.

Разногласия между президентами Военной коллегии не возникали: Меншиков был слишком крупной и влиятельной фигурой, поэтому Вейде не решался ему противоречить. Но руководители Коллегии иностранных дел постоянно конфликтовали между собой. В протоколе заседания коллегии от 19 мая 1719 года была зафиксирована одна из первых их ссор. Канцлер предложил «согласно с именным его величества указом дела слушать, решать и подписывать всем членам коллегии». Однако Шафиров заявил, что «он с находящимися теперь налицо членами дел подписывать не будет и в том протестует». Одного из членов коллегии, Петра Курбатова, он назвал «канцлеровой креатурой» и добавил, что «ему с членами, которые из подьячих, и сидеть-то стыдно». Головкин возразил:

— Хотя Петр Курбатов и Василий Степанов действительно из подьячих, но теперь они коллегии советники и полноправные ее члены, и мнение каждого члена коллегии положено записывать в протокол и крепить приговоры всем.

— Я с наушниками и бездельниками делать дело не хочу! — сказал в сердцах Шафиров, встал и направился к выходу. В дверях он остановился и закричал, обращаясь к канцлеру:

— Чего ты дорожишься и ставишь себя высоко? Я и сам такой же!

— Как ты моей старости не устыдишься такими словами мне досаждать и кричать? — ответил Головкин.

Шафиров хлопнул дверью, вышел в переднюю и в присутствии посторонних просителей заявил служителям канцелярии:

— Канцлер хочет коллежские дела делать со своими креатурами и хочет их заставлять с собой подписывать(167).

Головкин и члены коллегии зафиксировали это происшествие в протоколе и подали его государю за своими подписями. Решения Петра I по данному поводу не последовало, и на сей раз Шафиров не поплатился за свою неуживчивость и спесь.

Глава восьмая

«Без денег жить зело тяжко»

Государево жалованье

Петр Великий своими реформами дал мощный толчок развитию экономики. На смену замкнутости натуральных хозяйств боярских вотчин пришли денежные отношения. Активизация торговли с западными странами привела к широкому приобщению представителей верхушки российского общества к европейским продуктам питания, одежде, предметам роскоши, заморским винам, табаку и другим новым для повседневной русской жизни вещам. В результате деньги стали необходимой и неотъемлемой частью быта русского дворянства и состоятельных представителей других социальных групп. Их зарабатывали усердной службой, получали в виде денежного оброка с крепостных крестьян, добывали путем предпринимательства, финансовых махинаций и взяточничества или же просто крали разными способами, испокон веков распространенными на Руси.

Развитию денежных отношений немало способствовали меры Петра I по облегчению и упорядочению монетного обращения в России.

Во время совместного правления Петра и Ивана на единственном в стране Московском денежном дворе чеканились в основном серебряные копейки, а более мелкая монета — деньги (в полкопейки) и полушки (в четверть копейки) — почти не выпускалась, потому что казна не желала нести двойные и четверные расходы на ее изготовление. По свидетельству датского дипломата Юста Юля, копейки до первых годов XVIII века чеканились так небрежно, что имели разный вес(168). Копейки и их части до начала Петровских реформ являлись единственными денежными знаками в России. В то время как в Европе начиная с XVI века ходила крупная серебряная монета — талер, в России рубль, полтина (50 копеек), полуполтина (25 копеек), гривна (10 копеек) и алтын (3 копейки) существовали только как счетные понятия, суммы набирались копейками или более мелкой монетой.

Петр I построил в Москве еще четыре денежных двора. На одном из них, расположенном в Кадашевской слободе Замоскворечья, с 1701 года начали чеканиться первые серии серебряных монет: полтины, полуполтины, гривенники, пятаки и алтыны, а с 1704-го — и первые серебряные рубли, по весу равные талеру. В конце 1701 года здесь же начали чеканку золотых монет (червонцев), по пробе и весу равных дукату[44] — золотой международной монете. Первоначальная стоимость червонца составляла 1 рубль 20 копеек, но позднее стала двухрублевой.

Но самым заметным финансовым мероприятием Петра I стало широкое распространение медной монеты. Она чеканилась на Набережном медном денежном дворе, открытом в 1699 году на территории Кремля, недалеко от Боровицких ворот. Здесь изготавливались медные денежки и полушки, а с 1704 года — и копейки. Петр вводил в обращение медную монету медленно и постепенно. В памяти его старших советников еще сохранялись события знаменитого Медного бунта 1662 года, вызванного широким выпуском резко обесценивавшихся медных денег в правление царя Алексея Михайловича. После этой катастрофы медная монета не выпускалась до 1699 года, когда Петр и его правительство пришли к мысли о необходимости изыскивать средства для предстоящей войны со Швецией за счет осуществления монопольного права государства на чеканку монеты. В крупных размерах выпуск медных денег начал осуществляться с 1705 года, и уже в течение следующих пяти лет объем чеканки медной монеты вырос более чем в 12 раз и достиг в среднем почти 100 тысяч рублей в год. Однако при этом вплоть до 1718 года одновременно продолжали выпускаться серебряные копейки, что должно было в определенной степени нейтрализовать возможное недовольство широким распространением мелкой медной монеты(169).

В XVII и XVIII веках понятие «жалованье» не было тождественно современной заработной плате. Жалуемое принадлежало государю, а жалованье рассматривалось как его милость в отношении подданного. Как верно заметила современная исследовательница О. Е. Кошелева, «жалованье не предназначалось для эквивалентной расплаты за труд, это был дар, его жаловали за верную службу, фактически — за преданность, одновременно оно являлось и "милостыней", выданной для поддержания существования. Поэтому, чтобы получить даже положенное по указу жалованье, его следовало просить, подавая челобитную на царское имя»(170).

Это наблюдение точно отражает ситуацию первой четверти XVIII века. Документы петровского времени изобилуют случаями задержки жалованья на полгода, на год и даже более, в то время как по тогдашним правилам оно должно было выплачиваться «по третям», то есть каждые четыре месяца. Это касалось не только бесправных низших канцелярских служителей, но и виднейших сподвижников Петра I. Например, Б. П. Шереметев в 1704 году перед походом в Польшу писал царю: «Умилосерьди нада мьной, вели мне дать, чем ехать и чем там жить: ей, оськудаль». С еще большей откровенностью он изобразил свои затруднения и обиду в письме А. Д Меншикову, в лице которого рассчитывал найти радетеля о своих денежных делах: «Прошу, братец, твоего жалованья: умилосердися надо мной, подай мне руку помощи! За что я опечален? Что мне обещано, до сего времени удержано, а жалованья мне против моего чину нет. Всем его, государева, милость — жалованье, а мне нет! Ей, государь мой братец, в нищету прихожу. Тебе известно, что ни откуля ни копейки мне не придет… Умилосердися, батька и брат Александр Данилович!.. Если уже вотчин обещанных мне не дадут, чтоб мне учинили оклад по чину моему. А если не буду пожалован, пришло к тому, что странствовать: ужели я все прослужил, а не выслужил»(171).

Жалованье чиновникам петровского времени полагалось в двух формах — денежной и продуктовой.

Продуктовая (хлебная) часть жалованья выдавалась мукой и овсом и измерялась четвертями[45]. В Петербурге, Ревеле, Выборге и Шлиссельбурге как денежное, так и хлебное жалованье было вдвое выше, чем в других городах. Например, петербургский губернатор А. Д. Меншиков получал 2400 рублей и 1200 четвертей хлеба в год, в то время как другим губернаторам причиталось по 1200 рублей и 600 четвертей хлеба. Денежное жалованье в столице по сравнению с продуктовым было малозначительным, поскольку в новом городе с еще не налаженной хозяйственной жизнью немногое можно было купить за деньги. Бедственное положение петербургского служащего тех лет видно на примере активного сподвижника Петра I дьяка Федора Дмитриевича Воронова, работавшего в розыскных канцеляриях и занимавшегося расследованием крупных государственных хищений. В челобитной царю он писал: «…хлебного жалованья на прошлой 716 и на нынешний 717 год, кроме денежного, не дано, от чего одолжал и впредь откуды буду денежное и хлебное жалованье получать, не знаю. А без выдачи Вашего Величества жалованья мне, у дел будучи, пропитатца нечем, человек я небогатой. Да я ж строю, по указу Вашего Величества, на берегу каменное податное строение, от которого в долгах остаюсь». Воронов особо подчеркнул при этом, что его трудами в казну было возвращено более 200 тысяч рублей расхищенных денег(172).

Денежные оклады служащих петровских учреждений были различны даже при одинаковых должностях. Например, в 1704 году в четырнадцати существовавших в то время приказах состояли 33 дьяка — чиновники высшего ранга в рамках тогдашней системы управления. Десять из них получали по 100 рублей в год, а остальные — по 120, 130, 300 рублей. Еще сильнее различались оклады подьячих. Старым подьячим выплачивали от 10 до 156 рублей в год (это крайние цифры, в основном преобладали ставки от 30 до 50 рублей). Подьячие средней статьи получали от 6 до 77 рублей, младшие — от 2 до 37 рублей(173).

Для понимания реального значения этих сумм необходимо коснуться вопроса о покупательной способности русских денег. По подсчетам Л. В. Милова, во второй половине XVII века прожиточный минимум (только питание) составлял 2 — 2,5 рубля в год на человека(174). Однако еще до начала широкого выпуска медных денег иностранные наблюдатели заметили признаки инфляции, обусловленные снижением пробы и уменьшением веса серебряных копеек. 31 января 1707 года английский посланник Ч. Уитворт в донесении статс-секретарю Роберту Гарлею отмечал: «…копейки прежде охотно принимались к размену, причем обыкновенно приравнивались к десяти шиллингам; и хотя правительство постепенно уменьшало их действительную стоимость, государственный кредит не колебался до начала настоящей (Северной. — В.Н.) войны, когда вследствие необдуманного проекта об умножении денежных знаков достоинство копейки сразу понизилось наполовину…» Впоследствии размеры инфляции еще более увеличились в связи с широким выпуском медной монеты. Но другого выхода у правительства Петра не было, так как приходилось изыскивать средства на ведение войны. В целом в первой четверти XVIII века в ходе денежных реформ Петра I рубль обесценился почти в два раза, что привело к заметному росту цен. Например, во второй половине XVII века четверть овса стоила в среднем 33 копейки, а в начале XVIII века за нее платили в Москве 56 копеек, а в Новгороде — 1 рубль 45 копеек(175).

С конца 1704 года в связи с нехваткой денег в казне приказные служители стали получать лишь половинное жалованье. Первоначально Петр намеревался пойти еще дальше: 9 марта 1703 года был издан царский указ об отмене казенного жалованья, «чтобы вместо его, великого государя, жалованья тех из дьяков и подьяческих и приказных людей окладов за их приказную работу имать с приказных и со всяких челобитчиковых дел, с чего пристойно»(176). Таким образом, монарх в открытую ориентировал чиновников на поборы с частных лиц. Примечательно, что по понятиям того времени это не считалось взяточничеством. Служебная практика первой половины XVIII века различала взятку и «посул»; если первая давалась в качестве подкупа для «неправедного» решения дела, то второй являлся выражением благодарности за решенный в интересах просителя вопрос. Разумеется, при несовершенстве законодательства в России XVIII столетия граница между справедливым и «неправедным» постановлением была весьма зыбкой, что, по сути, провоцировало служебные злоупотребления.

Не вызывает сомнений тот факт, что подношения от челобитчиков составляли большую часть доходов многих чиновников петровского времени. Например, подьячий Артиллерийского приказа П. Трофимов получил в 1708 году около тысячи рублей от частных лиц, в то время как от государя ему полагалось в год 30-рублевое жалованье(177). Можно представить масштабы взяточничества всесильных сподвижников Петра I, высших должностных лиц, если чиновник средней руки получал такие суммы.

Царь-реформатор продолжал ориентировать чиновников на «кормление» за счет челобитчиков и впоследствии. В 1713 году подьячие Секретного стола канцелярии Сената жаловались государю, что им назначено жалованье «с убавкой» и прокормиться «с домашними невозможно, отчего пришли в великое оскудение и нищету». При этом они особо подчеркнули, что, в отличие от подьячих других учреждений, у них не бывает «челобитчиковых дел». На этой жалобе Петр I написал резолюцию: «Вместо прибавочного жалованья ведать в секретном столе все иноземческие и Строгановы[46] дела, кроме городских товаров». Таким образом, в условиях недостатка государственных средств царь вынужден был признать право чиновников на «кормление отдел», передав в их ведение прибыльные, «взяткоемкие» отрасли управления(178).

Наиболее упорядоченными являлись выплаты жалованья военным, поскольку в условиях длительной войны со Швецией и других войн Петровской эпохи государь не хотел давать армейским кадрам повод для недовольства. В отличие от гражданских чиновников, офицерам платили жалованье ежемесячно. По данным иностранных наблюдателей, капитаны российской армии до 1720 года получали девять рублей в месяц, затем их оклад был увеличен до 11 рублей. С целью привлечения иностранных военных специалистов в Россию Петр I установил для них двойные денежные оклады; соответственно, месячное жалованье армейских капитанов иностранного происхождения составляло 18 рублей(179).

Наиболее высокопоставленным чиновником России по сумме занимаемых им должностей являлся светлейший князь А. Д. Меншиков. Уже отмечалось, что его оклад как губернатора Санкт-Петербургской губернии составлял 2400 рублей денежного и 1200 четвертей хлебного жалованья в год(180). При этом Меншикову причиталось еще военное жалованье по чину генерал-фельдмаршала (семь тысяч рублей в год), а с 1718 года ему сверх перечисленного был установлен денежный оклад по должности президента Военной коллегии. Однако государево жалованье составляло лишь относительно небольшую часть доходов светлейшего князя, который умел добывать деньги разными способами.

«Доходы преумножить надобно»

Забота о пополнении капитала являлась важнейшей частью повседневной жизни князя А. Д. Меншикова. Его обширным хозяйством управляли петербургская и московская домовые канцелярии, которым подчинялись приказчики и управители отдельных вотчин и сел. Несмотря на постоянную занятость государственными делами, Александр Данилович ежедневно проверял работу своей вотчинной администрации, о чем свидетельствуют его многочисленные пометы и резолюции на документах, приказы, инструкции, а также письма управляющим, чиновникам, торговым агентам, русским и иностранным купцам, банкирам. Во время военных походов и поездок по России и за границу Меншиков брал с собой специально подготовленных служителей, образовывавших его «походную домовых дел канцелярию», которая осуществляла оперативный надзор за управлением вотчинами. Для делопроизводства домовой канцелярии светлейшего князя было характерно ведение особенно подробного учета поступлений натурой и деньгами, а также расходования денежных средств и припасов. Подобная тщательность объяснялась тем, что Меншиков был до крайности скуп в мелочах: если он подавал нищему копейку или алтын, то это обязательно учитывалось в расходных книгах(181).

Позиция светлейшего князя в вопросах бережливости особенно четко выразилась в письме князю А. А. Черкасскому, женатому на его племяннице Наталье. Будучи азартным игроком, Черкасский вынужден был продать деревню жены, полученную им в качестве приданого. В письме от 29 июля 1720 года Александр Данилович принялся его поучать: «Ежели б вы жили так, как шляхтичу надлежит, — честно и постоянно, то б своего… было довольно. Старая есть пословица, что по одежке протягай и ножки, а не на постоянное житье и на карты или на кости никто денег не напасется… Впредь будете во всём от нас считаны, а не худо, чтоб у вас кушанье держали русские повара, ибо дед и отец ваш, как сами знаете, кухмистра-иноземца не держали, а жили честно и постоянно и со всяким довольством, а особливо что без долгу, а деревни, всегда покупая, прибавляли». Не удовлетворившись этим выговором, светлейший князь еще попросил Ф. М. Апраксина на словах пригрозить Черкасскому(182). Впрочем, подобные сентенции и мелочное скопидомство не мешали самому Меншикову устраивать пышные балы и дорогостоящие обеды, содержать роскошно убранные дворцы, поражавшие своим великолепием иностранных дипломатов. Меншиков был крупнейшим после царя землевладельцем России. В его собственности находилось свыше трех тысяч сел и деревень, ему принадлежало семь городов: Батурин, Копорье, Короп, Почеп, Раненбург, Ямбург и Ямполь. Его имения находились в Европейской России, Прибалтике, Белоруссии и на Украине. Кроме того, прусский король Фридрих Вильгельм I пожаловал ему местечко Амт в Бранденбурге(183).

Обширные владения Меншикова начали складываться в самом начале XVIII века и продолжали пополняться вплоть до опалы светлейшего князя в 1727 году. В основе богатства Александра Даниловича лежали царские пожалования, составившие около 70 процентов всех его вотчин. Свою первую вотчину — деревню Лукину в Московском уезде — он получил от Петра I в 1700 году. А в дальнейшем царские земельные пожалования другу и главному соратнику не прекращались до самой смерти государя-реформатора. Помимо этого, Меншиков активно покупал земли и крестьян, приобретая целые вотчины, отдельные села и деревни, пустоши, угодья, сенокосы(184).

Во владениях Александра Даниловича имелись разнообразные промышленные производства: кожевенное, салотопенное, винокуренное, парусное, кирпичное, стекольное и поташное, рыбные и солеваренные промыслы, железоделательные «рудни», лесопилки. Эти предприятия не только обслуживали потребности огромного княжеского двора, но и поставляли товары в казну и на рынок. Вскоре огромные поступления натуральной и промышленной продукции из владений Меншикова позволили ему активно участвовать во внешнеторговых операциях. Через архангельский порт он отпускал в Голландию, Германию и Англию зерно, пеньку, рыбу, доски, воск, сало и ворвань (тюлений жир), а взамен ввозил из-за границы ткани, посуду, вино, предметы роскоши(185).

Особое пристрастие светлейший князь питал к строительству. «Он вечно что-нибудь строит, — отмечал историк А. А. Голомбиевский, — то обстраивает усадьбы в своих многочисленных вотчинах, то строит церкви с башнями и курантами, то оранжереи, фабрики и заводы, то, наконец, какие-то особенные со стеклянными куполами бани, до которых был охотник, и всюду сам лично следит за рабочими, ночует на стройках»(186).

Меншиков также активно занимался коммерческими операциями в Москве. Первоначальную основу его московского хозяйства составили три двора, лавки, харчевни, мельницы и бани в Садовниках и за Сретенскими воротами, конфискованные царем у стрельцов после разгрома мятежа 1698 года и пожалованные Меншикову в 1700 и 1701 годах. Впоследствии удачливый фаворит постоянно расширял свои владения в Москве, методично скупая землю, дома и постоялые места. Покупку недвижимости он сопровождал раздачей денег в долг под залог на кабальных условиях, в результате чего к нему часто отходила собственность несостоятельных должников. Купленные в Москве лавки, бани, харчевни, мельницы и погреба Меншиков сдавал в аренду и ежегодно получал с арендаторов более тысячи рублей. А в Петербурге светлейший князь купил у генерал-майора Г. П. Чернышева большой дом на Адмиралтейской стороне и стал сдавать его помещения внаем(187).

Интересный пример превращения чиновника, сына посадского человека, в помещика являет собой кабинет-секретарь Петра I А. В. Макаров. По справедливому замечанию историка Н. И. Павленко, эта трансформация явилась плодом собственных усилий и предприимчивости Макарова: «В нем чиновник, знавший себе цену на бюрократическом поприще, бок о бок уживался с расчетливым дельцом, умевшим округлить свои богатства». Начав с нуля, к концу жизни он стал довольно крупным земельным собственником: за его сыном Петром Алексеевичем числились 1223 крепостные души мужского пола. Кроме того, часть своих деревень Алексей Васильевич отдал в качестве приданого за своими дочерьми Анной и Елизаветой.

Хозяйство Макарова было многоотраслевым и опиралось не только на традиционное земледелие, но и на ростовщичество, торговлю и промышленное предпринимательство.

Несмотря на близость к государю, кабинет-секретарь удостоился земельных пожалований лишь дважды, причем достаточно скромных размеров: в 1709 году он получил в Брянском уезде 17 дворов и 260 четвертей земли, а в 1723-м ему было пожаловано 110 дворов в Переславль-Залесском и Юрьевском уездах, что должно было составить около 440 крепостных душ мужского пола. Кроме того, сколько-то земли и крестьян Макаров наверняка получил в качестве приданого за своей второй женой, вдовой княгиней Анастасией Ивановной Одоевской.

Но главным источником формирования земельного богатства кабинет-секретаря была скупка крепостных и земли. Дважды он совершил довольно крупные сделки: в 1708 году купил за 1600 рублей у адмирала Ф. М. Апраксина село Богословское в Юрьевском уезде, где жили более ста душ мужского пола; а в 1717-м им было приобретено за три тысячи рублей у жены стольника П. М. Долгорукого село Петровское Переславль-Залесского уезда. Все прочие сделки на приобретение земель и крепостных были мелкими; можно сказать, что Алексей Васильевич собирал свое хозяйство буквально по крупицам.

Н. И. Павленко приводит любопытный факт: Макаров скупал беглых крестьян, извлекая из этой операции немалую выгоду. Дело в том, что законодательство предусматривало взыскание с помещика, приютившего беглого, так называемых пожилых денег в пользу законного владельца. Возвращать беглых на место и взыскивать компенсацию должна была местная администрация, но зачастую правды добиться было невозможно даже в том случае, если помещик точно знал, где скрывается его крепостной: новый хозяин мог оказаться влиятельным человеком, и местные власти не желали вступать с ним в конфликт. В такой ситуации помещику не оставалось ничего другого, как продать своего беглого вместе с правом взимания денежной компенсации за его незаконное держание. Этим и пользовался Макаров, приобретая беглых за бесценок: в одном случае за две семьи он уплатил всего 15 рублей. А отобрать крестьян у незаконного владельца и взыскать с него пожилые деньги Алексею Васильевичу, при его положении, труда не составляло(188).

Помещичьи хозяйства являлись основным источником доходов современников Петра I. Представление о типичной усадьбе начала XVIII века можно получить на примере села Ясенево Московского уезда, которое принадлежало семье Лопухиных, а затем было конфисковано после привлечения его владельцев к суду в связи с делом царевича Алексея. Сделанная в связи с конфискацией опись недвижимого имения содержит точные детали усадебного быта. Двухэтажный барский дом был построен из сосновых и еловых бревен и покрыт тесом на четыре ската. В нем, кроме сеней и чуланов, находилось семь комнат (светлиц), две из которых располагались на втором этаже. Стены в некоторых светлицах были обтянуты выбеленным полотном, окна — в основном стеклянные, но имелись и слюдяные. Меблировка состояла из обычных лавок по стенам, липовых и дубовых столов, шкафов, двенадцати простых стульев и шести витых, обитых кожей. По стенам висели иконы, однако было и более трех десятков итальянских гравюр («листы печатные фряжские»). При хоромах имелась мыльня.

Барский двор занимал пространство почти в десятину[47]. Он был огорожен забором с воротами, затейливо украшенными точеными балясинами. Помимо помещичьего дома, во дворе располагались особый господский флигель из двух светлиц, а также целый ряд хозяйственных построек: поварня с двумя вспомогательными помещениями («приспешными избами»), изба приказчика, пивоварня с соответствующей посудой и оборудованием, погреб и ледник с напогребицей, конюшня с девятью стойлами, изба конюха, две житницы. К главному двору примыкали два вспомогательных: скотный — с сараями, хлевами, птичниками и избами для скотников, а также «остоженный», то есть сенной — с двумя амбарами.

С двух сторон за забором усадьбы обширный фруктовый сад, занимавший три с половиной десятины. В нем росло свыше 1800 яблонь, много сотен слив и вишен, был разбит небольшой цветник, обсаженный с четырех сторон красной смородиной, имелись также пруды и деревянная шатровая беседка(189).

В царствование Петра I дворянские усадьбы подолгу не видели своих хозяев. Если в XVI — XVII веках дворяне проводили в своих имениях свободное время между военными походами, то при Петре поголовные роспуски, служилых людей прекратились, будучи заменены кратковременными отпусками конкретных лиц. Дворянину приходилось надолго расставаться с родными полями и рощами, среди которых прошло его детство и о которых к тому времени, когда он по старости получал отставку, он мог сохранить только смутные воспоминания. В 1727 году бригадир Гавриил Семенович Кропотов доносил Сенату, что в своем поместье он не был с 1700 года, то есть целых 27 лет(190).

Как отметил М. М. Богословский, в дворянских имениях существовал «очень дифференцированный социальный строй»: «В самом барском доме — многочисленный придворный штат прислуги; в отдельных дворах тут же на усадьбе помещаются деловые люди, заведующие отдельными статьями помещичьего хозяйства, а также всё более разветвляющийся класс специалистов-ремесленников, удовлетворяющих разные потребности барского домашнего обихода… наконец, село и раскиданные вокруг него деревни с крестьянским населением на оброке или на барщине. Всё это население управляется сложною администрацией, во главе которой стоит приказчик или главный приказчик с бурмистрами, старостами и "выборными"»(191). Введение в России подушной подати стерло границы между крепостными крестьянами и холопами, поскольку те и другие были одинаково обложены податью и оказались в одинаковой зависимости от хозяина. Возложив на него ответственность за исправные платежи подати, государство расширило его права над крепостными. Недаром законодательство Петра I именует их «подданными» помещика.

Развитие товарно-денежных отношений при Петре I в немалой степени способствовало повышению деловой активности соратников царя-реформатора. Способы приращения капитала были весьма разнообразными, но основным источником доходов оставались помещичьи хозяйства.

«Мы все воруем»

Петровское царствование заключает в себе весьма заметное противоречие: государь-реформатор вел подчеркнуто скромную жизнь и старался личным примером воспитывать подданных, но размах коррупции и воровства в высших эшелонах власти в первой четверти XVIII века достиг невиданных прежде масштабов. Современный исследователь Д. О. Серов посвятил данной проблеме специальную работу историко-правового направления. «Это было время, — отмечает он, — когда огромные российские капиталы оседали в лондонских и амстердамских банках (разумеется, на частных счетах. — В.Н.), а опасность быть захваченной бандитскими шайками угрожала городу Твери. Время, когда за торговлю русской одеждой ссылали на каторгу, а в центре Санкт-Петербурга раскачивалось на железных цепях тело казненного за лихоимство сибирского губернатора. Это было время благих намерений и их неожиданно печальных последствий»(192). Историк с профессиональной точностью обозначил проблему и привел массу конкретных примеров злоупотреблений соратников Петра Великого, а также рассмотрел способы борьбы царя-реформатора с этим безусловным злом.

Другая современная исследовательница, Л. Ф. Писарькова, рассуждая о причинах взяточничества, казнокрадства и прочих злоупотреблений сподвижников Петра I, приходит к морализаторскому выводу: «Видимо, здесь на первый план выходят такие отрицательные свойства природы человека, как жадность, честолюбие, отсутствие нравственных начал и чувства собственного достоинства. Именно такие люди, обладая при этом умом, практической хваткой, трудолюбием и способностью быстро приспосабливаться к любым условиям, оказываются востребованными и достигают невиданных высот в те периоды истории, когда резко меняется привычный уклад жизни государства и общества и зыбкой становится грань между добром и злом»(193).

Ах, как это напоминает современную российскую действительность — да только ровным счетом ничего не объясняет. Между тем причина размаха коррупции и воровства и в петровское царствование, и в нынешнее время с исторической точки зрения проста: в связи со сменой общественных условий идет ускоренный процесс первоначального накопления, а деньги из-за резкого развития товарно-денежных отношений стали единственным мерилом ценности. Каждый хотел жить не хуже других, причем по высоким западным стандартам, используя для этого все средства и прежде всего — власть, если был к ней допущен.

К взяточникам и лихоимцам Петр I был непримирим, обрушив на их головы целую серию указов, один суровее другого. Например, в апреле 1722 года появился законодательный акт, внушительно именовавшийся «О хранении прав гражданских». Его текст, наклеенный на особые поставцы-зерцала, в обязательном порядке должен был находиться на столах «пред очми» начальников всех государственных учреждений России. Чиновникам, кои «зело тщатся всякие мины чинить под фортецию правды», указ угрожал «смертию, без всякие пощады»(194).

Первым шагом Петра Великого на пути создания мощного контрольно-карательного аппарата явилось создание в 1711 году Приказа фискальских дел. В обязанности этого правительственного учреждения входило «тайно надсматривать» и сообщать в Сенат или непосредственно монарху о любых непорядках в государственной жизни. Центральное место среди функций фискалов занимала борьба с коррупцией и казнокрадством; в первую очередь они должны были «проведовать» «всякие взятки и кражу казны, и протчее, что ко вреду государственному интересу быть может»(195). Во главе нового учреждения был поставлен государственный фискал Никита Моисеевич Зотов — бывший учитель Петра I и его надежный соратник по Всешутейшему собору, безусловно преданный государю и делу преобразований. Он должен был следить, «чтобы никто от службы не ухоронился и прочего худа не чинил»(196).

Фискалы за короткий срок выявили множество случаев «повреждений государственного интереса» — от заключения подкупленными чиновниками заведомо невыгодных для казны контрактов до укрывательства ими дезертиров. Однако в условиях массового казнокрадства и коррупции в петровское время этих усилий оказалось явно недостаточно. Кроме того, сами фискалы не могли удержаться от соблазна погреть руки, благо должность открывала широкие возможности для взяток. Ярким примером тому является Алексей Яковлевич Нестеров, занявший в 1715 году должность обер-фискала. Будучи прежде человеком в высшей степени честным и неподкупным, он разоблачил большое количество казнокрадов. По свидетельству голштинского камер-юнкера Ф. В. Берхгольца, «он имел большое значение и был очень в милости у императора», который «отдал ему справедливость и отзывался о нем как об одном из лучших своих стариков — докладчиков и дельцов. Давая ему место обер-фискала, государь в то же время наградил его большим числом крестьян, чтоб он мог прилично жить и не имел надобности прибегать к воровству». Эта мера не помогла: Нестеров, наделенный большой властью, очень скоро вошел во вкус своего положения. По данным хорошо осведомленных голштинских наблюдателей, «он неимоверно обворовывал его величество и страшно обманывал подданных, так что сделал казне ущербу всего по крайней мере до 300 000 рублей»(197). В конце концов его махинации были разоблачены, он был арестован и после длительного следствия подвергнут в январе 1724 года ужасной казни: «его заживо колесовали и именно так, что сперва раздробили ему одну руку и одну ногу, а потом другую руку и другую ногу», оставив медленно умирать на высоко поднятом колесе. Любопытно, что даже накануне казни Нестеров не забывал о своих служебных обязанностях и горел желанием дальше раскрывать должностные преступления. Берхгольц сообщает: «…арестованный обер-фискал признался императору, что заслужил смертную казнь, но будто бы при этом просил, чтоб ему дали время для обнаружения других, еще больших обманщиков; говорят, он уже и приступил к тому, начав с Преображенского или собственного его величества Приказа, где многих обвинил»(198).

Ни фискалы, ни добровольные доносители не могли ничего поделать: казнокрадство нарастало как снежный ком. В феврале 1715 года неизвестный доброжелатель сообщил Петру I из Голландии: «Губернаторы радеют токмо о своих карманах: Киевская губерния истощена до конца, также Казанская; слышно, киевский губернатор (в то время эту должность исполнял Д. М. Голицын. — В.Н.) высылает в свой московский дом деньги не мешками, но уже возами… Иностранные купцы высылают серебро и золото из России, что запрещено в чужих землях. Вельможи кладут деньги в чужестранные банки…» Были названы даже конкретные фамилии этих вельмож, в числе которых фигурировали А. Д. Меншиков и российский посол в Англии и Голландии Б. И. Куракин(199).

Воровство, финансовые махинации и другие злоупотребления Александра Даниловича Меншикова приняли фантастические размеры. Сохранились счета, согласно которым с конца 1709-го по 1711 год он истратил лично на себя 45 тысяч рублей. Его состояние современники определяли в 150 тысяч рублей поземельного дохода, не считая драгоценных камней на полтора миллиона рублей и многомиллионных вкладов в заграничных банках(200). Впрочем, эти цифры, приведенные В. О. Ключевским, не вполне корректны в плане изучаемой проблемы: как отмечалось выше, значительную часть своего капитала Меншиков сколотил не за счет воровства и финансовых махинаций, а путем вполне легальной коммерческой деятельности. Для него, как и для нынешних олигархов, одно было неотделимо от другого.

Петр поначалу был снисходителен к своему любимцу. По поводу его мелких хищений в Польше государь писал ему: «Зело прошу, чтобы вы такими малыми прибытками не потеряли своей славы и кредита». Светлейший князь не внял высочайшему предупреждению, и через несколько лет следственная комиссия по делу о его злоупотреблениях сделала на него начет более чем в миллион рублей. Петр списал значительную часть этого начета. Пытаясь образумить своего неуемного друга, государь говорил ему: «Не забывай, кто ты был и из чего сделал я тебя тем, каков ты теперь». Однако Меншиков не унимался, порой доводя Петра до ярости и отчаяния. В последние годы жизни император в раздражении говорил своей супруге, всегдашней защитнице Александра Даниловича: «Меншиков в беззаконии зачат, во гре-сех родила его мать, и в плутовстве скончает живот свой; если не исправится, быть ему без головы»(201).

Андрей Андреевич Нартов, сын известного токарного мастера, денщика и личного друга Петра I Андрея Константиновича Нартова, передает рассказ своего отца о Меншикове, не называя того по фамилии: «Когда о преступлении одного любимца-вельможи представляемо было его величеству докладом, домогаясь всячески при таком удобном случае привесть его в совершенную немилость и в несчастие, то сказал государь: "Вина немалая, да заслуги его прежния велики". Правда, вина была уголовная, однако государь публично наказал его только взысканием денежным, а в токарной тайно при мне одном выколотил его дубиною»(202).

Разуверившись в действенности фискалитета, Петр в борьбе с должностными преступлениями сделал ставку на так называемые майорские розыскные канцелярии — оперативные судебно-следственные органы под руководством майоров гвардии, лично известных государю боевых офицеров, абсолютно независимых ни от местной, ни от центральной администрации. Первая такая канцелярия, возглавляемая князем М. И. Волконским, была создана в июле 1713 года. К исходу десятилетия их насчитывалось уже 13. Среди руководителей канцелярий оказались незаурядные по своим моральным и деловым качествам люди. Например, одну из них возглавлял капитан гвардии Герасим Иванович Кошелев, обладавший феноменальной честностью. Позже он был поставлен во главе Подрядной канцелярии, через которую проходили все заключаемые с казной контракты. Возможности получения взяток на такой работе были безграничны, но Кошелев ни разу не поступил против совести и государственных интересов. Так же он вел себя и на посту президента Камер-коллегии — важнейшего финансового ведомства России. Герасим Иванович скончался в августе 1722 года, оставив после себя два рубля семь алтын наличных денег при 864 рублях долга. Хоронить этого бессребреника пришлось на 100 рублей, пожертвованных генерал-прокурором П. И. Ягужинским(203).

Однако майорские канцелярии не сумели противостоять размаху коррупции. Это были временные учреждения во главе с офицерами, которых никто не освобождал от их прямых служебных обязанностей. Канцелярии работали нестабильно, с большими перебоями. Грозные майоры, капитаны и поручики, чередовавшие следственные действия с участием в войне против Швеции, оказались не в состоянии распутать многие хищения «губителей казенного интереса»(204).

В 1715 году Петр I учредил более весомую следственную комиссию под председательством генерала князя Василия Владимировича Долгорукого специально для расследования злоупотреблений русских вельмож. В числе главных обвиняемых находились князь А. Д. Меншиков, генерал-адмирал Ф. М. Апраксин, начальник Адмиралтейства А. В. Кикин, главный комиссар Адмиралтейства И. А. Синявин, начальник артиллерии Я. В. Брюс и сенатор князь Г. И. Волконский. Меншиков, Апраксин и Брюс отделались выплатой весьма крупных штрафов и были помилованы царем с учетом их больших государственных и военных заслуг; «прочие виновные подверглись строгим карам: их казнили огнем, железом или сослали». Французский дипломат Жак Кампредон отметил, что «благодаря этому злоупотребление и взяточничество хотя и не уничтожены совершенно, но по крайней мере значительно поуменьшились на время хоть вблизи Петербурга»(205).

Шестого февраля 1719 года перед отъездом на воды в Олонец Петр I произнес речь, обращенную к русскому дворянству. «Пора принять меры, — сказал он, — к прекращению дерзости тех, кто осмелились злоупотребить властию, данною мною им как моим наместникам, по управлению областями моей империи, из коих многие, нарушив свои клятвы, попирали ногами мой бедный народ и обогащались на счет его достояния и его крови. А так как несчастный народ этот и без того уже много страдает от того, что вынужден доставлять рекрут, лошадей, деньги и съестные припасы для поддержания моего праведного дела против врага, с которым я уже 18 лет веду войну, и для удовлетворения прочих настоятельных нужд моих, то я и не могу не поспешить к нему на помощь. Поэтому, — продолжал Петр, — я решился учредить суд, в коем мой генерал от инфантерии, Адам Адамович Вейде, который ни разу еще ни в чем не провинился передо мной, будет председателем, а членами — генерал-лейтенанты Бутурлин и Шлиппенбах, генерал-майоры Голицын и Ягужинский и бригадиры Волков и Ушаков. Этот суд произведет точное расследование поступков подозреваемых лиц, список коих я ему вручу, и произнесет приговор над теми, кои окажутся виновными. Я надеюсь, — сказал в заключение царь, — что учреждение этого судилища удержит на будущее время моих слуг в границах их долга и побудит их верно исполнять возложенные на них поручения»(206).

Тем не менее повсеместные служебные злоупотребления продолжались. Кампредон считал сущим бедствием для России мздоимство чиновников, ведающих взиманием казенных податей. «Это настоящие хищные птицы, — образно выразился дипломат, — они только о том и думают, как бы разорить подданных. И они так хорошо достигают этой цели, что какой-нибудь мелкий чиновник, получающий всего 12 р. жалованья и едва имевший носильное платье при поступлении на службу, в какие-нибудь четыре—пять лет успевает выстроить себе каменные палаты в Петербурге, тогда как разоренные его грабительством крестьяне вынуждены бывают покидать свои жилища. Мелкие чиновники находят при этом поддержку в людях с весом, которые делят с ними их беззаконные барыши».

«Могут, конечно, найти странным, — подчеркивал французский дипломат, — что царь, вообще такой заботливый и проницательный, не положит предела подобным злоупотреблениям; но это удивление пройдет, когда узнают, что источники злоупотреблений бесконечно разнообразны и глубину их так же трудно исследовать, как воды океана»(207).

В 1723 году тот же иностранный наблюдатель отмечал, что в Казанской губернии «совершается много мошенничеств, за которые, в 1717 году, бывший тогда казанским губернатором кн. Кольцов-Масальский поплатился головой, несмотря на протекцию участвовавшего в воровстве адмирала Апраксина». А бывший сибирский губернатор князь Матвей Гагарин, казненный в 1721 году, по сведениям Кампредона, «награбил такое огромное количество богатств, что с тех пор и поныне продают одни лишь <его> недвижимые имущества», а непроданных сибирских и китайских товаров остается еще столько, что «ими полны несколько домов. Драгоценных же камней, золота и серебра отобрано, говорят, более чем на три миллиона рублей»(208).

В середине января 1722 года Кампредон сообщил министру иностранных дел Франции Дюбуа: «Все ожидают какого-нибудь трагического события и многие поговаривают втихомолку о кн. Меншикове и гр. Апраксине, злоупотребления коих продолжаются, несмотря на полученные ими выговоры и на грозящую им опасность, по меньшей мере, конфискации их имущества». В конце месяца он писал, что вельможи «продолжают грабить везде, где только могут, несмотря на опасность, которой они подвергаются вследствие этого, ибо им достоверно известно, что государь знает все их проделки»(209).

Услышав в Сенате разбор дел о воровстве, Петр в гневе приказал генерал-прокурору П. И. Ягужинскому:

— Напиши указ, что всякий вор, который украдет на столько, чего веревка стоит, без замедления должен быть повешен!

Прямой и честный Ягужинский осмелился возразить царю:

— Разве ваше величество хотите царствовать один, без слуг и подданных? Мы все воруем, только один больше и приметнее другого(210).

Это подлинная эпитафия попыткам Петра Великого бороться со служебными злоупотреблениями своих приближенных.

Глава девятая

«Без чего жить неможно»

Пиршества и трапезы

Русские пиры начинались с того, что хозяева дома приветствовали прибывших «угощением в почесть», то есть лично подносили им выпивку. «Прежде чем сесть за стол, — отмечал брауншвейгский резидент X. Ф. Вебер, — сам хозяин или хозяйка, не исключая царя, царицы и всех вельмож, подают на подносе приглашенным чарку водки, а между короткими друзьями хозяйка дарит гостя и поцелуем»(211).

Обеды в доме Меншикова проходили в пышной обстановке, соответствующей характеру светлейшего князя, который, по всей видимости, стремился к психологической компенсации своего низкого происхождения. Предметы сервировки соответствовали требованиям лучших домов Европы. О страсти Александра Даниловича к дорогим сервизам уже говорилось. Помимо них на столах стояли серебряные шандалы на одну свечу, хрустальные и стеклянные кубки, рюмки, штофики, делфтские и китайские фарфоровые тарелки, сухарницы, бульонницы, соусники. Основная часть посуды была приобретена за границей, но некоторые из указанных предметов изготавливались на ямбургских стекольных заводах, принадлежавших самому Меншикову(212).

На обеды в доме князя иногда приглашались иностранные дипломаты. Датский посол Ю. Юль отметил: «Всё у него пышнее, чем у других сановников и бояр, а кушанье приготовлено лучше. Гости сидели за прекрасным серебряным столом. Тем не менее старинные русские обычаи прогладывали во многом». Голштинский камер-юнкер Ф. В. Берхгольц также утверждал, что «нигде в Петербурге так хорошо не обедают, как у князя»(213).

В отличие от своего «сердешного друга Алексашки», Петр I в быту не любил излишеств. Только в торжественных случаях на столе, покрытом камчатной[48] скатертью, появлялись серебряные блюда, вазы, ножи и вилки. В обычные дни за царским столом пользовались оловянной посудой. «Государь, — считал Петр, — должен отличаться от подданных не щегольством и пышностью, а менее еще роскошью; но неусыпным ношением на себе бремени государственного и попечением о их пользе и облегчении; к тому же таковые убранства только что вяжут меня и отнимают руки»(214). Умеренность Петра, возведенная в жизненный принцип, могла, как он полагал, оказывать моральное воздействие на окружающих: «Самый способнейший способ к уменьшению пороков есть уменьшение надобностей, то и должен я в том быть примером подданным своим»(215).

Государь не любил присутствия большого количества слуг; когда он обедал дома с Екатериной Алексеевной, ему обычно прислуживали только один из юных пажей и служанка. Если приглашались послы и генералы, подавали и убирали блюда личный повар царя, денщик и два пажа, которые отсылались из столовой, когда очередь доходила до вин и десерта. В беседе с прусским послом Густавом Мардефельдом Петр объяснил: «Наемники, лакеи, при столе смотрят только всякому в рот, подслушивают всё, что за столом говорится, понимают криво и после так же криво пересказывают»(216).

X. Ф. Вебер ярко описал свои посещения домов русской знати в Петербурге, во время которых он имел случай познакомиться с порядком русского угощения: «…прежде всего подают холодные кушанья: ветчину, колбасы, студень и всякого рода мяса, изготовленные с деревянным (прованским) маслом, луком и чесноком; все эти кушанья остаются на столе с час времени и долее, затем идут супы, жаркое и другие горячие блюда, а уже в третьих подают конфекты»(217).

Наглядное представление о застолье высокопоставленного чиновника дает описание обеда в доме нарвского коменданта К Н. Зотова — сына знаменитого «князя-папы». Побывавший у него в гостях Юст Юль сообщает в своих записках: «Обед проходил по русскому обычаю следующим образом. Прежде чем мы сели за стол, русские много раз перекрестились и поклонились на образа, висевшие на стене. Стол, накрытый человек на 12, был уставлен кругом блюдами; но блюда стояли возле самых тарелок, так что середина стола оставалась свободною; на этом свободном месте находились уксус, соль, перец и большой стакан с крепким пивом. На блюдах находились лишь холодные соленые яства: ветчина, копченые языки, солонина, селедка, соленья; всё это было очень солоно и сильно приправлено перцем и чесноком. За сею первою переменою последовала другая — из различных жарких. Третья перемена состояла исключительно из супов». Берхгольц также обратил внимание на то, что «холодные кушанья и жаркие по старому русскому обычаю подавались на стол прежде супов». Весьма любопытно описание десерта на обеде у Зотова, состоявшего «из фиников, имбирного варенья, каких-то персидских плодов, соленых огурцов, сырого зеленого гороха в стручках и сырой моркови»(218). Сладости, которыми лакомились гости у Меншикова, были несравненно более изысканными: «на сахаре тертые лимоны», «конфекты венециянския», мускатный сахар, «смоковицы», финики, изюм(219).

Обед в постные дни состоял главным образом из рыбных блюд. Побывавший в гостях у Ф. М. Апраксина датский посланник отметил: «…на столе ничего не было, кроме рыбы: осетрины, стерляди и других неизвестных в Дании пород, воняющих ворванью. Вдобавок все яства были присыпаны перцем и крошеным луком. В числе других кушаний был суп, сваренный из пива, уксуса, мелко накрошенного лука и перца» Несомненно, «суп» был не чем иным, как окрошкой, и конечно же не на пиве, в пост не употреблявшемся, а на квасе. Не привыкший к рыбным деликатесам датчанин обронил удивительное для современного читателя замечание: «Такого плохого обеда мне еще не доводилось есть». Но другие иностранцы оценивали рыбные блюда по достоинству: «…так как стерлядь, белуга и другая вкусная привозимая с Волги рыба очень ценна, то русские на своих пирах подают рыбу как роскошнейшее блюдо. Но всякую рыбу готовят они, во время постов, с ореховым маслом»(220).

В постные дни на стол подавались также пироги с горохом, кислая капуста, свекла с постным маслом, гречневая и овсяная каши, лапша из гороховой муки, оладьи, отварные и жареные грибы, хрен, редька, овсяный кисель, овощи. Петр I всем кашам предпочитал перловую, из крупных зерен ячменя, и стремился увеличить потребление перловой крупы среди жителей Петербурга; однако из-за высокой продажной цены она не пользовалась спросом(221).

Грибы как важная часть рациона столичных жителей привлекали особое внимание иностранных наблюдателей. Вебер отмечал: «…в Петербурге много видов различнейших грибов, и они, имеясь любого желаемого сорта, почитаются за изысканный деликатес. Их поедают многими тысячами… Это очень грубая и неудобоваримая еда, однако, поскольку строгие посты запрещают наиболее здоровую и приятную пищу, то русским приходится удовлетворяться такой, помогая пищеварению водкой в качестве обычной для них желудочной эссенции»(222).

Описание обеда в Адмиралтействе, где 14 июня 1720 года угощали членов польского посольства, дает представление о трапезах русских адмиралов и других командиров флота в служебное время. Анонимный автор из числа посольской свиты рассказывал, что «адмирал Апраксин… подчивал нас одними корабельными блюдами, т. е. копченой говядиной, сосисками, окороками, языками, морскими рыбами, а также маслом, сыром, селедками, вареньем, солеными устрицами, лимонами, сладкими апельсинами, осетрами; было несколько блюд раков, но мелкие. Давали пиво и полпиво холодное, так как здесь всюду много льда; на башне в это время играла музыка»(223).

Манеры приглашенных на званые обеды в дома вельмож долгое время поражали иностранцев. Датский дипломат отметил, что гости во дворце Меншикова «напились как свиньи» и, «предвидя это, князь, по весьма распространенному на русских пирах обычаю, велел устлать полы во всех горницах и залах толстым слоем сена, дабы по уходе пьяных гостей можно было с большим удобством убрать их нечистоты, блевотину и мочу»(224).

Петр I в сопровождении денщиков и слуг нередко посещал дома состоятельных петербуржцев без предупреждения, и на этот случай следовало всегда иметь в запасе немалое количество продовольствия и крепких напитков. Ю. Юль отмечал, что «будучи приглашен к кому-либо или приходя по собственному побуждению, царь обыкновенно сидит до позднего вечера». Расходы петербургских жителей в подобных случаях бывали порой весьма значительны: в апреле 1706 года П. П. Шафиров сообщал в письме Ф. А. Головину, что на два угощения государя и его свиты «изошло ведра четыре» рейнского вина, поскольку «весьма то угодно было». Петр мог явиться не только к ужину, но и к обеду; в таком случае после трапезы он на какое-то время ложился спать, как у себя дома. Например, в «Повседневных записках» Меншикова отмечено, что 5 января 1716 года «после кушанья его величество отчасти изволил покоитца у коменданта Чемесова»(225).

Местом обедов и ужинов царя и его окружения нередко служила гостиница «Австерия» («Остерия»)[49], получившая впоследствии название «Австерия четырех фрегатов». Она была построена летом 1703 года в самом центре города — на Троицкой площади у Петровского моста. Это первое в Петербурге предприятие общественного питания завел датчанин из Гамбурга Иоганн Фельтен, ставший вскоре царским кухмейстером. «Австерия» не предназначалась для обслуживания представителей низших сословий; солдаты, матросы, работные люди питались в харчевнях. А на огонек к Фельтену заглядывали чиновники, офицеры, корабельные и парусные мастера, купцы. Многочисленных посетителей привлекали приемлемые цены, широкий выбор приготавливаемых на заказ блюд, высокий уровень обслуживания(226). Здесь продавали вино, водку, пиво, мед, табак и карты. Царь и вельможи часто заходили сюда среди дня выпить рюмку водки и закусить, а по вечерам порой устраивались шумные застолья. Например, 5 ноября 1704 года после закладки Адмиралтейства Петр и его приближенные, как записано в «Походном журнале», «были в Овстерии и веселились»(227). После назначения Фельтена в конце 1704 года царским кухмейстером его заведение стало пользоваться еще большей популярностью. В нем «каждую пятницу при желании сходились знатнейшие господа и офицеры, русские и немцы». За угощение они платили Фельтену по дукату, и «порой в день набиралось 30, 40 и более дукатов»(228).

В этом заведении Петр I часто отмечал новогодние и другие праздники. Так, 2 января 1716 года государь и Меншиков в шесть часов пополудни «отъехали в австерию, где были господа генералы, сенаторы и министры и другие знатные особы и чюжестранных дворов резиденты и посланники. И отчасти веселясь, в 7-м часу зажгли феэрверк, на котором написано было "виктория", в середине ветвь и другие фигуры. По созжении оного пускали довольно ракет и бомб; по окончании оного, паки быв мало в австерии, разъехались по домам»(229). Еженедельные собрания в заведении Фельтена явились в какой-то мере предтечей знаменитых ассамблей, которые начали проводиться в Петербурге с 27 ноября 1718 года.

Испокон веков и до наших дней пиры на Руси не ограничивались простым употреблением пищи. Их важное значение в русской жизни отметил наблюдательный и практичный Юст Юль: «В России пиры и обеды — самые удобные случаи для улаживания дел: тут, за стаканом вина, обсуждаются и решаются все вопросы»(230).

Следует особо остановиться на окружении Петра I, присутствовавшем при его трапезах и пирах. И. Г. Корб уже в 1699 году отметил стремление молодого царя отказаться от старомосковских обычаев русских государей обедать в гордом одиночестве. «Прежние цари, — подчеркивает австрийский дипломат, — строже наблюдали дворские обычаи: они, никого не допуская к своему столу, одни обедали и только для изъявления особенной милости некоторым боярам обыкновенно посылали им некоторые кушанья со своего стола. Но нынешний царь считает немалой обидой для царей лишать их приятности общества с частными людьми. Он говорит: "С какой стати одних только царей подчинять варварскому, бесчеловечному закону: ни с кем не быть в сношениях!" Поэтому, часто отступая от правил гордости, царь обедает не один, но кушает и беседует со своими советниками, с немецкими офицерами, с купцами и даже с посланниками иностранных государей. Это весьма не нравится московитянам, но и они, хотя их лбы частенько-таки невольно морщатся, подражают царю и с умилением в лице беседуют со своими сотоварищами, так как они должны повиноваться царю»(231).

Дороги, экипажи, кони

Главными транспортными магистралями России в петровское время (как, впрочем, и раньше) являлись реки. Их общая протяженность составляла более ста тысяч верст, и почти треть из них были судоходными. При Петре I было начато строительство первых каналов в России, однако при жизни царя-реформатора удалось завершить лишь один его замысел — устройство Вышневолоцкого водного пути, связывавшего Балтийское побережье с бассейном Волги(232).

Петр I предпочитал, насколько возможно, передвигаться по воде. Из Петербурга он доплывал по Финскому заливу на яхтах или шнявах до Нарвы и Дерпта, из Дерпта по Чудскому озеру добирался до Олонецкой верфи. В июне 1705 года государь спустился по Западной Двине от Витебска до Полоцка, в мае 1706-го прошел по реке Великой «от Гдова до Пскова водяным путем на шхутах[50]», а затем проплыл вниз по Днепру от Смоленска до Орши. В конце того же месяца и в начале следующего он добрался по Десне от Чернигова до Киева(233). С 19 по 22 октября 1707 года Петр проделал путь от Великих Лук через Новгород до Старой Ладоги «рекою Ловотью (Ловатью. — В.Н.), водяным путем»(234). От Воронежа царь многократно совершал плавания до Азова. Перемещение по водным путям осуществлялось гораздо быстрее, чем посуху, по привычному российскому бездорожью. Кроме того, такие путешествия соответствовали пристрастию государя к воде.

Да и сухопутные дороги были связаны с водными путями. В зимнее время передвижение на санях зачастую осуществлялось по руслу замерзших рек.

Транспортным центром была Москва, из которой начиналось несколько больших трактов: на Ярославль, Вологду и Холмогоры к Архангельску (ее ответвление шло от Ярославля на восток через Соль Вычегодскую на Урал и в Сибирь); на Владимир и Нижний Новгород вдоль Волги к Астрахани; на Коломну к Рязани; на Серпухов, Тулу и Курск, далее на юг; на Калугу к Киеву; на Волоколамск и Ржев; на Можайск и Вязьму к Смоленску; на Тверь к Новгороду; на Дмитров и Кашин к Устюжне(235).

С первого десятилетия XVIII века особое значение приобрела дорога из Москвы через Тверь и Новгород в Петербург. В петровское царствование она интенсивно строилась и постоянно ремонтировалась. Прямого пути от Новгорода к Петербургу не было, поэтому в конце 1705 года Петр I направил для геодезических измерений и проектирования дороги преподавателей Навигацкой школы шотландских математиков А. Д. Фарварсона и С. Гвина. Через несколько лет они проложили на карте совершенно прямую трассу между старой и новой столицами. По замыслу Петра I Московско-Петербургская дорога должна была иметь твердое покрытие в виде сплошного бревенчатого настила, на который укладывалась глина. Однако от частых дождей дорожный грунт то и дело превращался в непролазную грязь(236).

На дальние расстояния обычно ездили на ямских лошадях. X. Ф. Вебер описал свои впечатления от ямщиков: «Возящие проезжих почтальоны или извозчики носят… крестьянскую одежду и вместо почтового рожка очень звонко свищут губами; этим же свистом подгоняют они лошадей и поворачивают с дороги встречных проезжих. Приезжая на следующую станцию, они поднимают громкий крик перед станционным домом и кричат: "давай!", т. е. давай лошадей, до тех пор, пока не запрягут новых лошадей и не поедут далее. Они гонят лошадей всегда в галоп, чуть только позволяет дорога, хотя седоки и не требуют этого»(237).

По данным Юста Юля, в конце 1709 года на дороге от Петербурга до Москвы при расстоянии в 742 версты было девять ямских станций. Наибольшее расстояние (170 верст) составлял путь от столицы до Новгорода, самым коротким (20 верст) был перегон от Новгорода до Бронницы(238). Шестью годами позже Вебер насчитал на этой дороге уже 24 почтовые станции на расстоянии четырех-пяти миль друг от друга (немецкая миля была равна семи верстам). Дипломат отметил: «…на каждой станции стоят 20 и более почтовых лошадей, содержимых особыми, приставленными для того крестьянами, кои, получая ничтожные почтовые деньги с проезжающих, освобождаются от всех других повинностей и служат только для провоза проезжающих. Такое удобство и дешевизна езды очень облегчают двор и купцов в их путешествиях между Петербургом, Москвою и Архангельском, которые иначе совершались бы с великими трудностями»(239).

В официальных документах петровского времени упоминаются ямские и почтовые лошади. Голштинский камер-юнкер Берхгольц поясняет разницу: «…с первыми нужно ехать три и четыре станции, тогда как последние меняются на каждой станции». Он же приводит расценки за услуги ямщиков: от Петербурга до Новгорода положено было платить «по полкопейки за каждую лошадь и каждую версту, от Новгорода же до Москвы только по три копейки за каждые 10 верст, следовательно почти вдвое менее». При переезде двора герцога Карла Фридриха из Петербурга в Москву расходы на прогоны составили 75 рублей. За день Берхгольц и его спутники, обремененные обозом, проезжали по 35 — 40 верст и потратили на дорогу 19 дней; в то же время герцог, ехавший налегке, добрался до Москвы за четыре дня(240).

Петр I передвигался с невероятной быстротой, зачастую продолжая путь ночью, поэтому мог добраться от Петербурга до Москвы за трое суток. Таким же образом он преодолевал и гораздо большие расстояния. В конце декабря 1705 года английский посланник Ч. Уитворт отметил, что Петр проделал путь от Гродно до Москвы за пять дней, проехав не менее 800 миль. Дипломат поясняет: «…он день и ночь ехал в санях, лежа (по здешнему обычаю), менял лошадей через каждые пять миль, без малейшей потери времени, и затем гнал от станции до станции с возможной скоростью»(241). Уитворт всё же несколько преувеличил скорость передвижения царя; согласно Походному журналу, тот ехал от Гродно до Москвы 12 дней(242).

Петр любил безостановочную езду, но в то же время имел все условия для отдыха в случае остановок. Юль отмечает, что «по всей России на ямах и между ямами, где по дальности расстояния приходится кормить лошадей, царь выстроил для себя особенные дома. В каждом он содержит дворецкого, обязанного смотреть за порядком в доме, а также иметь в погребе пиво и небольшое количество съестных припасов, чтобы царю во время быстрых переездов его по России, предпринимаемых для неожиданной ревизии губернаторов и комендантов, было что есть и что пить и где приютиться»(243).

Датский посланник обратил внимание на примечательный факт, касающийся передвижений Петра I по стране. «Любопытно, — пишет он, — что, путешествуя по России, царь ввиду малочисленности своей свиты ездит не в качестве царя, а в качестве генерал-лейтенанта и на этот конец берет у князя Меншикова особую подорожную. Так как по всей России приказания князя исполняются наравне с царскими, то с этою подорожной царь едет и день и ночь без малейшей задержки»(244).

Основными средствами передвижения в зимнее время являлись сани и возки. У выездных саней (пошевней[51]) полозья загибались спереди так, что представляли собой полукруг. Кузов имел высокие заднюю и переднюю части и пониженную среднюю, в нем устанавливались две скамейки — на одной размещались пассажиры, на другой — ездовой. Для дальних поездок использовались небольшие сани с полузакрытой задней частью кузова; пассажир в них лежал, прикрываясь сверху меховой или войлочной полостью(245). Голландский путешественник Корнелий де Бруин описывает русское средство передвижения: «Сани эти делаются так, что один человек может удобно улечься в них. Нужно иметь также свою постель, шубы и добрые одеяла, чтобы защититься от сильного холода. Задок саней покрывают рогожей, а всё остальное обивают сукном или кожею. Сверху сани покрываются мехом или кожей, подбитой сукном, или одной кожей для защиты себя от дождя и снега». Юст Юль на себе испытал комфорт этого транспортного средства: «…в санях, несмотря ни на какой холод и мороз, мне лежалось так хорошо и тепло, что когда по моему приказанию их закрывали со всех сторон, я скорее мог пожаловаться на жару, чем на холод. У каждого из моих людей были тоже свои отдельные сани, снабженные, как следует, покрывалами и полостями, так что нельзя было путешествовать удобнее»(246).

Датский дипломат приводит короткую зарисовку отбытия царя из Нарвы в Петербург 21 ноября (2 декабря) 1709 года: «В 10 часов вечера царь выехал из Нарвы при орудийном салюте с вала… Лица царской свиты, все пьяные, улеглись каждый в свои сани. За городом, при громе орудий, лошади их помчались по разным направлениям, одни туда, другие сюда»(247).

Для переездов на большие расстояния в зимнее время использовался возок, представлявший собой стоящую на полозьях «комнатку» с маленькими окошечками и широкими дверями, обогревавшуюся жаровнями. Внутри возков размещались стол и лавки(248). 8 декабря 1721 года императрица Екатерина Алексеевна подарила такой экипаж герцогу Карлу Фридриху. Берхгольц отмечает, что это были «большие двухместные, превосходно сделанные дорожные сани, очень удобные для путешествия и устроенные как карета (с окнами по обеим сторонам), так что могут вместить в себя и хороший запас съестного. Но здешних маленьких почтовых лошадей для них нужно не менее шести или восьми»(249).

Летом в России, как и на Западе, представители высшего сословия ездили в основном в каретах. Разновидностью этого типа экипажей являлись колымаги — большие двух- и четырехместные кареты с кузовом прямоугольной формы. У карет первой четверти XVIII века кузов обычно суживался книзу, передняя и задняя стенки были изогнуты в нижней части. В верхней части передней и боковых стенок и дверей были окна с зеркальными стеклами. Задние колеса были больше передних. Так выглядела, например, четырехместная карета, принадлежавшая герцогу Гольштейн-Готторпскому(250). В петровское время существовали также полукаретья — экипажи с раздвижным кузовом, что было удобно для путешествий в летнюю жару.

У Петра I имелась коляска облегченной конструкции с откидным верхом. Подвеска кузова в ней была осуществлена с помощью широких и толстых ремней, заменявших рессоры(251). В начале XVIII века коленчатые рессоры (пружины) появились в конструкции западноевропейских и отечественных карет, однако для такого легкого экипажа они не требовались. Но любимым средством передвижения Петра в летнее время являлся легкий двухколесный экипаж. Г. Ф. Бассевич отмечал, что царь обычно «ездил по городу в одноколке, имея одного денщика рядом с собою, другого следовавшего позади верхом»(252). Я. Я. Штелин также утверждал, что Петр «никогда не ездил в карете или в коляске, но всегда в одноколке, в которой по нужде могли сидеть двое. Во время его царствования находились в придворной конюшне только две четвероместные кареты для императрицы и императорской фамилии да еще у князя Меншикова две старинные парадные кареты»(253). Ф. В. Берхгольц писал: «…бедный император не имеет своего собственного цуга; он всегда ездит на плохой паре и в кабриолете под стать лошадям, в каком даже не всякий из здешних граждан решился бы ехать». Однако современная исследовательница О. Г. Агеева утверждает, что у Петра имелся собственный выезд, которым еще с 1б90-х годов ведал глава его конюшни С. Алабердеев(254).

Действительно, в источниках отмечено несколько торжественных случаев, когда государь выезжал в роскошных экипажах. Например, во время свадьбы Ивана Федоровича Головина и Анны Борисовны Шереметевой 16(28) декабря 1702 года Петр ехал «в отличной голландской карете, с шестернею лошадей, серых с яблоками»(255). Однако подобные эпизоды происходили крайне редко, обычно же царь предпочитал легкие и простые средства передвижения. Этим он отличался от своих соратников и других представителей знати, для которых великолепие выезда являлось вопросом престижа. Юль отмечал, что «в Москве люди, которым дозволяет состояние, всегда ездят шестериком: впереди едут верхом 4 — 6 человек прислуги». По его словам, то же происходило и в Петербурге: «всякий, кому позволяют средства, ездит здесь шестериком. Ездит так не только генерал-адмирал (Ф. М. Апраксин. — В.Н.), но и генерал-майор Брюс, и обер- и унтер-коменданты, притом по самому городу, когда иной раз им не приходится проехать и ста шагов»(256).

Барон Генрих фон Гюйссен составил описание торжественного въезда в Москву Б. П. Шереметева в ноябре 1708 года после взятия Яма и Копорья: «Вначале генерал-фельдмаршал Шереметев в санях пространных с дышлом о шти (шести. — В.Н.) возниках (то есть упряжных лошадях. — В.Н.) в бронях немецких, на которых шоры зело пребогатыя и изрядныя были. Перед ним ехали в убранстве французском дворовые его походные люди 30 человек и конюшей его верхами. И прежде тех дворовых людей ведены его ж, фельдмаршала, три лошади простыя (без всадников. — В.Н.) во всём конском немецком изрядном наряде, а за теми простыми лошадьми его ж, фельдмаршала, сани походныя везены шестернею»(257).

Каждый петровский вельможа имел несколько экипажей на все случаи жизни. Так, в 1718 году в «анбаре» адмиралтейского советника А. В. Кикина на Коростынском погосте Новгородского уезда стояли «каляска отметная на дрогах, обита кожею, с покрышкою, гвозди железные, а в ней подбито стамедом васильковым; другая каляска на дрогах отметная, крыта кожею, в ней подбито пестрою крашениною, бес калес, назади кожа прошибина; третья каляска на дрогах лубеная, верх холстиной черной, в ней подбито крашениною пестрою; четвертая каляска на дрогах лубеная, верх парусной черной, в ней подбито пестрою крашениною». На дворе барона П. П. Шафирова в Ломовской слободе Пензенского уезда в 1723 году имелись «4 коляски с крышками, кожи черные, волчки крыты кожами, что ездят зимою; однаколка, обита сукном на ремнях; 7 телег, ящиков с колесы»(258).

Разумеется, для выездов использовались самые красивые кони. Выше речь уже шла о том, как гордился своими чубарыми, чалыми и гнедыми фельдмаршал Б. П. Шереметев. Секретарь австрийского посольства И. Г. Корб отмечал: «…у московитян в цене лошади большие и видные. Они охотники до арабских и альтенбургских лошадей[52]; но и Московия производит лошадей особенно замечательных по их быстроте; лошадей этих называют бахматами[53]»(259).

Однако в то время даже знатным людям приходилось много ездить верхом, особенно на войне. По свидетельству Берхгольца, Петр I предпочитал ездить на маленьких верховых лошадях, на которых было удобнее садиться(260). Но любимая лошадь государя по кличке Лизетт[54] была персидской породы, высоко ценившейся в России. Петр увидел ее в военном лагере под Ригой в ноябре 1709 года и тут же приобрел, отдав за нее 100 голландских червонцев и свою прежнюю лошадь. С той поры он редко расставался с Лизетт, которая оказалась на редкость выносливой — могла пробежать в день до полутораста верст «без всякого при том себе вреда и надсады». Лошадь носила своего венценосного всадника во время Полтавской битвы (1709) и в Прутском походе (1711). Лизетт, преданно любившая его, иногда, соскучившись, убегала из стойла и сама разыскивала своего хозяина. Если же откладывалась намеченная поездка и лошадь, уже оседланную, уводили обратно в конюшню, она, «как бы будучи тем обижена, потупляла вниз голову и казалась печальною до такой степени, что слезы из глаз ея выкатывались».

Государь приказал поставить любимицу на пожизненное довольствие, а после ее смерти сделать из нее чучело, которое выставлялось в Кунсткамере в полном убранстве: под седлом и чепраком из темно-зеленого бархата с золотой вышивкой и бахромой, с низко висящими, приспособленными к росту венценосного всадника, стременами. Ныне чучело Лизетт находится в Санкт-Петербургском зоологическом музее Российской академии наук. (см.илл.)

Глава десятая

«Смехом искореняя пороки»

Юмор Петра I

Шутки царя, особенно в его молодом возрасте, отличались грубостью и содержали издевательства над достоинством близких ему людей. В октябре 1698 года на обеде в австрийском посольстве государь предпринял нападение на Федора Алексеевича Головина, который испытывал «врожденное отвращение к салату и уксусу». По свидетельству секретаря австрийского посольства И. Г. Корба, полковник Иван Чемберс «по царскому повелению схватил сего боярина и крепко держал, а царь наполнял в это время ноздри и рот Головина салатом и уксусом, пока тот не закашлялся так, что у него бросилась из носу кровь»(261).

Своеобразным проявлением юмора Петра I были так называемые потешные пожары. Обычно их устраивали по инициативе царя «веселия ради» в первый и последний дни апреля. 30 апреля 1718 года был организован «обманный пожар» на Конюшенном дворе(262). Ровно пятью годами позже свидетелем подобного развлечения стал голштинский камер-юнкер Ф. В. Берхгольц, отметивший в своем дневнике: «После полуночи мы увидели позади императорского сада большое пламя и в то же время услышали колокольный звон, бой барабанов и усердную трескотню, производимую на улицах трещотками ночных сторожей. Почти весь город пришел в движение, и вдруг оказалось, что огонь этот развели нарочно, чтоб подшутить над многими тысячами жителей по случаю последнего дня апреля. Когда они сбежались на мнимый пожар, вокруг огня уже расставлены были часовые, которым велено было говорить всем, что это последнее апреля. Но так как никто не хотел показать другим, что попался на удочку, то толпы спешили за толпами, желая взглянуть на опустошительное действие огня. Всё это немало потешало императора. Он, говорят, ежегодно об эту пору придумывает что-нибудь подобное»(263).

Забавы государя зачастую были сопряжены с риском для здоровья и жизни окружавших его лиц. Так, в январе 1710 года Петр устроил катания по Немецкой слободе, ярко описанные Юстом Юлем: «Он велел привязать друг к другу 50 с лишком не запряженных саней и лишь в передние, в которых сидел сам, приказал запрячь десять лошадей; в остальных санях разместились важнейшие русские сановники. Забавно было видеть, как, огибая угловые дома, сани раскатывались и то тот, то другой седок опрокидывался. Едва успеют подобрать упавших, как у следующего углового дома опять вывалятся человек десять, двенадцать, а то и больше»(264).

Царь веселился, наблюдая свары приближенных. 31 августа 1710 года во время большого обеда в доме князя Меншикова глава Всешутейшего собора Никита Моисеевич Зотов, сидевший на почетном месте, попросил Петра подарить ему в Ингерманландии маленькое поместье, на что тот изъявил согласие. Но Меншиков резко спросил у Зотова, как ему пришло в голову выпрашивать у государя поместье в герцогстве, принадлежащем ему, светлейшему князю. Свидетель происшествия Юст Юль рассказывает: «…в ответ на это патриарх, рассердившись, крупно выругал князя, сказав, что он обкрадывает своего господина, как вор, пользуется своею долею во всех его доходах и все же остается обманщиком; что он завидует лицам, которым царь оказывает какую-либо милость, хотя нередко лица эти являются более старыми и верными слугами царя, чем он сам». Разошедшийся старик начал приводить примеры двоедушия, мошенничества, высокомерия, алчности и других пороков светлейшего. Петр делал вид, что желает помирить ссорящихся и прекратить их перебранку, но в действительности ситуация явно забавляла его и доставляла удовольствие. На следующий день во время плавания по Неве из Шлиссельбурга в Петербург опомнившийся Зотов выразил царю свои опасения, как бы всесильный Меншиков не отомстил ему. Петр ответил: «Не бойся!»

Через несколько дней злопамятный Меншиков явился к царю и с плачем стал жаловаться на Зотова, который осрамил его в присутствии многих генералов и министров. Он настойчиво требовал удовлетворения. Петр отвечал, что не стоит обращать внимания на речи пьяного старика; однако светлейший князь не отставал. Тогда царь решил довести эту ситуацию до абсурда и отправился к Зотову, чтобы его напугать. «Ты нехорошо сделал, — сказал ему Петр, — что так выругал князя. Теперь князь просит над тобой суда и наказания и настаивает на том, чтобы тебя повесили». Старик оторопел. Тогда царь предложил свое посредничество между участниками ссоры и обещал примирить их на следующих условиях: Никита Моисеевич напишет Меншикову письмо, в котором попросит у него прощения и удостоверит, что князь — честный, верный и добрый слуга своему государю, а сам он, Зотов, — мошенник, вор и обманщик. Светлейший был удовлетворен, расцеловался со своим обидчиком, и они снова стали добрыми приятелями(265).

Петр I часто смешивал забавы и серьезные дела. Он сделал предметом насмешки даже самодержавную власть, назначив князя Федора Юрьевича Ромодановского князем-кесарем, то есть шутовским императором. При этом сам царь выказывал ему всяческое почтение и изображал перед ним верного подданного, целуя ему руки и оказывая другие знаки внимания. Порой трудно было понять, где кончаются шутки и начинаются государственные дела. Например, князь-кесарь производил Петра в военные и военно-морские чины за победы, одержанные над шведами, и в этом не было ничего смешного: царь демонстрировал своим подданным, что он служит отечеству точно так же, как они.

В то же время такое вполне серьезное мероприятие, как возвращение из-за границы великих послов, состоявшееся 19 октября 1698 года, было обставлено с большой долей юмора. Этот эпизод красочно описан в дневнике Корба: «Двое царских полномочных, генерал Лефорт и боярин Головин, ездившие в последнее время послами к императорскому двору, въехали сегодня в Москву с той же самой церемонией, с какой въезжали они в Вену. Собрано столько карет, запряженных шестериками, сколько можно было лишь найти, чтобы увеличить великолепие поезда. Сам царь не считал для себя унизительным присоединиться к сопровождавшим послов. Вся процессия направилась к городскому дворцу князя Федора Юрьевича Ромодановского, на время сей церемонии назначенного царским наместником. Младший Лефорт (Пьер, племянник Франца Лефорта, кавалер в составе Великого посольства. — В.Н.) в должности секретаря посольства нес какую-то верительную грамоту, которую и вручил князю Ромодановскому с насмешливой и мнимой важностью; та грамота, вероятно, была от короля Утопии, так как вся эта комедия заключилась насмешкой, когда вместо подарка поднесли князю обезьяну»(266).

Солдатский юмор Петра I с нередким обыгрыванием неприличных слов и выражений отчетливо выражен в его переписке. В качестве примера приведем письмо княгине Анастасии Петровне Голицыной, отправленное 9 апреля 1711 года с дороги во время Прутского похода: «Вселюбезнейшая моя дщерь княгиня светлейшая Настасья Петровна. Здравствуй на многая лета. А мы здесь здоровы. О здешних ведомостях объявляю, что турки конечно на войну идут и везирь знак свой именуемый туй а по русски х… выставил, что конечной походу их знак, чего для к осени и ты против оного х… с щитом своим готовься во сретение противным. Рiter»(267).

Надо заметить, что при всем том государю не был чужд и тонкий политический юмор. Например, французский консул Анри Лави сообщил 20 января 1719 года министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа: «Несколько времени тому назад царь пил за здоровье шведского короля. Один из его любимцев спросил его, зачем он пьет за здоровье своего врага, на что Его Величество ответил, что тут его собственный интерес, так как покуда король жив, он постоянно будет ссориться со всеми»(268).

Придворные шуты

Петр с детства привык к шутам и карликам, являвшимся неотъемлемой частью придворного быта. Шутами зачастую становились выходцы из верхушки русского общества. Разумеется, это были отнюдь не самые умные, даровитые и трудолюбивые представители боярства. В выборе шутовской должности ими руководило стремление получать жалованье за дурачества, обжорство, пьянство и другие приятные для многих людей занятия. А работы, по существу, никакой — только изобретай побольше глупостей и старайся выглядеть посмешнее. Но среди царских шутов были и люди умные, образованные, мало в чем уступающие известному персонажу романов Александра Дюма «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять» Шико — типичному порождению западноевропейского придворного быта. Такие шуты славились умением под видом скоморошества говорить монархам не всегда приятную правду. Вероятно, подобные «дураки» новой генерации впервые появились при русском дворе со времен царя Алексея Михайловича, не чуждого европейским веяниям. Такие шуты были и у Петра Великого.

Один из них — князь Юрий Федорович Шаховской. Он не был штатным шутом, занимал достаточно важные государственные посты. Будучи царским стольником, он исполнял поручения в сфере ведения Монастырского приказа под началом боярина И. А. Мусина-Пушкина. А в штате ингерманландского (с 1710 года — санкт-петербургского) губернатора А. Д. Меншикова он носил высокий титул ближнего боярина(269). Но на частых пирах, маскарадах и кутежах Петра он играл роль шута. По отзыву князя Б. И. Куракина, Шаховской «был ума немалого и читатель книг, токмо самый злой сосуд и пьяный, и всем злодейство делал с первого до последнего. И то делал, что проведовал за всеми министры их дел и потом за столом при Его Величестве явно из них каждого лаевал и попрекал всеми теми их делами, чрез который канал Его Величество всё ведал»(270).

Заметной фигурой в шутовском окружении Петра I являлся Вимени или, как его еще называли, Выменка. Настоящее имя этого выходца из Франции осталось неизвестным. Он был зачислен в придворный штат специально на должность шута и получил от государя шутовской титул «кардинала и принца де Вимене, короля Самоедского». Его прозвище возникло из выражения «вы меня» — любимого присловья потешного «принца», искаженного иностранным акцентом(271). Вимени происходил из знатного французского рода и за резкие суждения много лет провел в Бастилии, отчего на него временами находило помешательство. По словам иностранных послов, он много путешествовал, обладал обширнейшими познаниями и порой разговаривал так разумно, что его речь, демонстрировавшая тонкую наблюдательность, по занимательности не уступала беседе самого умного человека. Царю он нравился своими идеями, то сумасбродными, то благоразумными(272). Петр ценил его очень высоко, о чем свидетельствует одно происшествие. В 1709 году во время пребывания в Польше царь вызвал к себе Вимени, но шут куда-то пропал по дороге. Тогда Петр велел взять под караул бургомистров и иезуитов в том городе, где исчез его любимец, и пригрозил, что сожжет католический монастырь и дома бургомистров, если те не отдадут шута(273). К счастью для поляков, Вимени вскоре нашелся сам.

По сведениям брауншвейгского резидента X. Ф. Вебера, Вимени «ежемесячно получал по десяти рублей жалованья, вместе с готовым столом и напитками и жил постоянно в Петербурге, потому что он в то же время был устроителем разных увеселений». «Самоедский король» Вимени был коронован в Москве, и «ему присягали 24 самоеда, нарочно для того выписанные из их земли, вместе с таким же числом оленей»(274).

Вимени умер от перепоя во время святочного славления в январе 1710 года. Его похороны были великолепны и в то же время не лишены шутовского оттенка. Петр I, князь А. Д. Меншиков, генерал-адмирал Ф. М. Апраксин, его брат казанский генерал-губернатор П. М. Апраксин, канцлер граф Г. И. Головкин, вице-канцлер П. П. Шафиров и другие важные лица, одетые в черные плащи, провожали покойного, сидя на самоедских санях, запряженных северными оленями и с самоедами на запятках. Покойник был отвезен в католический храм в Немецкой слободе, где его отпевал иезуит. «Трудно описать, — отметил Юст Юль, — до чего смешон был этот похоронный поезд как на пути в церковь, так и по дороге обратно»(275).

К числу любимых шутов Петра I относился португалец Ян Д'Акоста, который в источниках чаще именуется Лакоста (см. портрет). По мнению большинства современников, он происходил из семьи португальских крещеных евреев. Французский консул Анри Лави пишет, что он «родился в Сале в Берберии от родителей-испанцев»(276). Сале, находящийся ныне на территории Марокко, в то время был большим западноафриканским портом. Неудивительно, что молодость Лакосты прошла на морском берегу. С морем связан один из анекдотов о жизни шута. Когда Лакоста отправлялся на судне в Россию, кто-то из провожающих спросил его:

— Как не боишься ты садиться на корабль, зная, что твой отец, дед и прадед погибли в море?

— А твои предки каким образом умерли? — задал встречный вопрос Лакоста.

— Преставились блаженною кончиною в постелях.

— Так как же ты, друг мой, не боишься еженощно ложиться в постель? — изобразил удивление Лакоста(277).

Лави сообщает, что Лакоста был привезен в Россию в 1717 году гамбургским резидентом Петра I. В ту пору будущему шуту было уже около пятидесяти лет. Французский консул отметил, что он «говорит на нескольких европейских языках», «пользуется большою милостию и сопровождает царя повсюду; он большой говорун и часто острит, чтобы позабавить царя»(278).

Петр I выделял Лакосту из свиты своих шутов и, как полагают исследователи, назначил его главным в ней. С ним царь мог даже вести юмористические дискуссии, в том числе на богословские темы. Один такой случай отражен в дневнике голштинского камер-юнкера Берхгольца: «Я услышал спор между монархом и его шутом Ла-Костой, который обыкновенно оживляет общество… Дело было вот в чем. Ла-Коста говорил, что в Св. Писании сказано, что "многие приидут от Востока и Запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом"; царь опровергал его и спрашивал, где это сказано. Тот отвечал: в Библии. Государь сам тотчас побежал за Библиею и вскоре возвратился с огромною книгою, которую приказал взять у духовных, требуя, чтобы Ла-Коста отыскал ему то место; шут отзывался, что не знает, где именно находятся эти слова, но что может уверить его величество, что они написаны в Библии. "Всё вздор, там нет этого", — отвечал Петр по-голландски». Продолжения дискуссии Берхгольц не слышал, поскольку отвлекся на проходивших мимо царицу и царевен. Но он все-таки поинтересовался этим вопросом у знатоков Священного Писания. «Меня уверяли, — писал камер-юнкер, — что Ла-Коста прав, что приведенные им слова действительно находятся в Библии, именно у Матфея, гл. 8, ст. 11 и 12»(279).

Народные предания превратили в любимого шута Петра Великого Ивана Алексеевича Балакирева (см. портрет), однако это не совсем соответствует истине. Официально шутом он стал намного позже, в царствование Анны Иоанновны. Иван Алексеевич принадлежал к костромской ветви старинного дворянского рода Балакиревых. В 1715 году, шестнадцати лет от роду, он был представлен в Петербурге Петру I, зачислившему его солдатом в Преображенский полк и велевшему начать обучение инженерному делу. Через четыре года Балакирев был взят во дворец для домашних «послуг» и служил при государыне Екатерине Алексеевне в числе «ездовых гренадеров», исполнявших роль царского эскорта(280). Этот придворный служитель отличался остроумием и веселым нравом, поэтому вполне мог время от времени забавлять Петра своими выходками, зная, что государь относится к подобным вещам с большим одобрением. Множество шуток Балакирева сохранилось в исторических преданиях. Разумеется, по большей части это анекдоты более позднего происхождения, но не исключено, что часть рассказов имеет под собой какую-то реальную основу. Некоторые его шутки были направлены даже на всесильного Меншикова.

Однажды Петр I по своему обыкновению «поучил» Александра Даниловича дубинкой. Вскоре в собрании при дворе Балакирев подошел к светлейшему князю с вопросом:

— Ты, Данилыч, да я, так много ли нас стало?

— Разумеется, дурак, двое.

— Ан вот и ошибся. Вспомни пословицу: за одного битого двух небитых дают. Тебя Алексеич поколотил — ан ты и стал за двоих, да я, дурак, третий!

Меншиков замахнулся и хотел ударить Балакирева, но тот успел убежать.

В другой раз Балакирев под видом шутки раскрыл Петру I какие-то злоупотребления светлейшего, в результате чего тому досталось. Он при встрече начал ругать острослова.

— Что ж ты, князь Данилыч, сердишься? — смело парировал Балакирев. — Ведь я сказал царю правду.

— Я отомщу тебе, негодный! — в ярости вскричал Меншиков. — Если бы ты даже умер, то костей твоих не оставлю в покое!

Балакирев немедля написал прошение царю, умоляя его подарить ему известную государеву дубинку, которая нередко прохаживалась по спине Александра Даниловича. Это прошение было подано в собрании множества вельмож, среди которых был и Меншиков.

— На что тебе моя палка? — спросил Петр.

— Велю, Алексеич, положить ее с собою в гроб.

— Для чего же это?

— А вот грозится Данилыч не оставить и костей моих в покое. Так авось тогда уймется!

Больше Меншиков не угрожал Балакиреву, опасаясь гнева государя(281).

Шаховской, Вимени, Лакоста и Балакирев являлись, судя по всему, исключениями в шутовском окружении Петра. Основная масса штатных «дураков», скорее всего, в самом деле не отличалась развитым интеллектом. Ю. Юль замечает: «Было при нем несколько бояр и князей, которых он держит в качестве шутов. Они орали, кричали, дудели, свистали, пели и курили в той самой комнате, где находился царь. Он оставлял без внимания их крики и шум, хотя нередко они обращались прямо к нему и кричали ему в уши»(282). Позже датский посланник записал в своем дневнике, что в окружении царя «попойка шла под оранье, крик, свист и пение шутов, которых называли на смех патриархами. В числе их были и два шута-заики, которых царь возил с собою для развлечения; они были весьма забавны, когда в разговоре друг с другом заикались, запинались и никак не могли высказать друг другу свои мысли»(283). Упоминание о «патриархах» свидетельствует о том, что речь шла о членах Всешутейшего и всепьянейшего собора — интереснейшей организации петровского царствования, достойной отдельного рассказа.

Во время неожиданных визитов Петра I в дома вельмож шуты неотступно его сопровождали. Юль свидетельствует: «…так называемые князья вели себя без стыда и совести: кричали, галдели, гоготали, блевали, плевали, бранились и даже осмеливались плевать в лицо порядочным людям»(284). Даже такое важное мероприятие, как поднятие форштевня на пятидесятипушечном военном корабле, не обошлось без пьяного разгула и шутовского куража. Датский дипломат приводит в своих записках зарисовку с натуры: «…бывшие на верфи офицеры и другие лица ежеминутно пили и кричали. В боярах, обращенных в шутов, недостатка не было, напротив, их собралось здесь большое множество»(285).

Пристрастие Петра I к шутовскому юмору сохранилось до последних лет его царствования. 26 ноября 1721 года голштинский камер-юнкер Ф. В. Берхгольц отметил: «…его величество всё еще охотно слушает шутов, чтобы рассеяться после серьезных занятий»(286).

Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор

Первое упоминание о Всепьянейшем соборе встречается в дневниковой записи Патрика Гордона, относящейся к осени 1691 года. Это было своеобразное питейное общество, пародировавшее церковные и государственные власти. Первым «патриархом» собора являлся боярин Матвей Филимонович Нарышкин, умерший на рубеже 1691 — 1692 годов. В январе 1692 года царь с товарищами избрали его преемником старого учителя Петра, думного дьяка Никиту Моисеевича Зотова, чей титул в конце концов преобразился в князь-папу. Членами Всепьянейшего собора стали Франц Лефорт, Тихон Стрешнев, князь Федор Ромодановский, Александр Меншиков, Федор Апраксин, Гавриил Головкин, Иван Мусин-Пушкин, князь Михаил Львов, Александр Протасьев и обрусевший голландец Андрей Виниус. В этом обществе царских любимцев аристократы были смешаны с выходцами из «никакой породы». К аристократии принадлежали Ромодановский, Стрешнев, Головкин, Апраксин и Львов. Мусин-Пушкин и Протасьев были новичками среди правящей элиты, первыми членами своих семейств, попавшими в Боярскую думу в чине окольничих. Еще ниже на социальной лестнице стояли Меншиков и Виниус(287). Вскоре состав собора значительно расширился: Петр включил в него всех своих придворных шутов, а также множество самых отъявленных пьяниц и обжор Москвы.

В январе 1699 года секретарь австрийского посольства И. Г. Корб отметил в своем дневнике, что «театральный патриарх» Зотов «в сопровождении мнимых своих митрополитов и прочих лиц, числом всего 200 человек, прокатился в восьмидесяти санях через весь город в Немецкую слободу, с посохом, в митре и с другими знаками присвоенного ему достоинства». Вся эта пьяная компания вламывалась в дома богатых москвичей и немецких офицеров, распевая рождественские псалмы(288).

В следующем месяце тот же дипломат описал очередное мероприятие Всешутейшего собора: «Особа, играющая роль патриарха, со всей труппой своего комического духовенства праздновала торжественное посвящение Вакху дворца, построенного царем и обыкновенно называемого дворцом Лефорта. Шествие, назначенное по случаю этого обряда, выступило из дома полковника Лимы. Патриарха весьма приличное облачение возводило в сан первосвященника: митра его была украшена Вакхом, возбуждавшим своей наготой страстные желания. Амур с Венерой украшали посох, чтобы показать, какой паствы был этот пастырь. За ним следовала толпа прочих лиц, отправлявших вакханалии: одни несли большие кружки, наполненные вином, другие — сосуды с медом, иные — фляги с пивом и водкой…» Вся эта толпа непрестанно курила. Князь-папа Зотов благословлял свою «паству» двумя сложенными крест-накрест чубуками длинных трубок(289).

Сохранились довольно остроумные письма Зотова Петру I, который именуется в них протодьяконом — титулом, присвоенным ему в иерархии Всешутейшего собора. 23 февраля 1697 года Никита Моисеевич писал: «Нашего смирения сослужителю геру протодиакону П. А. со всею компаниею о Господе здравствовати! Благодарствую вашей любви за возвещение путешествия вашего (за границей) при добром здравии (о чем уведомлен от азовского владыки), и впредь о сем нам ведомо чините. Зело удивляемся вашей дерзости, что изгнанную нашу рабыню, т. е. масляницу, за товарища приняли, не взяв у нас о том свободы; только ведайте: есть при ней иные товарищи Ивашка (т. е. пьянство) и Еремка (распутство), и вы от них опаситесь, чтоб они вас от дела не отволокли; а мы их дружбу знаем больше вашего. Сего числа поехали к вам иподиаконы Готовцев и Бехтеев, с которыми наказано от нас подати вам словесно мир и благословение; а масляницу и товарищев ея отлучати: понеже при трудех такие товарищи непотребны; а к сим посланным нашим иподиаконам будьте благоприятны. При сем мир Божий да будет с вами, а нашего смирения благословение с вами есть и будет. Smirenni Anikit власною рукою»(290). Официальный же титул Зотова звучал следующим образом: «Всешутейший и всесвятейший патриарх кир-ети Никита Прешбургский (по названию «потешной фортеции», построенной в 1686 году — В.Н.), Заяузский, от великих Мытищ и до мудищ».

Царь собственноручно писал инструкции и уставы для Всепьянейшего собора. По справедливому замечанию В. О. Ключевского, «Петр старался облечь свой разгул с сотрудниками в канцелярские формы, сделать его постоянным учреждением». В собор, или «коллегию пьянства», входил конклав из двенадцати «кардиналов», отъявленных пьяниц и обжор, с огромным штатом таких же «епископов», «архимандритов» и других «духовных чинов». Первейшей заповедью членов собора было ежедневно напиваться и не ложиться спать трезвыми. У собора, целью которого было «славить Бахуса питием непомерным», были свой порядок «пьянодействия», «служения Бахусу и честнаго обхождения с крепкими напитками», свои облачения, молитвы и песнопения. Трезвых «грешников» отлучали от всех кабаков в государстве(291).

Мнения историков о Всешутейшем соборе разнятся. В. О. Ключевский полагал, что «это была неприличнейшая пародия церковной иерархии и церковного богослужения, казавшаяся набожным людям пагубой души, как бы вероотступлением», но в то же время замечал, что Петр и его собутыльники «в пародии церковных обрядов глумились не над церковью, даже не над церковной иерархией как учреждением: просто срывали досаду на класс, среди которого видели много досадных людей»(292). Современная исследовательница Елена Уханова склонна считать собор аналогом европейского карнавала, «праздника глупцов» и «пасхального смеха», принесенным в Россию из Европы вместе с серьезными преобразованиями(293).

На Масленицу 1699 года после пышного придворного обеда Петр I устроил «служение Бахусу». Князь-папа Никита Зотов невероятно много пил и благословлял преклонявших перед ним колена гостей, осеняя их крестом из двух сложенных трубок. А потом «владыка» с посохом в руке пустился в пляс(294). На Святках веселая компания человек в двести в Москве или Петербурге на нескольких десятках саней на всю ночь до утра пускалась по городу «славить». Во главе процессии ехал шутовской патриарх в полном облачении, с жезлом и в жестяной митре; за ним мчались сани, битком набитые его сослуживцами; из каждых саней разносились пьяные песни и свист. Хозяева домов, которые были удостоены посещением таких гостей, обязаны были их поить, кормить да еще и платить за славление.

На первой неделе Великого поста «его всешутейшество» с соборянами иногда устраивали покаянную процессию. Ее участники надевали полушубки, вывернутые мехом наружу, ехали верхом на ослах и волах или же в санях, запряженных свиньями, медведями и козлами(295).

Члены собора с их безобразными выходками участвовали и в других праздниках. По свидетельству Юста Юля, в День святого Андрея 30 ноября 1709 года «многочисленные шуты, сидя рядом с царем, кричали, свистели, курили и пели. Патриарх Зотов так напился, что всюду спал за столом и в присутствии царя, державшего ему свечу, мочился… прямо под стол»(296).

После смерти Никиты Моисеевича Зотова необходимо было избрать нового князь-папу. Это мероприятие было обставлено Петром I чуть ли не как важнейшее государственное событие: он лично разработал два основополагающих документа — «чин избрания» и «чин поставления». Кандидаты на должность князь-папы должны были восседать «в особой каморе на прорезанных стульях». Архидьякон, ключарь и протодьякон Всешутейшего собора должны были «свидетельствовать их крепким осязанием», то есть, просунув руки в прорези на сиденьях стульев, ощупывать половые органы кандидатов, провозглашая: «Габет, габет!» или «Нон габет!»[55] (Эта процедура являлась пародией на обряд избрания римского папы, который аналогичным образом подвергался освидетельствованию на мраморном стуле с отверстием в сиденье. Обряд возник после известного казуса, когда в IX веке на папском престоле оказалась женщина, скрывшая свой пол. Она правила под именем папы Иоанна VIII больше года, пока не забеременела от одного кардинала и не умерла при родах(297).)

После такого освидетельствования кандидатов князь-игуменья Дарья Гавриловна Ржевская, разбитная веселая старуха, раздавала членам собора «балы», а они целовали ее «в перси». «Балами» являлись два яйца: «натуральное», то есть куриное, служило белым шаром при баллотировке, а деревянное, обшитое материей — черным. Члены собора должны были голосовать, опуская яйца в ящик; после окончания процедуры производился подсчет голосов.

Избранный таким тайным голосованием князь-папа обряжался «папиною мантиею». «Потом, — законотворчествовал Петр I, — целуют его все в руку, держащую орла (то есть знаменитый кубок Большого орла, вмещавший более литра спиртного. — В.Н.); и в ж…у, под лоном. И пиют из десницы в знак присяги верности закона… И тако сотворившуся, посаждают новоизбранного в ковш (громадных размеров). И провождают всем собором к дому его. И опускают в чан, как и прежде бывало, наполненный пивом и вином. И пив из онаго расходятся».

Для избрания нового князь-папы Петр I 15 декабря 1717 года выехал со свитой из Петербурга в Москву. На другой день вслед за ним отправилась царица Екатерина Алексеевна со своим двором. 23-го числа государь с супругой прибыл в старую столицу, а 28-го состоялись выборы князь-папы с точным выполнением всех разработанных царем предписаний. Им стал престарелый боярин Петр Иванович Бутурлин, «жаркий поклонник Бахуса», прежде занимавший во Всешутейшем соборе должность петербургского «митрополита».

Десятого января 1718 года в селе Преображенском был совершен обряд поставления нового главы собора. При этом опять же с точностью соблюдались все разработанные Петром I предписания. Старший архижрец собора благословил Бутурлина: «Пьянство Бахусово да будет с тобою, затмевающее, и дрожащее, и валяющее, и безумствующее тя во вся дни жизни твоея!»

Голову князь-папы помазали «крепким вином»; потом тем же «елеем» обвели ему круги «около очей» со словами:

— Тако да будет кружитися ум твой, и такие круги, разными виды, да предстанут очесам твоим во вся дни живота твоего!

Архижрец провозгласил:

— Рукополагаю аз старый пьяный сего нетрезвого! Прочие жрецы запели:

Во имя всех пьяниц,
Во имя всех скляниц,
Во имя всех зернщиков[56],
Во имя всех дураков,
Во имя всех шутов,
Во имя всех сумасбродов,
Во имя всех литров,
Во имя всех водок,
Во имя всех вин,
Во имя всех пив,
Во имя всех медов и т. д.(298)

Новый князь-папа произнес торжественный обет: — Обещаюсь вяще и вяще закон Бахусов не точию исполнять, но и врученное мне стадо денно и нощно тому поучать, еже да поможет мне честнейший отец наш Бахус!

Всешутейший собор участвовал во всех праздниках и маскарадах петровского времени. А в промежутках между этими торжественными мероприятиями его члены в полном составе посещали дома петербургских или московских вельмож, заблаговременно предупреждая хозяев о предстоящем набеге. Те, разумеется, старались приготовить для гостей лучшие блюда, ведь в составе пьяной компании ожидался «протодьякон» Петр Алексеевич. Однако порой верные служители Бахуса заранее напивались так, что не были в состоянии нанести запланированный визит. В связи с этим князь-папа Бутурлин под диктовку Петра I написал следующий указ: «Объявляет наша немерность, что мы иногда так утруждены бываем, что с места двинуться не можем; отчего случается, что не все домы посетить можем, которые того дня обещали; а хозяева оттого в убыток входят, ради другова приуготавливания. Того ради, сим объявляем и накрепко заповедуем, под наказанием великого орла: дабы ядей никаких никто не готовил; но точию следующее по сем…» Далее приводился список продуктов, которые необходимо было иметь под рукой каждому хозяину для угощения членов собора: «Хлеб, соль, калачи, икра, сельди, окорока, сухие куры и зайцы, ежели случится; сыр, масло, колбасы, языки, огурцы, капуста, яйцы и шабаш. Над всеми же сими превозлюбленные наши вины, пиво и меды, сего что вяще, то нам угоднейше будет, ибо в том живем, и не движемся, и есть ли или нет, не ведаем»(299).

Архиереи Всешутейшего собора носили забавные и не всегда приличные клички. У самого Петра I было нецензурное прозвище Пахом Пихайхуй[57]. К августу 1723 года насчитывалось восемь «митрополитов»: Ианикадр, Морай, Тарай, Ияков Прыткой, Гнил, Бибабр, Мудак, Феофан Краснойхуй, а также «архидьакон» Идинахуй.

Деятельность Всешутейшего собора являлась для Петра I и его соратников одним из способов расслабиться, отдохнуть и позабавиться после тяжелого напряженного труда. Излишне упрекать царя-реформатора за отразившуюся в приведенных выше документах грубость нравов: таков был стиль эпохи и таковы были отнюдь не безупречные вкусы государя.

Придворные великаны, карлики и арапы

У Петра I была удивительная страсть к людям необычной внешности, очень большого или очень маленького роста. По-видимому, в этом выражалось свойство его натуры, стремящейся ко всему выходящему за рамки обыденности. Впрочем, обычай держать среди челяди людей экзотической наружности бытовал тогда при всех европейских дворах. Петр отправил в подарок флорентийскому герцогу несколько самоедов (ненцев) «подурнее рожищем».

В петровское время мода на чернокожих слуг докатилась до России. Знаменитый «арап Петра Великого» Абрам Ганнибал был не единственным. Его вместе с еще двумя мальчиками привез из Стамбула Андрей Васильев, «челядник» российского торгового агента С. Рагузинского в ноябре 1704 года. В Посольском приказе он рассказал: «И из тех арапов два человека, один крещеной Аврам, а другой некрещеной Абдул, оба они братья родные, отосланы на двор к боярину Федору Алексеевичу (Головину. — В.Н.), а третий арап по письму посла Петра Толстого отдан в дом его посольский»(300). Сам Рагузинский писал Головину: «Я чаю, что они вам приятны будут, для того что они зело черны и хороши суть»(301). Возможно, Петр I увидел своего будущего крестника в мае 1705 года, когда из-за болезни три недели провел в загородном доме Головина. Вероятно, после смерти Федора Алексеевича в 1706 году государь решил взять чернокожих мальчиков к своему двору, где уже служили несколько арапов.

Астраханский губернатор Артемий Волынский получил заказ от царицы Екатерины Алексеевны на доставку в Петербург нескольких арапов. Поручение он выполнил; правда, с отправкой вышла заминка, последствия которой сказались несколько неожиданным образом. К одному из писем 1721 года, адресованных Екатерине, Артемий Петрович сделал постскриптум: «При сем верноподданнейше доношу: арапка вашего величества родила сына, от которого уж не отрекусь, что я ему отец, ибо восприемником ему был, и тако хотя он и мой сын, однако ж не в меня родился, в мать, таков бел, как сажею выпачкан, и зело смешон»(302).

В документах упоминается, что весной 1722 года Петр I «указал сделать: …арапу Петру Сундукову кафтан и камзол и штаны суконные красные с позументом — до 28 руб.». Составленная уже в правление его внука «Ведомость обретающимся при дворе его императорского величества служителям, которым надлежит выдаче быть на 728-й год годового жалования из Дворцовой канцелярии» содержит запись: «Арапы: Иозиф Мартынов, Аджи Семенов, Канбар Иванов, Абрам Петров, Петр Петров, каждому по 30 руб.»(303).

Карлики окружали государя постоянно, сопровождали его и в заграничных поездках, и в военных походах. А великаны всегда привлекали его внимание, где бы он их ни встречал. Выше уже рассказывалось о женщине исполинского роста, которая побывала в гостях у Петра во время его пребывания в Англии в 1697 году. Десятью годами позже, путешествуя по Франции, он встретил великана Николя Бурже (Буржуа), рост которого составлял два метра 27 сантиметров. Царь не мог упустить такое чудо природы и немедленно пригласил француза к себе на службу с довольно большим жалованьем, на что тот охотно согласился. О характере занятий Николя при дворе русского царя не сохранилось никаких достоверных сведений. Вероятно, он выполнял чисто декоративную роль, участвуя в праздничных шествиях в окружении придворных карликов или украшая своим присутствием царские апартаменты. Петр надеялся вывести новую породу огромных людей, женив французского великана на рослой девице финке Василисе. Однако из этой затеи ничего не получилось — детей они не родили. Когда Николя в 1724 году умер от какой-то скоротечной болезни, Петр поручил иноземному мастеру Еншау сделать из него чучело, которое должно было стать экспонатом Кунсткамеры(304), а также заспиртовать его сердце и огромный детородный орган. Не будем оценивать явную аморальность царской причуды. Во всяком случае, она свидетельствует о том, что Петру трудно было навсегда расстаться с любимым великаном.

Большим любимцем государя являлся придворный карлик Яким Волков, с которым он никогда не расставался на долгий срок. Тот даже был с Петром в сражении под Полтавой. Заметным событием в общественной жизни Петербурга стала свадьба этого царского фаворита, состоявшаяся 13 ноября 1710 года, вскоре после бракосочетания герцога Курляндского и царевны Анны Иоанновны. Многие были склонны видеть в этом издевательский намек на размер Курляндского государства.

Для участия в свадьбе Якима Волкова Петр приказал собрать карликов и карлиц по всей России. Они прибыли в столицу 19 ноября. По свидетельству Юста Юля, «их заперли, как скотов, в большую залу на кружале (так в то время называли кабаки и таким же образом в источниках нередко именовалась гостиница «Австерия» на Троицкой площади. — В.Н.); там они пробыли несколько дней, страдая от холода и голода, так как для них ничего не приготовили; питались они только подаянием, которое посылали им из жалости частные лица». Петр не был виноват в этом недосмотре, поскольку находился тогда в отсутствии. Вернувшись в Петербург, он немедленно осмотрел карликов и распределил их всех между А. Д. Меншиковым, Г. И. Головкиным, Ф. М. Апраксиным, П. П. Шафировым и другими вельможами; «лицам этим он приказал содержать карликов до дня свадьбы карлика и карлицы, которые служили при царском дворе… Царь приказал боярам роскошно нарядить доставшихся им карликов — бывших до того в лохмотьях и полуголыми — в галунные платья, золотые кафтаны и т. п.».

Датский дипломат со свойственной ему дотошностью произвел классификацию участников этого удивительного мероприятия, разделив их на три группы: «Одни напоминали двухлетних детей, были красивы и имели соразмерные члены; к их числу принадлежал жених. Других можно было сравнить с четырехлетними детьми. Если не принимать в расчет их голову, по большей части огромную и безобразную, то и они сложены хорошо; к числу их принадлежала невеста. Наконец, третьи похожи лицом на дряхлых стариков и старух, и если смотреть на одно их туловище от головы и примерно до пояса, то можно с первого взгляда принять их за обыкновенных стариков нормального роста; но когда взглянешь на их руки и ноги, то видишь, что они так коротки, кривы и косы, что иные карлики едва могут ходить»(305).

Другой свидетель этого события, брауншвейгский резидент X. Ф. Вебер, расширил портретные зарисовки маленьких гостей Якима Волкова: «Одни были с высокими горбами и маленькими ножками, другие с толстыми брюхами, третьи с искривленными ногами, как у барсучьих собак, иные с огромными широкими головами, криворотые и длинноухие, другие с маленькими глазками, раздутыми щеками и множество других уморительных образин»(306).

В день свадьбы гости собрались у царского дома рано утром. Князья и бояре разрядили подопечных карликов и привезли их с собой. На Неве было приготовлено множество малых и больших шлюпок, на которых всё общество переехало в крепость, где в соборе должно было произойти венчание. От пристани до церкви крохотный жених шел впереди свадебной процессии рука об руку с царем; за ними выступал карлик с маленьким маршальским жезлом в руке; далее следовали попарно восемь карликов-шаферов, потом шла невеста в сопровождении еще двух шаферов-малюток, а позади нее — семь пар карлиц «и, наконец, чета за четою, еще 35 карликов». Шествие замыкали самые старшие по возрасту, некрасивые и крупные карлики. Юль насчитал в общей сложности 62 маленьких гостя Якима Волкова, но, возможно, их было еще больше. По данным Вебера, в торжествах принимали участие 72 маленьких человека. Все лилипуты «были одеты в прекрасные платья французского покроя, но большая часть, преимущественно из крестьянского сословия и с мужицкими приемами, не умела себя вести, вследствие чего шествие это и казалось особенно смешным». Свадебная процессия вошла в Санкт-Петербургскую крепость, где ее встретил «поставленный в ружье полк с музыкою и распущенными знаменами».

В Петропавловском соборе состоялось венчание по православному обряду. Петр I держал венец над головой невесты. По словам Юля, во время этой церемонии «кругом слышался подавленный смех и хохот, вследствие чего таинство более напоминало балаганную комедию, чем венчание или вообще богослужение. Сам священник вследствие душившего его смеха насилу мог выговаривать слова во время службы». Когда он спросил Якима Волкова, «желает ли он иметь в браке за собой свою невесту», тот звонким голосом произнес:

— Хочу ее и никого другую.

Невеста на аналогичный вопрос ответила:

— Это хорошее дело, и я согласна.

Из собора карлики в том же порядке направились к лодкам и шлюпкам, и весь свадебный поезд поплыл к каменному дому А. Д. Меншикова, где состоялся пир. В большой зале было накрыто шесть маленьких овальных столов с миниатюрными тарелками, ложками, ножами и прочими столовыми принадлежностями. Однако все карлики не смогли тут разместиться, поэтому был накрыт еще один круглый стол, за который посадили самых старых и безобразных. Вдоль стен были поставлены четыре больших стола для остальных гостей. За первым из них поместились женщины, в том числе новоиспеченная курляндская герцогиня Анна Иоанновна и ее младшая сестра Прасковья; за тремя остальными сидели мужчины: Петр I, герцог Фридрих Вильгельм Курляндский, А. Д. Меншиков, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин и прочие вельможи.

После свадебного пира семь столов, за которыми обедали карлики, были вынесены, чтобы расчистить место для танцев. «Тут, собственно, и началась настоящая потеха, — рассказывает Юль, — карлики, даже те, которые не только не могли танцевать, но и едва могли ходить, всё же должны были танцевать во что бы то ни стало; они то и дело падали и так как по большей части были пьяны, то, упав, сами уже не могли встать и в напрасных усилиях подняться долго ползали по полу, пока, наконец, их не поднимали другие карлики. Так как часть карликов напилась, то происходило и много других смехотворных приключений: так, например, танцуя, они давали карлицам пощечины, если те танцевали не по их вкусу, хватали друг друга за волосы, бранились и ругались и т. п., так что трудно описать смех и шум, происходивший на этой свадьбе». Праздник был омрачен известием, что в тот же вечер от детской болезни скончался маленький сын А. Д Меншикова, Лука Петр. В связи с этим был отменен фейерверк, составленный самим женихом, который был обучен искусству пиротехники. Поздним вечером молодожены были отвезены в царский дворец, где для них была приготовлена постель в спальне государя. Прочие карлики вернулись в дома петербургских вельмож, где квартировали до свадьбы(307). Дальнейшая судьба их неизвестна, но можно с большой долей уверенности предположить, что многие соратники Петра в угоду государю оставили их у себя в качестве домашних шутов. Желание самих маленьких людей при этом вряд ли учитывалось.

Глава одиннадцатая

«Праздник есть дело заботное»

Новый год,Святки, Масленица

Год на Руси до 1700 года начинался с 1 сентября. Новогодние праздники, отмечавшиеся еще до смены календаря, в 1698 году, описаны в дневнике секретаря австрийского посольства Иоганна Георга Корба: «11, а по летосчислению старого календаря 1 сентября русские начинают новый год, так как они ведут свое счисление от сотворения мира. Этот день московитяне, по старинному обычаю, праздновали самым торжественным образом. Так, на самой большой Кремлевской площади устраивали два престола, весьма богато украшенных: один для царя, другой для патриарха, который являлся туда в епископском облачении, а государь в царском, для внушения большего уважения к верховному достоинству; народ смотрит на него, как на божество, редко показывавшееся ему. После торжественного патриаршего благословения сейчас же вельможи и прочие именитые лица спешили к царю с поздравлениями, и он наклонением головы и движением руки отвечал поздравляющим и желал им со своей стороны всякого благополучия. Эти обряды по причине отсутствия царя уже несколько лет не совершались…» Действительно, Петр в течение продолжительного времени во время новогодних праздников оказывался за пределами столицы: строил корабли в Переславле и Воронеже, руководил Азовскими походами, а потом совершал заграничную поездку в составе Великого посольства.

Корб справедливо предположил, что эти устаревшие обычаи уже отживают свой век: «..дух времени, стремящийся к преобразованиям, должен будет упростить древние обряды». «Впрочем, — пишет австрийский дипломат, — первый день нового года проведен был весело в пиршестве, устроенном с царской пышностью воеводой Шеиным, куда собралось невероятное почти множество бояр, гражданских и военных чиновников, а также явилось большое число матросов; к ним чаще всего подходил царь, оделял яблоками и, сверх того, каждого из них называл "братом". Каждый заздравный кубок сопровождался выстрелом из 25 орудий»(308).

Через три дня праздники продолжились. «Его царское величество, — рассказывает Корб, — велел пригласить всех представителей иноземных держав, а также бояр и разных лиц чиновных или пользующихся его расположением, на большой пир, устроенный на его счет генералом Лефортом». Во время этого обеда случился инцидент между датским и польским послами, затеявшими «несносный спор о преимуществах, и так как ни один из них не хотел уступить другому, то царь вышел из терпения и назвал обоих дураками,весьма употребительным у русских словом, означающим недостаток ума».

Когда гости сели за стол, Петр I отпустил шутку по поводу разоренной Речи Посполитой:

— В Вене я от хорошего корму потолстел было, но всё взяла назад бедная Польша.

— Дивлюсь этому, ваше царское величество, — возразил ему толстый польский посол, — я родился там, воспитался и приехал сюда, как видите, жиряком.

— Ты растолстел не там, но в Москве, — парировал Петр, намекая на большое содержание, отпускаемое из казны на нужды иностранных дипломатов(309).

Далее произошел неприятный эпизод, когда царь в приступе ярости едва не убил первого русского генералиссимуса Алексея Семеновича Шеина, о котором стало известно, что он за взятки производил своих подчиненных в полковники и другие высшие офицерские чины. Ближайшие соратники Петра сумели потушить его гнев и спасти Шеина от верной смерти. «За этой страшной грозой, — продолжает Корб, — наступила прекрасная погода: царь с веселым видом присутствовал при пляске». Петр при этом продемонстрировал свое расположение к австрийскому двору: «в доказательство особенной любезности приказал музыкантам играть те самые пьесы, под какие он плясал у своего, как он выразился, "любезнейшего господина брата"»; тем самым он дал понять, что помнит о бале, устроенном в его честь императором Леопольдом I.

Затем Корб отметил занятный эпизод: две горничные девушки пробрались было тихонько посмотреть на пляску царя и гостей, но Петр приказал солдатам их вывести. Пирушка продолжалась до половины шестого часа утра(310).

Одновременно с изменением летосчисления новогодние праздники сливаются с рождественскими. В начале января 1708 года английский посланник Уитворт сообщил Гарлею, что Петр I «занят обычными в России на святках развлечениями: пением рождественских молитв и празднествами то в одном доме, то в другом в сообществе с знатью и вообще с приближенными лицами. Он обошел все дома Москвы, которые обыкновенно удостаивает своим посещением, а в день Нового года сам угощал знатнейших особ, причем празднество закончилось блистательным фейерверком». 2 января царь обедал во дворце Меншикова в Немецкой слободе. В это время явился курьер с известием о начале наступления шведских войск. Его постарались сохранить в тайне, слух всё же распространился и заметно испортил настроение гостей. Однако царь «оставался на празднике до вечера, а затем посетил все дома, которые полагал посетить на святках, но с некоторою поспешностью, выиграв день или два, чтобы затем немедленно отправиться к армии».

Новогодние праздники 1710 года снова прошли в Москве. Уитворт сообщал статс-секретарю Бойлю 5 января: «1-го числа текущего месяца Его Величество угощал всех знатнейших особ и иностранных министров торжественным обедом. Вечером приготовлен был прекрасный фейерверк и сожжен с полным успехом. Тут было несколько изображений и надписей; особенно выдавались: Фаэтон, пораженный молнией, и намек на медаль, недавно выбитую в Швеции, на обратной стороне которой изображены две колонны; из них одна сломана у самого пьедестала, на другую кидается лев, готовясь опрокинуть ее. При фейерверке сначала засветились колонны, увенчанные императорскими коронами и украшенные множеством разнообразных огоньков, синих, зеленых палевых. Когда они погорели некоторое время, выдвинулся лев; при его приближении к первой колонне она вдруг сломалась у пьедестала, но когда лев подошел ко второй, — орел с распростертыми крыльями (изображавший царский герб) выпустил ракету, которая сорвала голову и шею льва; колонна же продолжала стоять непоколебимо. Его Величество пояснил мне эту часть потехи», Этого объяснения Уитворт не приводит, но можно понять, что первая колонна символизирует поражение русских войск под Нарвой в 1700 году, а лев с оторванной головой означает крушение шведской армии под Полтавой в 1709-м.

За обедом был провозглашен тост за здоровье всех монархов, состоящих в дружбе с русским царем. Петр при этом заявил Уитворту, что здравица относится преимущественно к английской королеве Анне, «так как он уверен, что может считать ее в ряду своих друзей»(311).

Во время утренней службы на новый, 1710 год «царь стоял посреди церкви вместе с прочею паствой… На царе был орден Св. Андрея, надеваемый им лишь в редких случаях. Он громко пел наизусть так же уверенно, как священники, монахи и псаломщики, имевшие перед собою книги; ибо все часы и обедню царь знает, как "Отче наш"»(312).

Вслед за церковной службой состоялись светские торжества. Юст Юль описывает их следующим образом: «Царь поехал со всем своим придворным штатом к тому месту, где вечером должен быть сожжен фейерверк. Там для него и для его двора была приготовлена большая зала, во всю длину которой по сторонам стояло два накрытых для пира стола. В зале возвышались также два больших поставца с серебряными позолоченными кубками и чашами; на каждом было по 26 серебряных позолоченных блюд, украшенных искусной резьбой на старинный лад; не говорю (уже) о серебре на столах и о больших серебряных подсвечниках выбивной работы». Петр I снял с себя орден Святого Андрея Первозванного и сел за стол. «Тотчас после него, — продолжает датский посланник, — сели прочие где попало, без чинов, в том числе и офицеры его гвардии до поручиков включительно. Как Преображенская гвардия, так и Семеновская стояли в ружье снаружи». В общей сложности за праздничным столом сидели 182 человека. Пир, начавшись в 10 утра, продолжался целый день и закончился через два часа после наступления темноты. Юль заметил, что за это время царь дважды вставал из-за стола и подолгу отсутствовал. При каждом тосте раздавался выстрел из поставленных перед домом орудий. Датчанин не преминул подчеркнуть экзотические черты этого празднования: «…забавно было видеть, как один русский толстяк ездил взад и вперед по зале на маленькой лошади и как раз возле царя стрелял из пистолета, чтобы при чашах подавать сигнал к пушечной пальбе. По зале лошадку толстяка водил под уздцы калмык. Пол залы на русский лад был устлан сеном по колено»(313).

Вечером 1 января был открыт сезон праздничной иллюминации, «…по всему городу, — свидетельствует датский посланник, — у домов знатных лиц были зажжены иллюминации, изображавшие разного рода аллегории. Потом они зажигались в течение всей зимы, пока вечера были долгие, и горели чуть не ночи напролет»(314).

В 1721 году французский консул Лави был свидетелем череды зимних торжеств. Он рассказывал своему начальнику Дюбуа: «Вот уже несколько недель, как их царские величества и весь двор предаются масляничным развлечениям: устраивают пиршества, катанье в санях и кавалькады самые смешные. Крещенье праздновалось по старинному обычаю, состоящему в том, что святят воду в реке, для чего во льду прорубается дыра, в которую несколько человек русских окунулись и потом выкатались в снегу»(315).

«Обыкновенно от Рождества и до Крещения, — пишет Юль, — царь со знатнейшими своими сановниками, офицерами, боярами, дьяками, шутами, конюхами и слугами разъезжает по Москве и славит у важнейших лиц, т. е. поет различные песни, сначала духовные, а потом шутовские и застольные. Огромным роем налетает компания из нескольких сот человек в дома купцов, князей и прочих важных лиц, где по-скотски обжирается и через меру пьет, причем многие допиваются до болезней и даже до смерти. В нынешнем (1710-м. — В.Н.) году царь и его свита "славили" между прочим и у князя Меншикова, где по всем помещениям расставлены были открытые бочки с пивом и водкою, так что всякий мог пить сколько ему угодно. Никто себя не заставил просить…»(316).

Эта традиция заинтересовала Юста Юля, который в своих записках уделил ей особое внимание: «В каждом доме, где собрание "славит", царь и важнейшие лица его свиты получают подарки. Во все время, пока длится "слава", в той части города, которая находится поблизости от домов, где предполагается "славить", для "славящих", как для целых рот пехоты, отводятся квартиры, дабы каждое утро все они находились под рукою для новых подвигов. Когда они "выславят" один край города, квартиры их переносятся в другой, в котором они намерены продолжать "славить"». Датскому посланнику рассказывали, что «слава» ведет свое начало от обычая православной церкви собираться вместе на Рождество и, отдаваясь веселью, петь «Слава в вышних Богу» в ознаменование того, как рождению Христа радовались пастухи. «Обычай этот, — пишет датчанин, — перешел в русскую и другие греческие церкви, но впоследствии выродился подобно большей части божественных обычаев и обрядов, в суетное и кощунственное пение вперемешку духовных и застольных песен, в кутеж, пьянство и всякие оргии». Это время, с точки зрения дипломата, было бесполезным для дел: «Пока продолжается "слава", сколько ни хлопочи, никак не добьешься свидания ни с царем, ни с кем-либо из его сановников. Они не любят, чтоб к ним в это время приходили иностранцы и были свидетелями подобного их времяпрепровождения»(317). В донесении английского резидента при российском дворе Джорджа Макензи статс-секретарю лорду Таунс-генду от 11 января 1715 года (31 декабря 1714-го по принятому в России юлианскому календарю) отмечено: «Царь в сопровождении самых приближенных особ своего двора ежедневно выезжает в санях, посещая сановников, бояр»(318).

Празднование Крещения с водосвятием в январе 1719 года описано в донесении английского посланника Джеймса Джеффриса лорду Стэнгопу: «Торжество это в известной степени рисует характер русского народа… На определенном месте реки прорубают лед; сюда приходит знатнейшее духовенство и благословляет воду. Как только благословение совершилось, — все желающие омыть грехи свои или желающие исцелиться от недуга подходят к освещенному месту. Знатные особы довольствуются тем, что омывают лицо, простолюдины же раздеваются и окунаются в прорубь с головой с таким убеждением в пользе, приносимой этим душе или телу их — смотря по потребности, — что мне оставалось только изумляться вере и здоровому телосложению принимавших участие в купании вопреки трескучему морозу. Благочестивые родители приносят сюда новорожденных детей для крещения. Уходя, богомольцы обязательно наполняют принесенные с собою сосуды святою водой и несут ее домой и хранят как ограждение от всяких бед в предстоящем году. Это один из древнейших русских обычаев, которому подчиняется и Его Царское Величество, дабы показать, что в делах веры он неразлучен с последним из своих подданных»(319).

Масленица — последняя неделя перед Великим постом — в ярких красках описывалась иностранными современниками. Они отмечали, что тогда можно употреблять в пищу молоко, масло, сыр, рыбу, но есть мясо уже запрещено. «Я бы скорее назвал это время вакханалиями, — писал в феврале 1699 года И. Г. Корб, — потому что русские в эти дни заняты только гульбой и в ней проводят всё время. Нет никакого стыда, никакого уважения к высшим, везде самое вредное самовольство, как будто бы ни один судья и никакой справедливый закон не вправе взыскивать за преступления, в это время совершаемые… Правда, что в некоторых местах стоят часовые для предупреждения этих бесчинств, но от них мало пользы, так как и они постоянно пьяны и запятнаны общими пороками, потому никто их и не опасается, а смотреть за ними некому». Десятью годами позже Ю. Юль нарисовал похожую картину: «Всю масленицу русские пьют, катаются и разъезжают человек по десяти, по двенадцати в одних санях, мужчины и женщины вперемежку, гонят лошадей, гикают, кричат, орут, шумят, поют песни, и всё это среди улицы, так что ввиду разбойников и пьяных опасно выйти за ворота. На масленицу русские ездят также к своим друзьям и знакомым и грустно прощаются с ними, словно перед смертью». Датчанин считал, что эта печаль происходит «ввиду прекращения на всё время поста всяких удовольствий и сношений, что представляет немалое огорчение для людей, столь преданных пьянству, как русские»(320).

Викториальные торжества

Новым явлением в общественной жизни России со времени царствования Петра Великого стали праздники по случаю побед русской армии над шведами. Впервые эта разновидность празднеств появилась в 1709 — 1710 годах после побед у деревни Лесной и под Полтавой, а к 1720-м годам в Петербурге и других городах России отмечалось семь «дней воспоминаний викторий», которые были посвящены основным событиям Северной войны: взятию Шлиссельбурга и Нарвы, Калишской битве, сражениям у Лесной и под Полтавой, морским победам при Гангуте и Гренгаме. В 1721 году было введено ежегодное «воспоминание» Ништадтского мира.

Дни памяти Полтавы и Ништадтского мира отмечались церковью по всей стране, другие — в зависимости от местонахождения Петра I и царского двора: в различных городах страны от Риги до Астрахани, а также за границей. В источниках зафиксировано празднование викториальных дней царем и его соратниками в Польше, Германии, Франции, Дании. Но основным центром новых торжеств являлся Петербург(321).

Празднование первой годовщины полтавской победы подробно описано датским посланником Юстом Юлем. Петр I вышел к Преображенскому полку, построившемуся за Санкт-Петербургской крепостью, и сделал различные распоряжения относительно расположения гвардейских полков на площади. Затем он пошел в собор, встал по обыкновению среди певчих и звучно и отчетливо пел в церковном хоре. После этого царь с Библией в руках громким голосом прочел перед всей паствой главу из послания апостола Павла к римлянам, а потом снова присоединился к певчим. По окончании обедни государь со своей свитой вышел на площадь к гвардейским полкам, которые стояли кольцом. Архимандрит Феофилакт Лопатинский под открытым небом произнес проповедь, которая закончилась молебном. Затем раздался пушечный выстрел, послуживший сигналом к началу пальбы с крепостного вала, Адмиралтейской верфи и четырех фрегатов, которые накануне праздника были специально расставлены на Неве. По знаку царя солдаты Преображенского полка завершили салют залпом из мушкетов. Петр потребовал чару водки и выпил ее за здоровье воинства. С площади государь и сопровождавшие его лица отправились в кружало, где начался пир с основательной попойкой под пушечные выстрелы. После праздничного обеда царь катался по Неве на своем кипарисовом буере. За ним следовали царевны-племянницы на английской шлюпке; дюжина ее гребцов была одеты в кафтаны, капюшоны и штаны из алого бархата, а на груди у каждого висела серебряная бляха размером с тарелку, с выпуклым изображением русского герба. Русские вельможи и иностранные дипломаты также сопровождали царя на шлюпках.

Затем Петр со всей компанией вернулся в кружало, где все оставались до двух часов утра; расставленные по всем углам караулы не позволяли гостям выйти за дверь. В этот день государь надел старую шляпу-треуголку, пробитую пулей в Полтавском бою(322).

Свидетельство о праздновании двенадцатой годовщины великого сражения оставил голштинский камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц. Торжественная литургия совершалась на большой площади, перед церковью Святой Троицы, где «стояла обширная палатка с алтарем внутри, перед которым собралось все знатнейшее духовенство». Петр I находился шагах в пятидесяти от алтаря, «в том самом одеянии, которое было на нем в день Полтавского сражения, то есть в зеленом кафтане с небольшими красными отворотами, поверх которых была надета простая черная кожаная портупея. На ногах у него были зеленые чулки и старые изношенные башмаки. В правой руке он держал пику, как полковник гвардии, а левою придерживал под мышкой старую, очень простую шляпу. Позади его стояли подполковники гвардии: по правую сторону князь Меншиков, по левую — генерал Бутурлин, а за ними, в три или четыре ряда, большое число обер-офицеров, все с пиками в руках и шляпами под мышкой». Поодаль стояли в строю полки гвардии в полном сборе. Царица Екатерина Алексеевна, вдовствующая царица Прасковья Федоровна и придворные дамы наблюдали за богослужением с небольшого балкона, устроенного перед входом в церковь.

После молебственного пения «один из духовных начал читать из книги в золотом переплете, которую другой держал перед ним на бархатной подушке. В продолжение этого чтения царь и все присутствовавшие (исключая иностранцев) стояли на коленях, и когда была пущена ракета, с крепости последовало три залпа изо всех пушек, которым отвечали орудия, стоявшие за палаткою, и вся гвардия — троекратным беглым огнем из ружей, исполненным со всевозможною точностью; наконец, стреляли также с галер, расположенных у берега».

По окончании литургии духовенство вернулось в церковь, а гвардия под предводительством своего полковника-царя направилась к Неве; там были причалены галеры, перевезшие солдат и офицеров на другой берег, где полки стояли лагерем. Берхгольц отметил также, что «на реке, перед царским садом, стоял красиво вызолоченный фрегат, украшенный сотнею или более флагов и вымпелов, с которого палили из пушек во весь этот день».

После обеда состоялось гулянье в Летнем саду, в котором принимали участие Петр I, Екатерина Алексеевна, царевны Анна и Елизавета, маленький великий князь Петр Алексеевич и его старшая сестра Наталья, вдовствующая царица Прасковья Федоровна с младшей дочерью Прасковьей, а также «все здешние знатные дамы и множество кавалеров». Берхгольц отметил: «Все были в самых парадных костюмах, делавших собрание особенно блестящим, и я никогда не видал вдруг столько драгоценных камней…» Прогулки по аллеям завершились небольшим застольем царя с избранными лицами, в числе которых был герцог Карл Фридрих Голынтейн-Готторпский, его будущий зять. Вопреки обыкновению, Петр на этот раз не принуждал гостей к чрезмерной выпивке: «его величество провозгласил тост, который его высочество должен был принять, но затем получил свободу пить столько вина или воды, сколько ему было угодно».

Около девяти часов вечера из галереи вынесли уставленные сластями столы. Начался бал, который был открыт немецким танцем: Петр I танцевал с Екатериной Алексеевной, герцог Карл Фридрих — с Анной Петровной, Меншиков — с Елизаветой Петровной. Потом герцог танцевал с Анной менуэт[58], а после этого царевны попеременно находились в парах с ним и генералом Павлом Ягужинским, считавшимся одним из лучших танцоров в Петербурге. Танцы продолжались до двенадцатого часа ночи.

В полночь на нескольких стоявших на Неве больших барках был зажжен фейерверк. «Между прочим, — отметил Берхгольц, — горело изображение человека с бороною на голове для защиты от дождя и с русскою надписью наверху: Дурное прикрытие. Некоторые думали, что это намек на английскую эскадру, высланную для прикрытия Швеции. Покамест горел этот девиз, было пущено множество ракет, водяных шаров и маленьких бомб… Царица с дамами оставалась в саду до конца фейерверка, но принцесс, по причине вечерней прохлады, давно уже не было. Так кончилось празднование Полтавского сражения, и мы разошлись по домам»(323).

Торжества по случаю полтавской победы в 1723 году описаны тем же автором. Петр I перед обедом снова обрядился в старый мундир, который был на нем в памятные часы великой битвы. Меншиков также носил весь день кафтан и шпагу, «служившие ему в том же сражении». Гулянье в Летнем саду долго не начиналось из-за отсутствия Петра I, который лег отдыхать. Наконец пушечный выстрел возвестил, что государь проснулся. К моменту прихода в сад герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского в сопровождении камер-юнкера Берхгольца и прочей свиты там уже были императрица Екатерина Алексеевна, герцогиня Мекленбургская Екатерина Иоанновна, восьмилетний великий князь Петр Алексеевич[59] со своей старшей сестрой, девятилетней Натальей, и множество знатных дам. Вскоре явились цесаревны, пятнадцатилетняя Анна и тринадцатилетняя Елизавета, которые вели за руки свою пятилетнюю сестру Наталью. Младшую дочь Петра I посадили вместе с великой княжной Натальей Алексеевной на небольшую тележку, «в которую была запряжена хорошенькая лошадка», и они долго катались по саду. Императорская семья в полном составе некоторое время постояла у фонтана, в бассейне которого лежал живой тюлень. Затем начались праздничные гулянья, гостям подносили вино. В десять часов вечера начались танцы, но закончились еще до полуночи(324).

В царствование Петра I ежегодно праздновалась годовщина победы русских войск над шведами под Лесной. В октябре 1719 года Лави известил Дюбуа о некоторых деталях этого мероприятия. Царь, сообщал консул, уселся за маленький столик с английскими судостроителями, «имеющими честь состоять у него в большой милости», и завел с ними разговор «по обыкновению о разных разностях».

«Я не беспокоюсь, — заявил царь англичанам, — о союзах, которые заключают или могут заключить против меня; они существуют, лишь покуда интересы всех сторон сходятся. Император, — добавил он, — старается овладеть Сицилией и достиг там успеха благодаря помощи английских кораблей, но, не имея флота, не может сохранить ее за собой без поддержки Англии или какого иного монарха».

Мораль этой сентенции ясна: Петр I давал понять, что Россия как морская держава неуязвима и не может потерять свои завоевания в Прибалтике. Свои рассуждения царь завершил решительным утверждением: «Мы здесь в безопасности и нам нечего бояться, разве только нас выгонят отсюда голодом»(325), — намекая, таким образом, что опасается только морской блокады со стороны английского флота.

Четвертая годовщина победы русско-саксонских войск над шведами под Калишем 15(26) октября 1706 года отмечалась 17(28) октября 1710-го. А. Д. Меншиков задал пир, поскольку празднование совпало с днем рождения его сына. При каждом заздравном тосте производилось по 11 залпов из больших орудий. «Пьянство… тут шло чудовищное», — записал Юст Юль(326).

Особое значение в числе викториальных праздников приобрел день победы русских галер над шведскими кораблями у мыса Гангут (полуостров Ханко в современной Финляндии). Сразу же после «сей преславной виктории», 27 июля 1714 года, Петр поручил Меншикову установить на Троицкой площади «хотя малые какие триумфальные ворота из дерев и протчаго». Губернатор развернул бурную деятельность. 24 августа он распорядился, чтобы все петербургские обыватели «перед своим двором по силе своей, как кто возможет, триумфальные ворота из дерев и протчего и иные подобные знаки поставили». В день вступления в город царя все обязаны были к ночи зажечь перед воротами огни и устроить в окнах «обыкновенные иллюминации». Пять дней спустя Меншиков приказал адмиралтейскому советнику А. В. Кикину объявить всем жителям Адмиралтейской стороны, чтобы «к пришествию его царского величества все улицы были вычищены и, кто какие имеет картины или шпалеры, выставливали б на улицу перед своими домами и прочие всякие пристойные украшенья чинили».

На Троицкой площади по проекту зодчего Доменико Трезини поспешно воздвигались трехпролетные триумфальные ворота с богатым скульптурным убранством. Другую арку для встречи победителей, именовавшуюся морскими триумфальными воротами, Меншиков возвел прямо перед своим дворцом на самом берегу Невы.

Тем временем Петр I с русскими галерами и пленными шведскими кораблями уже подошел по Финскому заливу к Петербургу и в течение 7 и 8 сентября стоял в устье Большой Невы на взморье у Екатерингофского дворца, ожидая окончания приготовлений к торжествам. Когда утром 9-го числа задул благоприятный северо-западный ветер, выделенные для триумфального вступления в город суда двинулись вверх по Неве. Вначале следовали три российские скампавеи[60], за ними трофейные шхерботы[61], потом шесть шведских галер и фрегат «Элефант» с приклоненными книзу шведскими флагами на корме и высоко поднятыми рядом российскими Андреевскими флагами. Затем шла скампавея русского шаутбенахта — им был не кто иной, как сам Петр I. Замыкали шествие судов несколько скампавей с солдатами на борту. С самых окраин города победителей встречала ружейная и пушечная пальба. На каждый такой салют галера Петра I отвечала залпом из всех пушек.

Суда пришвартовались к причальной стенке у Троицкой площади, которая представляла собой пространство вдоль берега Невы, ограниченное с противоположной стороны длинным двухэтажным зданием Гостиного двора. Русские войска и пленные шведы вышли на берег и построились. Шествие на площади открыла рота преображенцев во главе с генерал-майором И. М. Головиным, за ними шли другие русские солдаты и пленные шведы, везли трофейные пушки и шведские знамена. Четыре российских унтер-офицера несли низко опущенный флаг шведского шаутбенахта Эреншельда, а сзади шел он сам. За ним следовал Петр I в качестве шаутбенахта российского флота и полковника преображенцев Петра Михайлова, а за царем — остальные роты Преображенского полка. Государь был одет в зеленый шитый золотом кафтан.

Когда Петр вступил под арку триумфальных ворот, его окружили сенаторы, знатнейшие лица государства и иностранные дипломаты, спешившие поздравить его с победой. Князь-кесарь Ф. Ю. Ромодановский от имени всей России поблагодарил Петра Михайлова «за его храбрость и оказанные им заслуги отечеству». Он же вручил Петру патент на чин вице-адмирала. После этого царь возвратился к своей шлюпке и поднял на ней вице-адмиральский флаг, а затем поплыл во дворец князя Меншикова на Васильевском острове, где всё было приготовлено для большого пиршества. Оно проходило в великолепном Большом зале, площадью 235 квадратных метров. Застолье продолжалось до девяти часов вечера, в нем участвовали высшие российские сановники, генералы, офицеры, иностранные дипломаты и пленные шведские обер-офицеры. Эреншельд сидел на пиру между Петром I и Меншиковым, на нем была подаренная царем новая одежда, богато расшитая серебром(327).

С этого момента установилась традиция ежегодных празднований победы в Гангутской баталии. В июле 1715 года русский флот отмечал ее у Ревеля, в июле 1716-го — у Копенгагена. В следующем году празднование не состоялось по причине отсутствия Петра I (в это время он был во Франции). В конце июля 1718 года флотское торжество вновь состоялось у Ревеля, где царь с флагманами, министрами и несколькими морскими и сухопутными офицерами пировал на корабле «Ингерманланд». Особым размахом отличалось празднование пятой гангутской годовщины. «Вице-адмирал Петр Михайлов» находился тогда в качестве командующего российским военным флотом у острова Лемланд в Аландском архипелаге у входа в Ботнический залив Балтики. В десятом часу утра на флагманский корабль «Ингерманланд» съехались «все министры, и генералы, и флагманы, и офицеры морские и обоих полков гвардии». После благодарственного молебна «распустили все флаги и вымпели на всех кораблях и галерах для украшения и стреляли из пушек наперед с галер один раз и потом из мелкого ружья також один раз беглым огнем с галер, потом со всего флота корабельнаго и с батареи палили из пушек один раз по пятнадцати выстрелов и потом еще с галер из мелкого ружья выстрелили». На обед у царя остались только флагманы, а прочие гости разъехались, но в шестом часу вечера снова собрались и пировали до одиннадцатого часа(328).

В 1720 году День Гангутской баталии отмечался на флоте близ Котлина. Флагманы и офицеры флота пировали на одном из линейных кораблей, «всё общество было разгорячено вином». Характерно, что в этот раз Петр I присутствовал на празднике не в качестве вице-адмирала, а как глава государства. Чествование морской победы одновременно проходило и в Петербурге.

Седьмую гангутскую годовщину флот праздновал у урочища Гаривалдай к западу от острова Котлин. Но Петр I находился в этот момент в столице, где руководил спуском на невские воды нового 66-пушечного корабля «Пантелеймон-Виктория»(329).

В 1722 году, в условиях Персидского похода, день славной гангутской победы также не был забыт. Русская флотилиястала на якорь в Аграханском заливе Каспийского моря. Сначала раздались пушечные выстрелы с судна генерал-адмирала Апраксина, затем находившиеся на лодках солдаты палили беглым огнем из ружей. После этого Ф. М. Апраксин, дипломат П. А. Толстой, бывший господарь Молдавии сенатор князь Д. К Кантемир и высшие военные чины до бригадиров[62] включительно «кушали на галере его величества». Затем торжество продолжилось на флагманском корабле Апраксина. Праздник завершился насильственным купанием гостей в теплой воде Каспийского моря, куда их побросали прямо в одежде с борта корабля. Одновременно годовщина Гангутского сражения праздновалась на Балтийском флоте.

На следующий год знаменательная дата вновь отмечалась российским флотом близ Ревеля, где сосредоточились 24 линейных корабля и пять фрегатов. Около полудня генерал-адмирал Апраксин вышел на шлюпке из Ревеля к флоту. Во время движения его шлюпки на всех кораблях били в барабаны, а команды стояли в строю вдоль бортов. Когда Апраксин прибыл на свой флагманский девяностопушечный корабль «Гангут», красиво расцвеченный флагами и вымпелами, с него было произведено девять пушечных залпов, а затем все 24 российских корабля одновременно выпалили также девять раз. С крепостных укреплений Ревеля был произведен салют из двадцати одной пушки. В четвертом часу вечера на «Гангут» прибыли приглашенные на торжество флагманы, капитан-командоры[63], флотские капитаны и другие чины. Офицеры, участники Гангутской баталии, явились на празднество с золотыми медалями на золотых цепях. На корабле было расставлено множество столов с угощениями. При провозглашении тостов стреляли из пушек, в общей сложности было дано 18 залпов(330).

Одновременно викториальный праздник отмечался в Петербурге. «27-го, поутру, — пишет Ф. В. Берхгольц, — дан был сигнал для всех лейтенантов и последовало приказание, чтоб все начальствующие флотские офицеры русской веры собрались в церкви, в городе, и чтоб на всех кораблях приготовили по 9 выстрелов и палили, как скоро великий адмирал (Ф. М. Апраксин. — В.Н.) даст свои 9 выстрелов… После полудня великий адмирал выехал из города, и так как у него на шлюпке спереди вывешен был его белый адмиральский флаг, то на всех кораблях, мимо которых она проходила, барабаны били марш и люди стояли по бортам. В случае же, если великий адмирал взойдет на какой-нибудь корабль, экипаж должен прокричать трижды "ура!". Когда он прибыл к своему кораблю, который весь очень мило изукрашен был флагами, сперва раздались с него 9 выстрелов, а потом все 24 военных корабля в одно время выпалили свои девять, что произвело страшный шум и, при здешнем прекрасном эхе, походило на раскаты грома». На корабле генерал-адмирала состоялся праздничный обед, на который был приглашен Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский со всей своей свитой. Апраксин подробно рассказывал герцогу о Гангутском сражении и сильно напоил его(331).

Десятилетний юбилей Гангутской баталии 27 июля 1724 года стал последней годовщиной славной победы, отмечавшейся при жизни Петра I. Торжества прошли как в Петербурге, так и на флоте, стоявшем в тот день на якоре в Финском заливе. Государь участвовал в юбилейных торжествах в Северной столице. В этот день на воду был спущен семидесятипушечный корабль «Дербент». Затем три орудийных выстрела из Петропавловской крепости послужили сигналом для гостей, что им пора съезжаться на праздник. По свидетельству Ф. В. Берх-гольца, Петр «был в отличном расположении духа, и потому на новом корабле страшно пили. Всё общество оставалось там до 3 часов ночи; но императорские принцессы получили позволение уехать домой еще до 9 часов вечера. Когда они уехали, даже и дамы должны были сильно пить… Между мужчинами, когда вино начало оказывать свое действие, возникли разные ссоры, и дело не обошлось без затрещин»(332).

Торжества на флоте начались около полудня. На флагманском корабле вице-адмирала Д. Вильстера «Леферм» при орудийном выстреле взмыл желтый флаг с синим прямым крестом — сигнал всем кораблям палить из девяти пушек. Такой же флаг был поднят на втором флагманском корабле эскадры — «Святом Андрее» контр-адмирала Н. А. Сенявина. Корабли расцветились флагами и вымпелами, прозвучал мощный артиллерийский салют(333).

Первое празднование победы русского морского отряда над шведской эскадрой у Гренгама, одного из южных Аландских островов, одержанной шестью годами позже гангутской виктории, день в день, состоялось с опозданием, поскольку в ходе войны не всегда находилось время для торжеств. 4 октября 1720 года французский консул Анри Лави сообщил в донесении Гийому Дюбуа: «На прошлой неделе праздновали морскую победу, одержанную русскими над шведами; пиршества, фейерверки, иллюминации продолжались четыре дня. Чтобы придать блеску этому случаю и этим празднествам, перед зданием Военной коллегии воздвигнута была пирамида, которая окружена была 12 фонарями с русскими и латинскими надписями. Напротив большой площади стояли на якоре четыре фрегата, на которых шведский флаг развевался под царским. В честь его царского величества напечатаны были стихи»(334).

Ежегодно отмечалось взятие Нотебурга — древнерусского города Орешка, захваченного шведами в начале XVII века, а теперь переименованного в Шлиссельбург. 11 октября 1718 года царь писал из Шлиссельбурга супруге Екатерине Алексеевне: «Поздравляю вам сим счасливым днем, в котором русская нога в ваших землях фут взяла, и сим ключом много замков открыто» (в письме содержался намек на то, что Екатерина родилась в шведских владениях)(335).

Важнейшим праздником стал день заключения Ништадтского мира со Швецией. 19 сентября 1721 года Лави сообщил Дюбуа: «В прошлый понедельник царь водою прибыл из Петергофа в столицу. На его барже развевался белый флаг, и она вошла в Неву при звуках труб и литавр. Его величество, сойдя на берег, отправился сначала к московскому вице-царю кн. Ромодановскому, а потом в кофейню четырех фрегатов, где принимал приветствия и поздравления, которые вся находящаяся в городе знать приносила ему по случаю заключения мира со Швецией. По тому же случаю с крепости палили из пушек»(336).

В донесении, отправленном через пять дней, французский консул продолжает свой рассказ: «Царь не переставая задает всенародные пиры. Он ездил в Крон-шлот, сопровождаемый всем двором и иностранными министрами. Все были замаскированы (то есть в масках. — В.Н.) и ехали в барках, из коих образовался целый весьма приятный для глаз флот, при звуках барабанов, труб, литавр и прочих инструментов. Ее величество царица в этой поездке не участвовала по причине легкого нездоровья… На другой же день, по возвращении царя в столицу, троекратный пушечный выстрел возвестил приглашенным, что время снова садиться на барки и отправляться в Шлиссельбург. Там пиршества продолжались и праздновалась годовщина взятия этой крепости у шведов. Его величество вернулся оттуда вчера под вечер, когда в здании почты происходил обед по случаю празднования дня рождения великого князя Московского»(337) (маленького Петра Алексеевича, царского внука).

Окончание Северной войны было отпраздновано с невероятным размахом. 8 ноября 1721 года Кампредон сообщил Дюбуа: «Не входя в подробное описание начатых в прошлое воскресенье и имеющих продолжаться целую неделю празднеств, по случаю мира, скажу лишь одно: здесь ничего не пожалели, чтобы сделать их елико возможно блестящими. Храм Януса, великолепный фейерверк и несколько фонтанов из вина и водки представляли зрелище, самое приятное для народа и достойное великого монарха, повелевшего устроить всё это»(338).

Семидневное празднество проходило в виде маскарада. Историк В. О. Ключевский писал: «Петр был вне себя от радости, что кончил бесконечную войну, и, забывая свои годы и недуги, пел песни, плясал по столам… Тысяча масок ходила, толкалась, пила, плясала…»В конце концов публика даже устала веселиться «и все были рады-радешеньки, когда дотянули служебное веселье до указанного срока»(339).

Некоторые викториальные празднования носили разовый характер и так и не закрепились в традиции. Так, в начале октября 1710 года Петр I устроил трехдневное торжество по случаю необыкновенно удачной летней кампании, во время которой было взято восемь сильнейших шведских крепостей: Эльбинг, Рига, Дюна-мюнде, Пернов, Аренсбург, Ревель, Выборг и Кексгольм, благодаря чему русский государь стал хозяином Лифляндии, Эстляндии и Карелии. По большому счету цель войны со Швецией была полностью достигнута, и теперь нужно было лишь сохранить за собой эти завоевания.

Празднование началось 19 октября. Прежде всего отслужили молебен во всех русских церквах. Затем в Санкт-Петербургской крепости и в Адмиралтействе был дан пушечный салют. У входа в Петропавловский собор царь поставил своего обер-кухмейстера Иоганна Фельтена, одетого в черное платье и широкий плащ; голова его была покрыта черной фатой. Датчанин Фельтен являлся великим ненавистником шведов, однако имел несчастье родиться на границе шведских владений в Германии, поэтому Петр постоянно дразнил его и заставлял изображать шведа при всех викториальных торжествах. Теперь страдалец в траурном одеянии по обыкновению стоял у дверей собора и делал вид, что плачет. Когда входящие или выходящие спрашивали о причине его горя, кухмейстер отвечал: «Как мне не горевать, когда враг отнял у меня всю Лифляндию и я лишился там последнего своего города!»

Над Санкт-Петербургской крепостью развевался желтый русский штандарт; стоявший на Неве корабль был сплошь увешан по реям, мачтам и стеньгам разно-ветными флагами, гюйсами[64] и вымпелами[65]. В течение всего дня в городе раздавался колокольный звон. Вечером повсюду была зажжена иллюминация, а ближе к ночи устроен фейерверк. Ночью на верхней части Петропавловского собора зажглись многочисленные фонари. Корабль на Неве по реям, стеньгам, мачтам и такелажу грот-мачты был украшен великим множеством горящих шкаликов. В окнах домов выставили аллегорические картины, позади которых зажгли большое количество свечей. Многие дома были увешаны снаружи сотнями фонарей. Всеобщее веселье и попойка длились до трех часов утра.

На следующий день торжества продолжались. Санкт-Петербург расцветился множеством флагов и штандартов. Петр I со всем двором и знатные иностранцы были приглашены на обед к генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину. Во время праздничного пира каждый тост приветствовался одиннадцатью пушечными залпами. С наступлением темноты в окнах домов вновь высветились аллегорические картины, а корабли, дома и башни повсеместно украсились фонарями. Однако в этот день вследствие недомогания государя веселье окончилось в девять часов вечера.

На третий день праздника, 21 октября, двор и высшее общество были позваны на обед к одному из богатейших петербуржцев, князю А. М. Черкасскому. Пир продолжался до вечера, а затем царь принялся со всей своей свитой ходить из дома в дом, к вельможам и прочим лицам, причем незваные гости повсюду ели и пили. В девять часов вечера Петр в сопровождении множества министров, князей и бояр явился в дом датского посланника Юста Юля, который в то время был болен. Все гости, за исключением царя, были совершенно пьяны. Можно представить себе состояние несчастного хозяина, вынужденного с трудом встать с постели, чтобы попотчевать такую прорву народа. Петр рассказывал Юлю, что, по подсчетам слуг, выпил в этот день 36 стаканов вина, однако, по словам датского дипломата, этого никак нельзя было заметить. А генерал-адмирал Апраксин хвастался, что в течение трех праздничных дней осилил 180 стаканов спиртного(340).

Четырнадцатого марта 1714 года был дан торжественный пир по случаю победы, одержанной князем М. М. Голицыным над шведами в Финляндии. Первый заздравный кубок был провозглашен за царя, второй — «за всех храбрых матросов», третий — «за всех верных союзников», четвертый — «за всех храбрых воинов»(341).

Девятого декабря 1715 года Петр I «давал почетный пир» по случаю взятия балтийского острова Рюген. Гостям было роздано двести дынь, «привезенных водою из Астрахани»(342).

Рождение кораблей

Большими праздниками являлись спуски на воду вновь построенных крупных военных кораблей. Так, в воскресенье 5 марта 1721 года со стапелей сошел огромный 86-пушечный корабль «Фридемахер», то есть «Миротворец». Яркое описание состоявшихся по этому случаю торжеств содержится в донесении французского посланника Жака Кампредона министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа от 11(22) марта 1721 года. Петр I лично присутствовал при всех подготовительных работах. Для спуска корабля на Неве был вырублен лед. Как только судно сошло на воду, раздалось 20 пушечных выстрелов, а затем царь отправился за супругой, находившейся со всеми дамами своего двора в санях на льду. Кампредон повествует о последовавшем затем празднике как его очевидец и участник торжественного мероприятия: «Я был приглашен на эту церемонию и должен был вместе со всеми другими взойти на корабль, где были приготовлены столы, уставленные, по случаю поста, всевозможными рыбными блюдами. Царица с придворными и городскими дамами поместилась в первой кормовой каюте. Царь, в качестве вице-адмирала, во второй каюте и за вторым столом».

«Меня, — продолжает Кампредон, — посадили за одним столом с адмиралом Апраксиным, исполнявшим обязанности хозяина праздника. Князь-папа, или патриарх, занимал со своими мнимыми кардиналами верхний конец стола, а посередине помещались сановники в орденских лентах, царские министры и генералы. Как всегда в подобных случаях, пили страшно много, и каюта до того наполнилась наконец дымом и гулом голосов, что невозможно было ни дышать, ни расслышать друг друга. Папа и кардиналы стали петь, а караул никого не выпускал, так что я никогда в жизни не подвергался такому тяжкому испытанию»(343).

Празднование первой годовщины Гренгамского сражения 27 июля 1721 года было ознаменовано спуском на воду нового военного корабля «Пантелеймон-Виктория». Это событие подробно и красочно описано в дневнике Ф. В. Берхгольца. Когда приглашенные собрались в Адмиралтействе, «его величество царь был уже там и прилежно трудился над приготовлением к спуску». Убедившись, что всё готово, он взошел на корабль и приказал начать его освящение. Этот обряд был совершен новгородским епископом Феодосием Яновским в задней каюте. По окончании церемонии Петр расставил почетных гостей по местам, откуда лучше всего можно было видеть спуск, а сам вновь направился к кораблю, поскольку «должен был собственноручно сделать первый удар при отнятии подмостков».

Голштинский камер-юнкер подробно описал технологию спуска корабля со стапелей: «Корабль, назначенный к спуску, был прикреплен большими железными балками к полозьям, намазанным жиром, с которых он съезжает на воду, когда поперечные балки, держащие его с обеих сторон на стапеле, снизу вдруг отнимаются и в то же время отдергиваются веревками. При отнятии задней балки корабль сперва медленно спустился со штапеля, но потом как стрела слетел на воду… Когда он пошел по воде, с него раздались звуки литавр и труб, смешавшиеся с шумными восклицаниями народа… В то же время началась пушечная пальба в крепости и Адмиралтействе. Выплыв на средину реки, корабль повернулся и шел несколько времени по течению воды; потом остановился на якоре. Этот счастливый спуск несказанно радовал царя, который, лишь только корабль сошел на воду, тот час поехал на него в своей шлюпке и стал принимать всех гостей, спешивших туда один за другим».

В корабельных каютах столы были уставлены холодными кушаньями. Екатерина Алексеевна и другие дамы расположились в верхней каюте, а Петр с мужчинами — в нижней. «При подобных празднествах мало обращают внимания на этикет и все обыкновенно садятся как придется», — отметил Берхгольц. На одном конце стола расположился князь-папа П. И. Бутурлин со своими кардиналами; А. Д. Меншиков и Ф. М. Апраксин сели друг против друга, а справа и слева от них разместились сенаторы и другие вельможи.

На празднованиях в честь спуска на воду кораблей положено было пить крепкое венгерское вино. Для каждого такого случая Петр приказывал «выдавать Адмиралтейству 1000 рублей на вино и кушанье». «…Последнее, — пишет голштинец, — обходится недорого, потому что бывает только холодное и не слишком изысканное, но вино, которого выпивается страшное количество, стоит очень много». Заметив, что некоторые из гостей пили бургундское, рейнвейн или французское белое вино, «его величество сильно рассердился и приказал всем и каждому за столом выпить в наказание в своем присутствии по огромному стакану венгерского». Поскольку стаканы наполнялись по приказу царя из двух разных бутылок и все гости сразу же сильно опьянели, Берхгольц резонно предположил, что в вино подливали водку. Затем Петр ушел в верхнюю каюту к супруге и обратно уже не возвращался; «уходя в неудовольствии к царице, он поставил часовых, чтоб никто и ни под каким видом не мог уехать с корабля до его приказания». В его отсутствие возлияния продолжались; дело доходило до драк или, наоборот, братания. Апраксин плакал, Меншиков упал замертво и был с трудом приведен в чувство своей заботливой супругой. Наконец пришло известие, что царь и царица уже уехали и что выход свободен. По этому случаю «радость была всеобщая»(344).

Спуски на воду кораблей в петровское время происходили часто, но празднования по этому поводу не отличались разнообразием программы. Государь в каждом подобном случае стремился напоить гостей до умопомрачения, поскольку, по его мнению, только в таком состоянии можно было от души веселиться и радоваться успехам российского кораблестроения.

Семейные праздники

Важное место в череде праздников в окружении Петра Великого занимали именины и дни рождения царя, его родственников и ближайших друзей, а также такие семейные памятные даты, как день второго бракосочетания государя.

Свое 36-летие Петр I отметил 30 мая 1708 года в Нарве, где присутствовал «при обращении лютеранской кирки в православную церковь», а затем вместе с прибывшими из Москвы вдовствующими царицами Марфой Матвеевной и Прасковьей Федоровной и своими сестрами Екатериной, Феодосией и Натальей поехал в Кроншлот, где они «проводили время в осмотре флота, в развлечениях на воде и в праздновании дня рождения Его Величества. Затем они вернулись в Петербург, чтобы месяцем позже «выехать в Нарву, провести там день тезоименитства государева»(345).

В Петербурге Петр обычно отмечал свои дни рождения и именины весело и с размахом. Например, в конце мая 1710 года он устроил в петербургском кружале пир, на котором в числе прочих гостей присутствовали датский посланник Юст Юль и польско-саксонский посланник Фридрих Фицтум. После обеда все гости перебрались в дом князя Меншикова, куда явились также Екатерина Алексеевна и дочери покойного царя Иоанна со свитой. Как отметил Юль, «тут снова весело кутили, пили и танцевали». По свидетельству датского дипломата, вельможи не поскупились: Меншиков подарил царю 100 тысяч рублей и, кроме того, 28 восьмифунтовых пушек, отлитых по распоряжению светлейшего князя в Нарве. Тайный советник Иван Алексеевич Мусин-Пушкин презентовал государю 20 тысяч рублей(346).

В день Петра и Павла в 1710 году большой пир был устроен у князя Меншикова. Юст Юль рассказывает об этом празднике: «…много ели, много пили и много стреляли; и разгула, и шума было здесь столько же, сколько на любом крестьянском пиру. Среди обеда внесли цельного жареного быка; жарили его в течение двух дней. Попойку и кутеж мы выносили до 4 ч. утра». На следующий день в доме светлейшего «было большое собрание, состоявшее как из мужчин, так и из женщин. Тут все присутствующие без различия пола и состояния вынуждены были прыгнуть в канал, вырытый князем на его счет у его дома, и простоять там два часа кряду, выпивая заздравные чаши. Одни только царевны были пощажены». «Что до меня, — гордо заявляет Юль, — то я от этого мужицкого праздника устранился»(347).

По свидетельству английского посланника Джеймса Джеффриса, день рождения царя в 1719 году «отпразднован был большим пиршеством»: «Его Величеству минуло 47 лет. Он поутру пожаловал орден Св. Андрея Первозванного барону Шафирову, затем около полудня прибыл в церковь. После молебствия с укреплений раздались пушечные выстрелы, государь же отправился в здание почтамта, где приготовлен был стол для дворян и других знатных особ. Были приглашены и иностранные уполномоченные». Радостное настроение виновника торжества усугубилось полученным в этот день известием о победе, одержанной 24 мая ревельской эскадрой над шведами(348).

Празднование именин Петра 129 июня 1721 года отражено в дневнике Берхгольца: «Было тезоименитство царя, которое здесь почти более празднуется, чем день его рождения». Около одиннадцати часов утра царь вышел к стоявшей в строю гвардии. Голштинский камер-юнкер отметил: «…после первого залпа из ружей он хотел поспешно удалиться: вероятно, ему или очень хотелось кушать (так как он обыкновенно обедает в 11 часов), или он был занят какими-нибудь мыслями и забыл про обычный порядок, по которому эти залпы повторялись три раза. Но князь Меншиков побежал за ним и спросил, не угодно ли ему будет остаться до окончания стрельбы. Тогда царь воротился, выждал, пока всё кончилось, и ушел… Уходя, он сильно тряс головой и подымал плечи, что было признаком, что мысли его заняты чем-нибудь другим и что он в дурном расположении духа». После обеда высшее общество собралось в Летнем саду. Государь явился туда, когда все уже были в сборе и гуляли по аллеям. С его приходом в галерее начались танцы. По уже заведенному порядку бал открыли Петр с Екатериной, герцог Карл Фридрих — с Анной Петровной и Меншиков — с Елизаветой Петровной. «По окончании этого веселого танца, — рассказывает Берхгольц, — выбирали некоторых из наших кавалеров, в том числе и меня, — а потом я имел еще честь танцевать с младшею принцессою (Елизаветой. — В.Н.) английский танец[66]. После бала, продолжавшегося довольно долго, все отправились по домам, и мы радовались, что можем отдохнуть после всех этих празднеств»(349) (как мы помним, за два дня до именин Петра I с большим размахом отмечалась годовщина полтавской победы).

Берхгольц описал также празднование именин Петра 129 июня 1723 года, отметив, что «в этот день вся императорская фамилия была очень весела».

Утро началось с богослужения, на котором присутствовал весь императорский двор. По окончании литургии пушки Санкт-Петербургской крепости и Адмиралтейства отсалютовали одним залпом. Петр I вышел из церкви и на лодке переплыл через Неву к полкам гвардии, которые стояли в строю на лугу перед Летним садом. Гвардейцы приветствовали государя беглым ружейным огнем, а затем в стройном порядке под музыку отправились в свои казармы.

В пять часов вечера пушечный выстрел возвестил, что знатные особы приглашаются на гулянье в Летнем саду. Гости на буерах, торншхоутах и других мелких судах проплыли по Неве и причалили к Адмиралтейству, где император при пушечной пальбе с адмиралтейских валов «окончательно устраивал киль у своего большого вновь строящегося корабля». Всем присутствовавшим поднесли по стакану вина, затем гости на своих судах поплыли к Летнему саду, где уже находились три цесаревны и великий князь Петр Алексеевич с сестрой Натальей. Участники торжества гуляли по аллеям сада или сидели за столами. «В саду, — отметил Берхгольц, — я с удивлением смотрел на иностранных корабельщиков (которые могут свободно являться на все празднества, назначаемые в саду, где имеют и свой особый стол): они сидели с императором, который поместился между ними, в своих шапках и шляпах на головах, и толковали с ним без всяких церемоний, потому что его величество с такими людьми обходится очень милостиво и с большим удовольствием пускается с ними в разговоры о мореплавании и торговле». После прогулок и легкого ужина начались танцы, продолжавшиеся до полуночи; после чего «начался фейерверк, который устроен был на реке перед садом; но он состоял только из ракет, воздушных шаров, швермеров, огненных колес и тому подобного»(350).

С неменьшим размахом отмечались тезоименитства светлейшего князя Александра Даниловича. Английский посланник Ч. Уитворт сообщил статс-секретарю Р. Гарлею, что 23 ноября 1707 года, в день именин князя Меншикова, в его дворце в Немецкой слободе состоялось большое празднество. Обедом заведовали князь Матвей Петрович Гагарин и царский лейб-медик доктор Роберт Арескин. К столу были приглашены около четырехсот знатнейших гостей. Уитворт рассказывает: «Царевна Наталья, любимая сестра государя, вдовствующая царица (Прасковья Федоровна. — В.Н.), три молодые княжны, ее дочери, и все дамы обедали в особом покое. В большой зале приготовлено было несколько столов для мужчин, среди которых первое место занимал царевич-наследник (Алексей Петрович. — В.Н.) и находились самые знатные лица. Между прочим удостоился приглашения и я. Князь Гагарин провозгласил первый тост за здоровье его величества, а затем его высочество царевич-наследник пил за ее величество королеву (Анну Английскую. — В.Н.). Каждый из этих тостов сопровождался залпом из пятидесяти орудий… Вечером был выход, затем бал; торжество закончилось двумя прекрасными фейерверками»(351).

Через год Уитворт писал из Москвы уже новому статс-секретарю Чарлзу Бойлю: «Вчера день рождения князя Меншикова праздновался здесь с большою торжественностью. Царевич-наследник, вся знать, старшие сановники, датский и прусский посланники и я — приглашены были во дворец князя на большой обед; при чем пили за здоровье царя, ее величества, королей Датского и Прусского, при залпах из двадцати пушек при каждом тосте. Вдовствующую царицу и царевен угощали в то же время в отдельных покоях. Всё торжество до самого конца прошло при общем удовольствии»(352).

Ни один год не обходился без широкого празднования дня рождения или именин Меншикова. Сразу же по приезде из Нарвы в Петербург 4 декабря 1709 года царь собрал иностранных дипломатов на обед в доме генерал-адмирала Апраксина, устроенный по случаю дня рождения Александра Даниловича. Присутствовавший на нем датский посланник Юст Юль подметил несколько интересных особенностей русских великосветских мероприятий: «…за этим обедом все, даже сам царь, ели деревянными ложками. Несмотря на русский шестинедельный пост, за столом подавали как рыбу, так и мясо. Обедавшие лица, до капитанов включительно, сели за один стол с царем. Стол был длинный, как у нас в застольных… У Апраксина приходилось пить много, и никакие отговорки не помогали; каждая заздравная чаша сопровождалась выстрелами». После обеда Юль попросил у царя разрешение отлучиться домой по важному делу, но это было строжайше запрещено. Несколько человек получили приказание следить за тем, чтобы датский посланник как-нибудь не ускользнул. Тем временем «шла попойка, шуты орали и отпускали много грубых шуток, каковым в других странах не пришлось бы быть свидетелем не только в присутствии самодержавного государя, но даже на самых простонародных собраниях». Датский дипломат всё же сумел незаметно покинуть помещение, выполнил положенные дела и снова вернулся в дом Апраксина. «Затем, — рассказывает он, — мы всю ночь напролет проездили взад и вперед, были в одиннадцати местах и всюду ели и пили в десять раз больше, нежели следовало». Завершение праздника описано Юлем необычайно красочно: «Кутеж, попойка и пьянство длились до 4 ч. утра. Всюду, где <мы> проходили или проезжали, на льду реки и по улицам лежали пьяные; вывалившись из саней, они отсыпались в снегу, и вся окрестность напоминала поле сражения, сплошь усеянное телами убитых». На другой день все сидели по домам, «никто не знал и не хотел знать, где находится царь, так что после вышеописанного кутежа в течение двух дней нельзя было разыскать царя и говорить с ним»(353).

Однажды празднование тезоименитства жены Петра I переросло в теологический диспут. Анри Лави сообщил Гийому Дюбуа 8 декабря 1719 года: «Во вторник, согласно обычаю, праздновали день Св. Екатерины, именины Ее Величества царицы. Царь сидел за большим столом с архиереем и многими другими высшими духовными лицами и избранными священниками и держал к ним довольно длинную речь насчет постановлений первоначальной церкви. Он сказал им, что, по его убеждению, это огромное количество постов и совершаемых попами церемоний менее приятны Богу, чем сокрушенное и смиренное сердце, и увещевал их превыше всего поучать народ нравственности, потому что тогда суеверие исчезнет мало-помалу в его государстве и подданные его станут Богу служить лучше, а ему вернее»(354).

День именин старшего сына царя, Алексея Петровича, отмечался 17 (29) марта. «По заведенному порядку, — сообщает Юль, — день этот царь отпраздновал (в 1710 году. — В.Н.) в Петербургском кружале пиром, на котором было от двухсот до трехсот человек, дудевших, свистевших, певших, кричавших, куривших и дымивших в присутствии царя. Кушанья подавались исключительно рыбные… Праздник в этот день прекратился рано, так как царь, по его словам, чувствовал себя нехорошо»(355).

После рождения великой княжны Натальи Алексеевны, дочери царевича Алексея Петровича (1714), а затем и царевны Натальи Петровны, младшей дочери Петра I (1718), их именины также вошли в число официальных семейных праздников. Одно такое торжество, состоявшееся 26 августа 1724 года, отражено в дневнике Ф. В. Берхгольца. Оно состоялось в Летнем саду. Петр I не присутствовал там по причине болезни, поэтому его супруга и племянницы-герцогини Екатерина Иоанновна и Анна Иоанновна также не приехали. Цесаревны Анна и Елизавета привезли свою маленькую сестру Наталью, а также племянников Наталью и Петра. Обе именинницы принимали поздравления и подавали гостям рюмки с венгерским вином. После этого угощения молодые члены императорской семьи удалились и празднество окончилось без обеда и танцев(356).

День рождения великого князя Петра Алексеевича отмечался 12 октября. Празднование его девятилетия в 1724 году в галерее Летнего сада также описано в дневнике голштинского камер-юнкера Берхгольца. К пяти часам вечера «съехалось большое общество дам и кавалеров и собрались все иностранные министры. Императрица с принцессами, маленьким великим князем и дамами кушала отдельно; кавалеры же сидели за двумя длинными столами». Обед продолжался около полутора часов, затем начались танцы. Их открыл полонезом[67] герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский в паре с Екатериной Алексеевной; вместе с ними танцевали цесаревны Анна и Елизавета с братом-именинником и принцем Карлом Гессен-Гомбургским. В девять часов вечера праздник был окончен(357).

К числу ежегодных семейных праздников относилась годовщина свадьбы Петра I и Екатерины Алексеевны, состоявшейся 19 февраля 1712 года. В донесении английского резидента при российском дворе Джорджа Макензи статс-секретарю лорду Таунсгенду от 21 февраля 1715 года отмечено: «Прошлую субботу царь семейно праздновал день своего бракосочетания с нынешней царицей. День этот совпадает с днем рождения царевича-наследника, но его высочество уехал накануне ночью в одну из ингерманландских деревень, назначенных ему отцом в собственность»(358).

Со временем празднования годовщин бракосочетания царской четы становились всё более пышными. Яркое описание торжеств 1721 года содержится в донесении французского посланника Жака Кампредона министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа от 3(14) марта. Памятная дата выпала на воскресенье. К этому случаю как раз приспела и аудиенция вновь прибывшего посланника у государыни, назначенная на десять часов утра. «В ее передней, — сообщал Кампредон, — я нашел всех украшенных голубыми орденскими лентами сановников с кн. Меншиковым. Когда, спустя немного времени, царица вышла, со всеми своими придворными дамами, в великолепном наряде, вся покрытая драгоценными каменьями, я сказал ей короткую приветственную речь, которой она осталась, по-видимому, довольна. После этого меня, от имени царя, пригласили на большую ассамблею, долженствовавшую происходить в почтовом доме. Царь с царицей прибыли туда со всем двором в пять часов вечера, по возвращении с катанья в санях, из коих в каждых помещается от 12 до 15 человек. Для царицы и прочих придворных и просто приглашенных дам имелся отдельный покой с довольно изящно накрытым столом, куда не входил ни один мужчина, кроме тех, которые прислуживали царице и ее детям».

«Вдоль стен залы, где собрались мужчины, — продолжает посланник, — расставлены были три длинные стола, каждый в 60 кувертов[68], уставленные холодными мясными блюдами. Царь поместился за тем столом, за которым сидели моряки. Распорядителем праздника был кн. Меншиков. Он сидел в конце стола, за которым вперемежку и без всяких чиноотличий разместились сановники в голубых лентах (кавалеры ордена Святого Андрея Первозванного. — В.Н.), прочие московские князья и иностранные министры». За другим столом сидел шутовской «патриарх» с дюжиной «священников» Всешутейшего собора «в одеждах в роде кардинальских и которых единственная обязанность состояла в том, чтобы пить много вина-водки и курить табак». Напротив них находились казацкие депутаты, прибывшие в столицу с подарками царю.

«Кн. Меншиков, — пишет далее французский дипломат, — несколько раз провозгласил тосты, обнося большие стаканы венгерского вина, которые надо было пить без милосердия, и самый большой — за здоровье флота, составляющего главную радость Царя. Выходить из-за стола не дозволялось; многие тут же заснули, и я сам не вышел бы живым, если бы не начался великолепный фейерверк, отвлекший внимание провозгласителей тостов. Я воспользовался причиненным им беспорядком и перешел в покой царицы, где происходили танцы». В этом зале Кампредон встретил юных дочерей Петра I Анну и Елизавету, которые, по его мнению, «очень хороши собой и прекрасно сложены, так же как и маленький принц (внук царя Петр Алексеевич. — В.Н.), именуемый здесь великим князем».

Государь во время этого праздника пребывал в приподнятом настроении. По словам Кампредона, «во время ужина царь несколько раз вставал, провозглашал сам тосты то за тех, то за других, время от времени входил к царице и подпевал певцам, голоса коих были не из самых приятных. Затем он протанцевал польский с царицей, а принцессы танцевали с гг. канцлером, Толстым, Долгоруким и кн. Голицыным. По окончании этого танца царь совершил церемонию обручения сына канцлера с дочерью князя Ромодановского, вслед за тем он сам обнес вином всех родственников и друзей обрученных; царицу он поцеловал в лоб, после чего все разъехались»(359).

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Глава двенадцатая

Обряды русские и не только

Родины и крестины

Участие Петра I в различных обрядах являлось существенной частью его повседневной жизни. «На крестинах, родинах, свадьбах, похоронах и т. п. царь охотно бывает у своих офицеров, какое бы незначительное положение ни занимал тот, кто его зовет», — отметил датский дипломат Юст Юль(1). Царю, конечно, приходилось присутствовать на свадьбах и похоронах членов высшего российского общества. К сожалению, лишь некоторые такие случаи нашли отражение в источниках. Тем не менее по ним можно составить наглядную картину обрядов того времени.

По положению монарха Петр I часто выступал в роли крестного отца детей своих подданных или присутствовал на крестинах.

Православный обряд крещения глазами иностранца-католика, секретаря австрийского посольства Иоганна Георга Корба, виделся таким: «Русские не признают истинно крещенными и христианами тех, кто, по римскому обряду, одним только обливанием воды, во имя Пресвятейшей Троицы, возрождается во Христе. Московитяне, по упрямому суеверию, утверждают, что крещение должно производиться через погружение в воду, так как нужно прежнего человека утопить в воде, а это можно сделать только погружая его в воду, а не обливая оной… И так как в Божестве три лица, то считают необходимым крестить через тройное погружение в воду»(2).

Крестины часто совпадали с родинами — посещением рожениц с подарками. «Ежели жена знатного человека родит, — пишет Корб, — муж немедленно извещает о том должностных и купцов; впрочем, этот знак внимания довольно тягостен тому, кому он оказывается, так как каждый, кто только боится могущества этого лица или старается снискать себе его покровительство, получив известие о новорожденном младенце, заявляет со своей стороны вежливость отцу дитяти посещением и, поцеловав родильницу, подносит какой-либо подарок, в память рождения ребенка. Должно, однако, остерегаться дать менее золотого, так как это сочтено было бы за неуважение; зато предоставлена полная свобода щедрости каждого поднести больший подарок»(3).

Петру I доводилось присутствовать не только на православных, но и на католических и протестантских крестинах. Так, 28 сентября (9 октября) 1698 года Корб записал в своем дневнике, что «царь был восприемником первородного сына датского посла», протестанта Пауля Гейнса. Ребенок был наречен в честь русского государя Петром. При крещении также присутствовали российский генерал Франц Лефорт, его саксонско-польский коллега Георг фон Карлович, гамбургский купец, датский поверенный в делах Генрих (Андрей Иванович) Бутенант фон Розенбуш, а из женщин — Маргарета Мензис, вдова шотландца, генерал-майора русской службы Пола Мензиса, баронесса Мария Шарлотта Бломберг, супруга полковника Преображенского полка Иоганна Эрнста Бломберга, а также фаворитка царя Анна Маргрета Монс. По словам Корба, «во все время обряда его царское величество был в прекраснейшем расположении духа, целовал ребенка, когда тот, окропленный святой водой, стал было плакать». Датский посол поднес в подарок царю табакерку, которую тот с благодарностью принял и обнял хозяина. Во время крестин произошел эпизод, несколько омрачивший праздник и обнаруживший тяжелый нрав Петра. Подвыпивший Александр Меншиков пустился в пляс, забыв при этом снять, как положено, саблю. Петр «напомнил ему пощечиной, что с саблями не пляшут, отчего у того сильно кровь брызнула из носа». За ту же оплошность царь хотел аналогичным образом наказать и Бломберга; «полковник, однако, выпросил себе прощение, хотя с большим трудом»(4).

Великолепными праздниками становились крестины детей князя А. Д. Меншикова. Английский посланник Ч. Уитворт сообщил статс-секретарю Ч. Бойлю, что 11 февраля 1709 года «княгиня разрешилась сыном, который и окрещен на следующий день». Это произошло в Белгороде, где в то время находились Петр I и Меншиков с супругой и свитой. На крещении «царь был восприемником и нарек новорожденному имя Лука Петр. Имя Луки дано в память калишской победы, одержанной в день Св. Луки (18 октября 1706 года. — В.Н.). Государь дал также роскошный обед по этому случаю».

В то время, когда гости сидели за столом, гонец привез радостную весть: войска шведского короля Карла XII, атаковавшие кавалерийский корпус российского генерала барона Карла Эвальда Ренне, после энергичного сопротивления были отброшены: «…шведов преследовали на пространстве целой мили, причем у них отнято четыре знамени»; «…убитых неприятелей насчитано до 500, между прочим 16 драбантов[69] и несколько человек из офицеров, окружавших короля, под которым убита лошадь». В знак победы Ренне прислал Петру I отнятые у неприятеля литавры. В качестве крестинного подарка царь пожаловал новорожденному Луке Меншикову сто крестьянских дворов и произвел его в поручики лейб-гвардии(5).

Крещение другого сына князя Меншикова, Александра, состоялось 11 (23) марта 1714 года. По этому поводу брауншвейгский резидент X. Ф. Вебер заметил: «…так как у русских существует обычай, чтобы все родственники и близкие дому люди при крещении навещали родильницу, целовали ее и клали ей на постель подарки, то княгиня Меншикова, одна из вежливейших дам в России, при этом случае также не была забыта»(6).

Вебер описал также крестины царевича Петра Петровича, сына Петра I и Екатерины Алексеевны, родившегося 29 октября (9 ноября) 1715 года. Крещение было совершено через девять дней, «высокими восприемниками» считались короли Дании и Пруссии. «Обряд праздновался с особенным великолепием, — отметил брауншвейгский дипломат. — Самое замечательное на этом празднике составлял пирог, из которого вышла довольно красивая карлица, совершенно нагая и украшенная красными лентами и фонтажем[70]. Явившись из пирога, она произнесла речь, угощала присутствующих бывшим у нее вином из своего же стакана, сама выпила за здоровье различных особ и затем убрана была со стола. На столе дамском таким же образом являлся карлик. Когда стемнело, всё общество отправилось на остров Иеннессари, где сожжен был превосходный фейерверк в честь новорожденного царевича»(7).

Вечером 3 августа 1724 года императорская чета была на крестинах в доме денщика Петра I Андрея Древника. Его новорожденный сын был наречен Петром в честь государя, ставшего крестным отцом. На церемонии присутствовало множество придворных дам и кавалеров, а также мекленбургская герцогиня Екатерина Иоанновна и ее сестра, курляндская герцогиня Анна Иоанновна. Крещение проводилось по католическому обряду, поскольку отец ребенка принадлежал к этому вероисповеданию. Присутствовавший там же Ф. В. Берхгольц отметил: «…так как католический священник слишком растягивал обряд крещения, то его величество соскучился наконец держать младенца и передал его великому адмиралу»(8).

Через неделю Петр I с супругой, герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский, герцогини Мекленбургская и Курляндская, а также почти весь двор присутствовали на крестинах в доме Павла Федоровича Балка, камергера императрицы Екатерины Алексеевны. Обряд совершал православный священник, дочь Балка была наречена Екатериной в честь императрицы. На другой день герцог Гольштейн-Готторпский послал Балку крестинный подарок — две шведские золотые медали, каждая стоимостью в 50 червонцев(9). Вне сомнения, императорская чета одарила новорожденную не менее щедро.

Крестины дочери генерал-прокурора П. И. Ягужинского Анастасии состоялись 25 ноября 1724 года. Петр I на них не присутствовал, зато приехала Екатерина Алексеевна. По словам Ф. В. Берхгольца, «за столом и после стола сильно пили. Все тосты начинал великий канцлер Головкин как тесть хозяина, и при провозглашении здоровья ее величества императрицы все здешние старые вельможи бросились перед нею на колени. После обеда государыня с дамами прошла опять к родильнице, которая лежала на постели разряженная в пух. Ее величество просидела там еще с час, а гости в это время продолжали весело попивать»(10).

Царь нередко отправлялся в гости к простым людям, охотнее всего посещая дома корабелов. Вернувшийся из Италии гардемарин Иван Неплюев, назначенный «смотрителем и командиром над строищимися морскими судами», однажды был удостоен чести сопровождать Петра. «Поедем со мной на родины», — сказал ему государь.

«Я поклонился, — рассказывает Неплюев, — и стал за его одноколкою. Приехали мы к плотнику моей команды и вошли в избу. Государь пожаловал родильнице 5 гривен и с нею поцеловался; а я стоял у дверей; он мне приказал то же сделать, а я дал гривну. Государь спросил бабу-родильницу:

— Что дал поручик?

Она гривну показала, и он засмеялся и сказал:

— Эй, брат, я вижу, ты даришь не по-заморски.

— Нечем мне, царь-государь, дарить много; дворянин я бедный, имею жену и детей, и когда бы не ваше царское жалованье, то бы, здесь живучи, и есть было нечего.

Государь спросил, что за мною душ, и где испомещен. Я всё рассказал справедливо и без утайки. А потом хозяин поднес на деревянной тарелке в рюмке горячего вина; он изволил выкушать и заел пирогом с морковью. А потом и мне поднес хозяин; но я от роду не пивал горячего, не хотел пить. Государь изволил сказать:

— Откушай, сколько можешь; не обижай хозяина. Что я и сделал. И из своих рук пожаловал мне, отломя кусок пирога, и сказал:

— Заешь! Это родимая, а не итальянская пища. Потом изволил поехать, а я домой пошел обедать»(11). Петр I мог явиться на крестины и без приглашения.

Об одном таком случае историку И. И. Голикову рассказал бывший денщик государя Алексей Семенович Полозов. В январе 1710 года по окончании происходивших в Москве празднеств по случаю полтавской победы царь ночью разъезжал в санях по московским улицам, наблюдая «за стражею и тишиною города». С ним был только Полозов. В первом часу ночи царь заметил в одном из домов «великий свет», остановил лошадь и послал денщика «проведать, кому принадлежит дом тот». Полозов выяснил, что это жилище секретаря Поместного приказа, «у которого ныне были крестины сына его, и он пирует с гостьми». Петр тихо въехал во двор, вошел в дом и приветствовал пирующих гостей:

— Бог помочь, господа!

Можно представить себе замешательство собравшихся. Однако Петр поспешил всех успокоить ласковым обхождением и пояснил, обращаясь к хозяину:

— Мне показался необыкновенным свет в доме вашем, и я из любопытства заехал к вам и узнал на крыльце, что у вас крестины новородившемуся сыну вашему и причиною света такого крестинный пир. Так поздравляю тебя с сыном! Как же его зовут? Какова родильница? И можно ли мне ее видеть?

Хозяин проводил царя в спальню. Тот поздравил женщину с рождением сына, поцеловался с ней и положил «на зубок» рубль. Хозяин поднес царственному гостю сладкой водки. Петр отпил из рюмки и спросил, нет ли анисовой.

— Есть, всемилостивейший государь.

Была подана другая рюмка с любимой водкой Петра. Он выпил, осмотрел спальню и комнаты, пожелал всем веселиться и уехал(12).

Свадьбы

Свадебные обычаи русской знати середины XVII века описаны в книге голландского путешественника Яна Стрейса, наполненной замечательными по своей точности этнографическими наблюдениями. Думается, к началу петровского царствования обряды не претерпели каких-либо существенных изменений, так что этот замечательный источник вполне может быть использован для изучения данной стороны быта и нравов высокопоставленных россиян при Петре Великом.

«Во время свадьбы и венчания совершаются странные и непонятные церемонии, — пишет Стрейс. — У князей, бояр и боярских детей существует такой порядок: прежде всего обе стороны, жених и невеста, выбирают женщину, называемую свахой, которая заботится обо всем необходимом. В день свадьбы сваха невесты отправляется в дом жениха, чтобы убрать и приготовить постель и комнату новобрачным; сваху сопровождают 50 — 60, а то, смотря по состоянию, и сто холопов, все в кафтанах или рубахах, и каждый несет на голове что-либо необходимое для убранства. Сваха стелит постель на сорока ржаных снопах, которые перед тем велел принести жених, вместе с несколькими снопами гречихи, ячменя и овса, расставленными по горнице. После этого жених отправляется со своими друзьями и священником, который благословит их, в дом невесты, где, ласково принятый ее друзьями, садится за стол, на котором поставлены три различных блюда, никем не отведанных. У верхнего конца стола ставят стул, на который в то время как жених разговаривает с друзьями невесты, садится дружка, и жених выкупает его (стул. — В.Н.) подарком. После того как он займет свое место, вводят пышно разодетую невесту с распущенными волосами и сажают ее рядом с ним, однако он не видит ее лица, закрытого красной тафтой, концы которой поддерживают два дружки (слуги). Приходит сваха невесты и заплетает ее волосы в две косы, надевает на голову золотую или серебряную, а иногда украшенную драгоценными камнями корону, по бокам которой свешиваются до груди жемчужные нити. Платье ее шелковое, затканное золотом или серебром, с воротом, украшенным драгоценными каменьями и вышивкой. Каблуки ее примерно в четверть локтя высотой, и в такой обуви опасно ходить. После того как невеста убрана и наряжена, сваха жениха причесывает ее, во время чего женщины начинают скакать и плясать. Потом два молодца, обвешанных оружием, подают поднос с огромной головой сыра и хлебом. Эти молодцы из родни невесты называются коробейниками. Сыр и хлеб после освящения их попом относят в церковь. Затем на стол ставят огромную серебряную чашу, наполненную кусками и лоскутами атласа и тафты, слитками серебра, хмелем, ячменем и овсом. Тут подходит сваха, покрывает лицо невесты и разбрасывает среди гостей из упомянутой чаши серебро или что-нибудь другое, и каждый, кто только хочет, может брать это себе. Отец жениха и отец невесты или заступающие их место меняют кольца молодых людей в знак заключения их брака».

«После перечисленных церемоний, — продолжает Стрейс, — сваха усаживает невесту в сани, в которых она с закрытым лицом отправляется в церковь; сани запряжены лошадью, обвешанной лисьими хвостами. За невестой следует жених с друзьями и близкими родственниками и поп верхом на лошади. Лучшие места в церкви устланы красной тафтой, особенно предназначающиеся жениху и невесте, которые вступают на них, принося в дар священнику жареное мясо, печенья и пироги; во-вторых, они получают благословение от попа, и над их головами держат иконы; в-третьих, поп берет правую руку жениха и левую невесты и спрашивает их трижды: довольны ли они друг другом и будут ли любить друг друга во супружестве? После утвердительного ответа он становится перед ними и поет 28-й псалом[71], и они, подпевая ему, следуют за ним, приплясывая по кругу, после чего он надевает на их головы красный венок со словами: "Растите и множьтесь, что Бог соединил — человек не разъединяет".

Присутствующие друзья зажигают маленькие восковые свечи, а попу подают стакан красного вина, который выпивают новобрачные, после чего жених бросает стакан на пол и совместно с невестой растаптывает его, говоря: "Пусть так падут к нашим ногам все наши недруги, которые задумают и попытаются возбудить вражду и ненависть между нами". Затем женщины посыпают их коноплей и льном и желают счастья».

После окончания обряда венчания молодые ехали — новобрачная в санях, а ее муж на лошади — в дом, где справлялась свадьба. Там новоиспеченный супруг с друзьями садился за стол и веселился с гостями; супругу же поспешно отводили в горницу, где раздевали до рубашки и клали в постель, с которой она вставала, получив известие о приходе молодого мужа, надевала платье, подбитое соболем, и приветствовала его, не поднимая головы. Пара шла к свадебному столу, где в числе других блюд подавали жареную курицу, от которой муж отрывал ногу и крыло и бросал через плечо. После пира новобрачные отправлялись в спальню. «Перед дверью, — рассказывает Стрейс, — остается старший дружка, который время от времени справляется, покончили ли они со своим делом, пока наконец жених не закричит "да". В это время раздается оглушительный звук труб и литавр. Немного погодя жениха и невесту отводят в различные бани, где их моют водою, вином и медом, и молодая подносит мужу дорогую сорочку. На свадьбе пируют еще в течение нескольких дней»(13).

Все эти сложные манипуляции, по всей видимости, еще производились, хотя бы частично, на свадьбах соратников Петра Великого и их детей. 16 (28) декабря 1702 года состоялось венчание боярина Ивана Головина, сына первого, государственного министра Федора Алексеевича Головина, и дочери генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева Анны. Это примечательное событие описано в книге голландского путешественника, этнографа и писателя Корнелиуса де Бруина, находившегося в это время в России. Кажется, в распорядке проведения свадебных торжеств в данном случае впервые появились западные заимствования, выразившиеся во введении должности маршала (распорядителя) свадьбы, причем эту функцию взял на себя сам государь. Впоследствии он неоднократно и с большим удовольствием исполнял эту обязанность на свадьбах близких людей.

Бракосочетание совершилось во дворце Федора Головина, «с нарочным великолепием для того убранным… В отличном порядке там расставлено было множество столов в одном верхнем громадном покое, в котором гремела музыка». Около одиннадцати часов утра жених вышел к гостям в приемный зал и приказал слугам потчевать их очищенной водкой. В полдень он при звуках труб и литавр отправился к месту венчания, в небольшую дворцовую часовню, расположенную вблизи дворца. Затем послали за невестой, которая находилась в доме своего отца в Немецкой слободе. «Все русские и немецкие госпожи, приглашенные на свадьбу, — пишет Бруин, —  также отправились для сопутствования невесты, которую приняли следующим образом: первым ехал литаврщик верхом на белой лошади, сопровождаемый пятью трубачами, на таких же лошадях — впереди три, позади два. Затем следовали шестнадцать дворецких, избранных из русских и иностранцев, все на прекраснейших конях. Потом ехал его величество в отличной голландской карете, с шестернею лошадей, серых с яблоками. За ним — пять пустых карет, также <запряженных> шестерней каждая; далее — коляска шестерней для невесты и некоторых других боярынь».

Невеста с ближними девицами явилась во дворец Головиных через полчаса после прибытия жениха в часовню. Ее встретили посаженые отцы — русский боярин, имени которого Бруин не упоминает, и польский посланник Ф. Кёнигсек; «оба они приняли невесту за руку и повели ее в часовню, где она и заняла место подле своего жениха». Большинство гостей расположились у входа в часовню, потому что она «была так мала, что могла вместить в себя лишь от десяти до двенадцати человек». За невестой проследовали только Петр I, царевич Алексей Петрович, посаженые отцы и еще несколько знатных господ.

Примечательно, что описанная Бруином одежда брачующихся соответствовала лучшим западноевропейским стандартам: жених «был одет в великолепное немецкое платье, так же как и его невеста, на которой было белое, шитое золотом платье, а головная прическа вся убрана брильянтами. Назади у нее, под бантом из лент, висела толстая коса, по моде, бывшей долгое время в употреблении в Германии. Кроме того, на маковке головы у нее была маленькая коронка, усеянная тоже брильянтами».

Во время обряда венчания государь расхаживал по часовне с маршальским жезлом в руке. По-видимому, длительная церемония утомила его, поэтому он приказал священнику сократить обряд. «Минуту спустя священник дал брачное благословение, а его величество приказал тут жениху поцеловать невесту. Невеста обнаружила сначала некоторое сопротивление, но по вторичному приказанию царя она повиновалась и поцеловалась с женихом. После этого отправились прежним порядком в свадебный дом».

«Немного спустя, — рассказывает Бруин, — сели кушать: молодой — меж мужчинами, а молодая — меж женщинами, за общим столом в большом покое». Празднование продолжалось три дня, «которые проведены были в пляске и в других всевозможных увеселениях»(14).

Бракосочетание герцога Фридриха Вильгельма Курляндского и царевны Анны Иоанновны, состоявшееся 31 октября (11 ноября) 1710 года, стало заметным политическим событием. Оно положило начало династическим союзам царской семьи с государями европейских стран. Петр I постарался по возможности сократить свадебный обряд, чтобы не утруждать европейского жениха. Впрочем, церемониальных сложностей всё равно было достаточно много.

На свадьбу царской племянницы были приглашены все члены высшего общества и офицеры до флотских лейтенантов включительно. Петр I назначил себя маршалом бракосочетания и в то же время посаженым отцом жениха; на деле вторую должность исполнял вместо царя А. Д. Меншиков, поскольку совместить две функции было физически невозможно. Генерал-адмирал Ф. М. Апраксин являлся посаженым отцом невесты, канцлер Г. И. Головкин — ее нареченным братом, а вице-адмирал К. И. Крюйс стал нареченным братом жениха.

Гости-мужчины оставили своих жен и к девяти часам утра собрались в доме курляндского герцога. В 11 часов прибыл Петр, держа в руке большой маршальский жезл, окованный с обоих концов серебром и имевший сверху большую розетку из золотых парчовых лент и золотого кружева. Впереди царя попарно шли 12 музыкантов; за ними, тоже попарно, следовали 24 шафера: дюжина капитанов и капитан-лейтенантов морского флота, а за ними — столько же капитанов и лейтенантов Преображенского полка. У каждого шафера на левой руке, между локтем и плечом, поверх кружевного банта была прикреплена розетка из золотых парчовых лент.

Герцог встретил царя у дверей, на нижних ступенях лестницы, и проводил наверх, в зал, где собралось мужское общество. Там на столах стояли холодные кушанья, которыми они позавтракали. Затем государь вывел жениха к берегу Невы, посадил в свою шлюпку и направил ее к дому Меншикова на Васильевском острове. Впереди них на веслах шла шлюпка с трубачами, игравшими радостные мелодии; сзади следовал длинный шестнадцативесельный шлюп[72], до половины покрытый красным сукном; все его гребцы были одеты в алые бархатные кафтаны, на груди у каждого висела большая серебряная бляха с выбитым на ней российским гербом. В шлюпе под балдахином сидели невеста и приближенные к ней дамы; остальной свадебный поезд следовал за царевной в сорока шлюпках.

Меншиков встретил жениха и невесту на пристани и повел их к своему дому. Впереди шли музыканты, за ними — шаферы, потом жених между своим посаженым отцом и нареченным братом, то есть царем и Кризисом. За женихом шла невеста в белом бархатном платье, с великолепным венцом из драгоценных камней на непокрытой голове; на ее плечах лежала подбитая горностаем бархатная мантия, подол которой несли два офицера. Ф. М. Апраксин вел Анну Иоанновну за правую руку, а Г. И. Головкин — за левую. За невестой беспорядочной толпой двигались дамы. По пути следования свадебной процессии, справа от дороги, были расставлены рядами фейерверочные рабочие, одетые в забавные шутовские наряды, с ракетами в руках.

Вся процессия вошла в часовню, находившуюся во дворе дома Меншикова. Царский духовник, архимандрит Феодосии Яновский, в великолепном облачении начал таинство венчания по православному обряду, на церковнославянском языке. Однако к герцогу он обращался на латыни:

— Во-первых, тебя, Фридриха Вильгельма, высочайшего герцога Курляндии, спрашиваю, имеешь ли добрую и непринужденную волю и твердый рассудок взять в жены эту королевскую принцессу Анну, которую видишь перед собой?

— Да, — ответил жених.

— Во-вторых, спрашиваю тебя, не обручен ли ты с другою?

— Нет, — последовал ответ.

Затем архимандрит задал такие же вопросы по-славянски невесте, и она ответила аналогично. Певчие пропели «Господи помилуй», после чего Феодосии взял в руки два царских венца. Один из них он надел на жениха и произнес на латыни:

— Венчается раб Божий Фридрих Вильгельм, высочайший герцог Курляндии, с рабой Божией Анной, дочерью Иоанна Алексеевича, царя всея Руси, светлейшей, во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Другой венец архимандрит надел на Анну, произнеся соответствующие слова по-славянски. Венец над невестой держал Меншиков, а над женихом — царь. Для нетерпеливого Петра I было трудно продолжительное время держать руки на весу, поэтому он вскоре переложил свою обязанность на квартирмейстера царской шлюпки, который по случаю оказался рядом. При этом царь приказал Яновскому поскорее заканчивать обряд. Тогда архимандрит немедленно благословил жениха по-латински: «Да возвеличишься как Авраам, да благословен будешь как Исаак и приумножишься как Иаков, во имя Отца и Сына и Святого Духа», после чего с соответствующими словами обратился к невесте, и венчание на этом окончилось. Юст Юль отметил: «..других обычных венчальных обрядов соблюдено не было; так, бракосочетающиеся не пили за здоровье друг друга, не обходили в пляске кругом аналоя и не держали в руке свечей. Быть может, — вполне резонно предположил датский дипломат, — царь нарочно это так устроил, чтобы всеми этими странными, чуждыми обрядами не слишком досадить герцогу, который и без того уже весьма неохотно согласился венчаться по русскому чину»(15).

Из часовни царь в качестве маршала повел молодых в свадебную залу, где посадил за стол под балдахином из алого бархата. Над головами новобрачных висели два венца, украшенные драгоценными камнями. За один стол с ними сели вдовствующая царица Прасковья Федоровна с дочерьми Екатериной и Прасковьей — мать и сестры невесты, а также Екатерина Алексеевна, которая пока что именовалась в записках Юста Юля «любовницей царя», так как брак между ними еще не был заключен. Кроме того, в зале стояло еще три стола: один из них был занят дамами, а другие два — мужчинами. Петр в силу своих обязанностей маршала «сам служил за столом и через посредство своих шаферов всем распоряжался». Возле дома были поставлены пушки, которые при каждом тосте палили 13 раз. «Ложки на столах были деревянные», — не преминул отметить Юль экзотическую для него особенность сервировки этого свадебного торжества.

Пир окончился танцами: «царь и шаферы протанцевали сначала с молодою, потом с молодым и наконец с посажеными отцами и нареченными братьями жениха и невесты. А затем танцевали как попало кто хотел». Танцы продолжались до одиннадцати часов вечера, после чего новобрачные отправились ко сну в отведенное для них помещение в доме князя Меншикова.

На другой день гости вновь собрались в той же зале в два часа пополудни. «Обедали по-вчерашнему, — отмечает Юль, — с соблюдением того же порядка, при маршале, шаферах и пр. Выпито было 17 заздравных чаш, из коих каждая приветствовалась 13 пушечными выстрелами». Порядок тостов «царь наперед записал на особый лоскуток бумаги, как то здесь в обычае на подобных пирах».

Праздничная трапеза окончилась сюрпризом. «По окончании обеда, — рассказывает Юль, — в залу внесли два пирога; один поставили на стол, за которым сидел я, другой — на стол к новобрачным. Когда пироги взрезали, то оказалось, что в каждом из них лежит по карлице. Обе были затянуты во французское платье и имели самую модную высокую прическу. Та, что была в пироге на столе новобрачных, поднялась на ноги и, стоя в пироге, сказала по-русски речь в стихах так же смело, как на сцене самая привычная и лучшая актриса. Затем, вылезши из пирога, она поздоровалась с новобрачными и с прочими лицами, сидевшими за их столом. Другую карлицу — из пирога на нашем столе — царь сам перенес и поставил на стол к молодым. Тут заиграли менуэт, и карлицы весьма изящно протанцевали этот танец на столе пред новобрачными. Каждая из них была ростом в локоть». После свадебного пира был зажжен фейерверк, установленный на плотах на Неве, а следом начались танцы, продолжавшиеся до полуночи.

Третий день свадьбы праздновался в доме герцога Курляндского, где в гостях «был весь двор и царь-маршал со своими шаферами. На пир этот были также званы все иностранные посланники и знатные иностранцы»(16).

8 (20) июня 1710 года состоялась свадьба бывшего сибирского воеводы князя Михаила Яковлевича Черкасского. Жених тогда серьезно хворал, но Петр I приказал поднять его из постели и привести в церковь для венчания именно в этот день, поскольку накануне была получена радостная весть о взятии русскими войсками Риги. Юст Юль отмечает, что Черкасский «был так болен и слаб, что без посторонней помощи не мог стоять на ногах и во время венчания два человека должны были его поддерживать, так что можно было скорее подумать, что он не женится, а умирает»(17).

Датский дипломат описал свадьбу, на которую был приглашен в январе 1710 года (к сожалению, он не назвал имена вступавших в брак). По русскому обычаю невесту должны были вести в церковь ее отец и брат, но поскольку они отсутствовали, царь заменил отца, а самому Юсту Юлю поручил заменить брата, что считалось для гостя великой честью. Невеста, препровожденная к месту венчания, встала слева от жениха. Священник дал брачующимся по восковой свече и спросил их, хотят ли они стать мужем и женой. После утвердительного ответа последовал обмен кольцами. Затем были принесены два венца, один из которых был надет на голову жениха, а другой остался без употребления, поскольку невеста была не девушкой, а вдовой. После этого священник и новобрачные выпили несколько маленьких рюмок красного вина. В завершение церемонии «священник осенил молодых крестным знамением и поднес им распятие, которое оба они поцеловали». Юль отметил, что венчание совершалось «без малейшего благоговения и с такими суетными приемами, что, казалось, дело происходит не в храме: кругом все шумели, болтали, смеялись, даже бранились между собою».

По возвращении из церкви новобрачных посадили за стол под балдахином; кроме них, за этот же стол сели все присутствующие на свадьбе женщины. За другим столом, расположенным напротив, разместились мужчины. После угощения начались танцы, преимущественно польские. Как отметил Юль, танцевали «сперва медленно, затем немного веселее и наконец пускались вприскочку». Датский посланник кратко, но детально описал танцы во время свадебного торжества: «Выходили не иначе как по три пары зараз. Танцующая пара начинала с того, что кланялась молодым, всем поезжанам (участникам свадебной процессии-«поезда». — В.Н.), взаимно друг другу, затем шла на нижний конец комнаты, кланялась там женщинам, потом опять возвращалась назад, повторяла поклоны и приветы молодым, и проч., и тогда уже начинался стройный танец. Первыми танцевали маршал с молодою и два других друга жениха, так что маршал открывал танцы. За этим танцевали царь и я как посаженые отец и брат молодой»(18).

Свадьба флотского капитана норвежца Генриха Весселя в начале февраля 1710 года праздновалась в Москве в доме А. Д. Меншикова. Маршалом на свадьбе был Петр I, а посаженым отцом жениха назначен был Юст Юль. Царь с маршальским жезлом в руке лично явился за молодыми и повел их венчаться. Юль отметил, что «на свадьбе было весело, танцевали все вперемежку, господа и дамы, девки и слуги». Вечером царь со своей веселой компанией проводил молодоженов домой. Во время этого шествия все пили и плясали под музыку(19).

Петр I и датский дипломат встретились вновь 16 (28) февраля 1710 года на свадьбе одного из петербургских купцов, на которой присутствовали все представители высшего общества, а государь опять был маршалом. Он танцевал польский танец с одной из трех царевен, своих племянниц; князю Меншикову было приказано танцевать с другой, а Ю. Юлю — с третьей. Посланник объяснил причину неприязни Петра к четному количеству пар: «Царь желает, чтобы танцевали не иначе как по три или по пяти пар зараз; если же танцуют в две или в четыре пары, он говорит, что это по-шведски, и те, кто провинились в этом, должны выпивать в наказание большие стаканы вина»(20).

Спустя три года, 19 февраля 1712-го, уже сам Петр I женился на Екатерине Алексеевне. Это было не традиционное царское бракосочетание с долгими и пышными церемониями, а скромная свадьба контр-адмирала — этот чин Петр в то время имел на флоте. В посаженые отцы он пригласил своего непосредственного флотского начальника, вице-адмирала Корнелиуса Крюйса. Среди многочисленных гостей были моряки, кораблестроители и их жены. Венчание состоялось в церкви Святого Исаакия Далматского и, по свидетельству английского посланника Чарлза Уитворта, «свершилось без пышности, в семь часов утра». Молодожены и гости провели некоторое время во дворце А. Д. Меншикова, после чего отправились в Зимний дворец царя, где состоялось празднование. Свадебному поезду «предшествовали трубы и литавры, ряд слуг в богатых ливреях и несколько саней, запряженных шестернями». До приезда гостей Петр спешил повесить над свадебным столом новую люстру на шесть свечей, из слоновой кости и черного дерева, которую сам выточил на токарном станке. «Общество было блистательным, — завершал свое донесение Уитворт, — вино превосходное, венгерское, и, что особенно приятно, гостей не принуждали пить его в чрезвычайном количестве… Вечер закончился балом и фейерверком»(21).

6 (18) мая 1712 года состоялась свадьба шестидесятилетнего фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева и молодой, знатной и богатой вдовы Анны Петровны Нарышкиной, урожденной Салтыковой. Этот брак породнил Шереметева с царской фамилией, поскольку первым мужем Анны Петровны был дядя Петра I Лев Кириллович Нарышкин. По свидетельству присутствовавшего на свадьбе Уитворта, «брачное празднество продолжалось два дня кряду с большою пышностью. Царь сделал молодым честь, взяв на себя распоряжения празднеством»(22).

20 мая (1 июня) 1712 года князь Яков Федорович Долгорукий женился на княжне Ирине Михайловне Черкасской. «Царь, — рассказывает Уитворт, — распоряжался празднеством, которое продолжалось два дня. В первый день его величество подверг наказанию большую часть гостей, между прочим и царицу за то, что они опоздали к назначенному часу; но на другой день дамы взяли свое: государь пробыл в Сенате долее, чем предполагал, и его, также как всех его советников, заставили в свою очередь пить из <кубка> Большого орла»(23).

Через два дня состоялась еще одна свадьба лиц из высшего общества, чьи имена не указаны в источниках. Уитворт пишет: «Царь вздумал отпраздновать свадьбу по старинному обычаю. В ней приглашены были принять участие, кроме самого царя, царицы, царевны, дамы, знать, иностранные уполномоченные. Даже пешим приказано было явиться в старинных, странных и неуклюжих костюмах. Иностранцам царь одежды прислал, а дворяне надели одежды, в которых сами они или их предки ходили около тридцати лет тому назад. Чтобы выдержать характер праздника вполне, он выписал из Москвы стариков-музыкантов своего отца. Побывав в церкви в этих маскарадных костюмах, общество село в какой-то баркас, сделанный на манер старого русского судна, тяжелый, неуклюжий, способный двигаться только по ветру. А так как ветер как раз дул противный, баркас до Петергофа буксировался полугалерой. Петергоф — прелестный загородный дом, построенный его величеством на полпути между Петербургом и Кроншлотом. Все общество прибыло туда около одиннадцати часов вечера (ночей здесь в эту пору года не бывает); ему был приготовлен очень хороший ужин. Царь во весь путь с особенным удовольствием потешался над русской стариной, но очень заметно было, что многие играли свою роль с сожалением и не прочь были бы вернуться к прежним порядкам».

На второй день свадьбы гости явились уже в своей обычной одежде европейского стиля. «После обеда, — продолжает Уитворт, — царь повез остальное общество на двух яхтах в Кроншлот, затем на остров Ричард, у которого стоит его маленький флот». 24 мая (5 июня), в последний день празднования, дан был обед на корабле «Адмирал Апраксин», а вечером публика возвратилась в Петербург(24).

Восьмого апреля 1722 года сын канцлера графа Гавриила Ивановича Головкина Михаил женился на единственной дочери князя-кесаря Ивана Федоровича Ромодановского Екатерине. По материнской линии Екатерина Ивановна была племянницей вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны. Заключение этого брака знаменовало союз богатых и родовитых семей ближайших сподвижников и родственников царя(25).

Свадьба торжественно справлялась в Москве при самом непосредственном участии царской че